T

Лучшие фильмы Фестиваля дебютного кино

Фото:

Архив пресс-службы

Для кинематографа настали непростые времена — зрительское кино проигрывает удобным сериалам, фестивальное — сливается с видео-артом. И все-таки, побывав на Международном фестивале дебютного кино в Новой Голландии, Иван Афанасьев убедился, что причины ходить в кинотеатры у нас еще есть и еще будут.

С 6 по 13 октября в Санкт-Петербурге прошел 2-й Международный фестиваль дебютного кино в Новой Голландии. В 2019 году программа в основном состояла из картин, которые должны были в скором времени выйти в прокат. В 2020-м выбор фильмов стал ощутимо интересней, но МФДКНГ (организаторам надо подумать над более лаконичной аббревиатурой) прошел в онлайн-формате. И только с третьего раза удалось запустить полноценный фестиваль — с уникальными секциями, свежими именами, мастер-классами и собственной кинолабораторией. Однако главное достояние киносмотра — по-прежнему интересные фильмы.

Кем мы были

/Wer Wir Waren

Новый фильм одного из лучших документалистов современности Марка Баудера интересен хотя бы тем, что в этот раз (впервые в августе на MIEFF) был показан в России параллельно с разговорами об успехах российских кинематографистов в космосе. Тут есть фантастически красивые съемки из космоса, хотя и не игровые. Да и вообще все это дорогостоящее мероприятие по отправке киношников в космос построено на философском, а не развлекательном концепте. Принципиально иные цели, короче говоря.

Баудер рассуждает об «успехах» человечества на Земле (во всех смыслах этого слова) отмечая, что сама Земля заперта между двумя совершенно непохожими мирами: океаном, «сердцем планеты», который до сих пор не изучен полностью, и звездным небом, с верхотуры которого, как говорит один из членов экипажа МКС, «хорошо видно, как внизу бушуют войны и катаклизмы». В фильме немало звезд мировой политики — от знаменитой экоактивистки Сильвии Эрл до Ангелы Меркель. Вместе они собираются в фильм, который можно сравнить с культовыми «Землянами»: экоактивизм, солипсизм белого человека, бытие стран третьего мира.

Поэма о любви

/Love Poem

Семейная пара с ребенком едет навестить тяжело больного дедушку жены. Разгорающаяся между ними ссора постепенно выходит за рамки обычной перепалки и затрагивает тяжелые тайны прошлого. Потом, правда, выясняется, что это, возможно, были съемки фильма. Игрового или документального — непонятно; разобраться, изображают ли персонажи что-то или действительно плачут, ругаются, страдают, почти невозможно; особенно если учесть, что мужа играет режиссер фильма.

   

Конкурсная, как бы игровая программа фестиваля («как бы» здесь — ключевое слово) на самом деле в некоторых аспектах не так уж и далеко ушла от соседствующей документальной: многие фильмы в ней находятся на стыке категорий, переходя из фиксации реальности в ее преобразование и обратно, и зачастую вообще срываются в видео-арт. Но «Поэма о любви» — из другого теста. В ней границы не размываются, а, напротив, прочно фиксируются, чтобы позже быть начисто разрушенными — и возведенными вновь. Сюжет о режиссере, решившем экранизировать свои собственные душевные переживания, превращается в притчу о творческом насилии и эгоизме автора, использующего всех вокруг во имя некой «высшей цели». И непонятно, то ли это самоирония, то ли бичевание.

Девушка и паук

/Das Mädchen und die Spinne


Мара и Лиза — давние подруги, у которых, кажется, нет секретов друг перед другом. Они всегда вместе, как единое целое, и когда выясняется, что Лиза должна уехать из квартиры, в которой они долго жили вместе, жизнь Мары будто бы замедляется, если не останавливается совсем. В переездной суете, упаковке вещей, в последние моменты, когда они еще могут поговорить, между ними будто бы исчезает что-то очень важное. И это ощущение передается людям вокруг.

   

Медитативный фильм-поэма, в котором почти нет сюжета, но есть очень много меланхоличного, мечтательного настроения. Герои фильма, жильцы дома, из которого уезжает Лиза, раскрываются перед зрителем через воспоминания и живописные образы. Настоящее будто бы стирается из реальности, как растворяется и сама номинальная протагонистка — рефлексивная девушка Мара (Генриетта Конфуриус), стремясь до последнего удерживать счастливые мгновения, что вот-вот превратятся в воспоминания. Паук тоже есть (арахнофобы, аккуратнее) — и у него своя роль в этой истории.


