T

Хороший пример: Кингсли Бен-Адир

Кингсли Бен-Адир — нужен всем. Он на Netflix, на Hulu и HBO Max, он играет средневекового разбойника и Барака Обаму, он снимается то у Гая Ричи, то у Реджины Кинг, получает награды то в Лондоне, то в Каннах. Самый перспективный актер года по версии Chopard поговорил с The Blueprint о славе, мастерстве и беспорядках.

Кингсли Бен-Адиру сейчас 35 лет, и он самый взрослый актер, когда-либо получавший Trophée Chopard для молодых талантов — на двадцатой юбилейной церемонии приз ему вручала Джессика Честейн. Впрочем, ветераном актерского цеха его никак не назовешь. Карьера, начавшаяся 10 лет назад на театральных подмостках, вела его к мировой славе окольными путями ролей второго и третьего плана: пять эпизодов в «Острых козырьках», минут пять экранного времени в «Мече короля Артура», и вот тебе уже доверяют играть бойфренда героини Зои Кравиц в сериале «Меломанка» на платформе Hulu, а затем видят в тебе Малкольма Икса и даже Барака Обаму.

«Острые козырьки»

Однако, уже сыграв двух важнейших борцов за расовое равенство, Кингсли Бен-Адир по-прежнему считает принципиально важной безымянную театральную роль из спектакля 2011 года. В лондонском театре Tricycle (с тех пор переименованном в Kiln) ставили пьесу «Бунты» — по горячим следам недавних беспорядков: «Это был вербатим Джиллиан Слово. Мы собрались в репетиционном зале уже через шесть недель после кровавых уличных протестов в Лондоне в 2011 году. Настоящий опыт политического театра — когда ты идеешь на улицу, разговариваешь с участниками событий и потом строишь спектакль на основе их речи, пытаясь понять, что же произошло на самом деле, почему все эти люди вышли на улицу, как погиб Марк Дагган, почему его застрелили полицейские и не понесли за это наказания», — вспоминает Бен-Адир, сыгравший в «Бунтах» соцработника.


Вжиться в этот образ начинающему актеру было не так уж сложно — сам он до того, как в 21 год поступил в Гилдхоллскую школу музыки и театра (среди выпускников Орландо Блум, Юэн Макгрегор и Дэниел Крейг), деньги на жизнь зарабатывал сперва в баре, потом в школе для учащихся с особыми образовательными потребностями. Там, где не хватало жизненного опыта, на помощь приходили Чехов со Станиславским: «Ну Станиславский — это база: чего я хочу как персонаж, как это получить, что стоит у меня на пути... Поиск сценической правды, зерно роли».

«Вера»

«Меломанка»

Собственно для вступительного экзамена Бен-Адир выбрал монолог Треплева из «Чайки» — сам он говорит, что не знает почему, но можно предположить, что сыграть человека, театр отвергающего, было интересным испытанием для юноши, театр обожающего. Он и сейчас частенько сидит в зрительном зале, совмещая приятное с полезным: «Что мне больше всего нравится в современном театре? Актеры. Я хожу в театр смотреть работу конкретных актеров». Ближе всего ему удавалось следить за Ванессой Редгрейв и Джеймсом Эрлом Джонсом — легендами театра и кино — и партнерами Бен-Адира по комедии «Много шума из ничего» в знаменитом лондонском театре Old Vic. Впрочем, одно дело равняться на сыгравшего 186 ролей в кино Джеймса Эрла Джонса, и другое дело — сравнивать себя с ним, а участие в фильме Реджины Кинг «Одна ночь в Майами» делает это сравнение неизбежным.

«Одна ночь в Майами»

В этой камерной исторической драме британский актер примерил на себя трагический и сложный образ Малкольма Икса — радикального борца за права афроамериканцев. Роль эту до Бен-Адира уже играли и Джеймс Эрл Джонс, и Морган Фриман, и Дензел Вашингтон. Последнему экранное перевоплощение в одну из важнейших фигур в американской истории принесло в 1993 году номинацию на «Оскар» за лучшую мужскую роль. Чтобы не впасть в подражательство старшим коллегам, Бен-Адир многие часы проводил за просмотром кинохроник с выступлениями Малкольма Икса, изучая все: тембр голоса, акцент, особенности произношения, манеру жестикулировать, походку, мимику.


Играть знаменитостей — это одно, а быть знаменитым — совсем другое. Слава и публичность никогда не интересовали Кингсли Бен-Адира. И даже сейчас, когда его стали вовсю узнавать на улице, он сам сосредоточен на самом главном — актерской профессии: «Изменился масштаб проектов, интенсивность общения с людьми, деньги тоже другие — другие ставки. Но в работе с историями и характерами мой подход принципиально не изменился — читаешь текст, пытаешься приблизиться к персонажу». В последнее время Кингсли приходится читать комиксы: его ближайшая большая роль – главный злодей в марвеловском сериале «Секретное вторжение».

Все, что работы не касается, Кингсли предпочитает оставлять за кулисами. Он всегда очень дружелюбно общается с журналистами, но говорит только на профессиональные темы и избегает любых вопросов о своей частной жизни. А еще его нет ни в одной из социальных сетей. Так что если вдруг захотите познакомиться — придется почаще ходить в театр, вдруг попадете на соседнее место.

Читайте главные новости из мира моды, красоты и культуры в телеграм-канале
The Blueprint News

{"width":1200,"column_width":90,"columns_n":12,"gutter":10,"line":40}
false
767
1300
false
true
true
[object Object]
{"mode":"page","transition_type":"slide","transition_direction":"horizontal","transition_look":"belt","slides_form":{}}
{"css":".editor {font-family: tautz; font-size: 16px; font-weight: 400; line-height: 21px;}"}