Ойкономия

/Oeconomia

Удивительная документалка, с одной стороны, несущая в себе чисто просветительскую функцию, с другой — вполне тянущая на нешуточное социологическое исследование. Немецкая режиссерка Кармен Лосманн выяснила, что в абсолютном большинстве европейских стран, включая родную Германию, госдолг составляет какие-то совершенно астрономические суммы, и решила разобраться в этом вопросе. Закономерности, которые она нашла, могут удивить даже опытного экономиста, а обычного человека — напугать и развеселить одновременно.

    

Если вкратце, «Ойкономия» — кино о том, что современный капитализм есть заложенная с благими намерениями бомба с замедленным часовым механизмом, которую никто не знает, как обезвредить. Крупнейшие финансовые игроки Европы, от финдиректора BMW до аналитиков инвестиционных компаний с оборотом в триллионы долларов, не могут объяснить элементарные вещи: что есть на самом деле такое деньги, откуда они берутся и как выйти из круговой поруки и преодолеть все более разрастающуюся пропасть между богатыми и бедными. Смотреть, как акулы бизнеса мнутся и неловко молчат, пытаясь ответить на элементарные вопросы, — одновременно смешно и слегка жутковато. И это вообще главная эмоция фильма.


Друзья и незнакомцы

/Friends and Strangers

Чуть ли не самый зрительский фильм во всей довольно экспериментальной программе фестиваля рассказывает историю Рэя и Элис, молодых людей, будто бы затерявшихся в своих собственных чувствах. Они встречаются, чтобы отправиться на природу и познакомиться поближе, но постепенно коммуникация между ними рассыпается: они уже не понимают не только что с ними происходит, но и самих себя. Внутренний разлад перетекает во внешний — окружающий мир обрастает все новыми и новыми слоями абсурда.

   

«Друзья и незнакомцы» — вполне себе нью-йоркский мамблкор Джеймса Вона в духе фильмов Ноа Баумбаха или Алекса Росса Перри. С двумя важными нюансами. Первый — фильм про двух мямлей снят в Сиднее и затрагивает важные общественные проблемы региона: от колониальной повестки до социального расслоения, неразличимого с нашей стороны глобуса. Второй — из разговорного драмеди фильм постепенно перетекает в какую-то пародию на фильмы Микеланджело Антониони. Термин «декоммуникация» возводится в куб и помещается в пространство фарса, в котором есть место портретам королевы Англии (неспроста!), безумным соседям со странными музыкальными пристрастиями и даже легкой дольке клаустрофобного триллера.


Обходные пути

Бонус

Внеконкурсная программа, в основном состоящая из фильмов, закупленных для проката (от «Кровопийц» Джулиана Радльмайера до «Мама, я дома» Владимира Битокова), заслуживает чуть меньше внимания, ведь эти фильмы и так дойдут до своего зрителя. Но один из них стоит упомянуть отдельно — «Обходные пути» Екатерины Селенкиной ранее получил на Венецианском фестивале приз за лучший фильм в синефильской программе «Неделя критики» и тоже попадет в российские кинотеатры.

Это максимально размеренная фиксация быта обыкновенного «кладовщика», рассовывающего по всей Москве «закладки» с запрещенными веществами. Снятый исключительно длинными статичными планами, «Обходные пути» скорее напоминает документальное кино, чем игровое (снова эта неопределенность!). Учитывая то, что в центре внимания — сугубо криминальный элемент, похожий на сильно омоложенную российскую версию Райана Гослинга из фильма «Место под соснами», временами оптика просмотра приобретает черты почти что полицейской хроники. Будто зритель сидит в засаде и в каждом прохожем, будь то девочка с рюкзаком, женщина с кошкой или старшеклассница с айфоном, высматривает преступника. Вполне себе актуальное ощущение для России 2021.


Читайте главные новости из мира моды, красоты и культуры в телеграм-канале
The Blueprint News

{"width":1200,"column_width":75,"columns_n":16,"gutter":0,"line":40}
false
767
1300
false
true
true
[object Object]
{"mode":"page","transition_type":"slide","transition_direction":"horizontal","transition_look":"belt","slides_form":{}}
{"css":".editor {font-family: tautz; font-size: 16px; font-weight: 400; line-height: 21px;}"}