T

Лучшие фильмы фестиваля «Кинотавр»

С 18 по 25 сентября в Сочи прошел 32-й открытый фестиваль российского кино «Кинотавр». В этом году без малого половина программы уже успела побывать (или отправиться следующим рейсом) на важнейших европейских фестивалях — Канны, Венеция, Локарно, Карловы Вары, Шанхай, Сан-Себастьян. Но не обошлось и без собственных открытий. Специально для The Blueprint Иван Афанасьев составил личный топ-5 фильмов «Кинотавра», которые рекомендует к просмотру, — к счастью, все из них планируются к прокату, а некоторые и вовсе выйдут в кинотеатрах в самое ближайшее время.

Оторви и выбрось

Остался без приза

Оля выходит из тюрьмы, отсидев четыре года за выколотый глаз бывшего мужа — коррумпированного полицейского, рохли и абьюзера. Она возвращается в родительский дом с намерением забрать свою дочь Машу от деспотичной молодой бабули Веры Павловны. Общение не залаживается: мать и дочь (они же — две матери) обмениваются ругательствами, доходит до поножовщины. Оля хватает Машулю и бежит к трассе, чтобы уехать в город к жениху по переписке. Вера Павловна идет к одноглазому экс-супругу Оли и требует от него посодействовать ей в поимке беглянок. Впереди их ждут змеи, стрельба, пьяные туристы и черт знает что еще. Будет жестко и больно, иногда — грустно, для зрителя — все чаще весело-задорно и немножко — трогательно.


Криминальная комедия Кирилла Соколова, ранее выпустившего комедийную мясорубку «Папа, сдохни», — еще один пример чисто жанрового, зрительского кино. Это и само по себе веский повод фильм посмотреть, но есть и причины менее очевидные. Первая — актеры: не только традиционно великолепные Анна Михалкова и Александр Яценко (оба ломают привычные амплуа), но и сногсшибательная 10-летняя София Кругова, из уст которой особенно трогательно звучит слово «говно». Вторая — это пока что лучшее киновоплощение сказки про «Колобка»: я от бабушки ушел, я от майора ушел, и от сумы убегу... В-третьих, ради черного юмора, конечно.


Нуучча

Приз за лучшую режиссуру

Конец XIX века, разгар борьбы с народовольцами. К бедной семье, живущей в якутской тайге, подселяют русского ссыльного. Как назло, в доме шаром покати: зверь в лесу перевелся, рыба ушла на дно, корове не хватает сена, а тут еще и зима впереди. Потихоньку Хабджий, хозяин дома, начинает привлекать Костю (или, как они зовут его, Нууччу, то есть «русского») к работе по обустройству дома, и у них, кажется, даже складывается быт. Но со временем незваный гость начинает понимать, что находится в привилегированном положении — ему ничего не могут сделать без разрешения из далекого Петербурга. И решает воспользоваться этим.


Было бы, конечно, неинтересно и предсказуемо, если бы якутское кино в очередной раз всех обошло и получило главный приз, поэтому «Нуучче» досталась «лишь» награда за лучшую режиссуру. Но в Сочи фильм уже приехал, получив Гран-при фестиваля в Карловых Варах. Это удивительная по красоте и поэтике картина, в которой в единую смысловую систему сплетаются историчность, мифологичность и интимность. С одной стороны — это честный разговор о бедности в духе японского классика Канэто Синдо. С другой — разговор о губительном влиянии русского (российского?) колониализма, актуальный и для XXI века. С третьей — кино, в котором боги, как говаривал классик, живут не по углам, хоть их никто никогда не увидит.


Молоко птицы

Приз за лучшую операторскую работу

Приднестровье, наши дни. А может, и недалекое будущее — точно и не скажешь, все равно на этой узенькой полосочке земли, находящейся между Молдовой и Украиной, время будто бы остановилось где-то в 1990-х, после короткой гражданской войны. Андриан — молодой парень, мечтающий стать художником. Он живет со своей матерью, к которой подбивает клинья местный чиновник, по совместительству — криминальный авторитет. Сын чиновника — мелкий драгдиллер, вынуждает Андриана торговать наркотиками против его воли. Парень мечтает уехать в Италию подальше от этого скучного чистилища, но, как часто бывает, можно выпустить родину из себя, но родина из себя не отпустит.


Дебютная картина музыканта Евгения Марьяна, судя по моему опыту общения с коллегами, не нашла особого отклика в сердцах критиков — некоторые даже назвали ее слепым подражанием Беле Тарру, любителю длинных планов и зла на расплывчатом горизонте. Но есть и те, кто называет «Молоко птицы» одним из лучших фильмов фестиваля (и тем более лучшим дебютом). Присоединюсь к последним: в этом сумеречном сгустке образов, событий и персонажей пульсирует совершенно невероятная энергетика, замешанная на скорби о судьбе родных мест. Это невеселое кино, а от некоторых кадров люди просто вставали и выходили из зала — подышать чистым воздухом. Оставшиеся же в зале, думается, задыхались от эмоций.


В кино с 18 ноября

КУПЕ НОМЕР 6

ПОКАЗАН ВНЕ КОНКУРСА

Лара — рыжая девушка из Финляндии, приехавшая в Россию учиться археологии. У нее роман с русской женщиной, которая, кажется, не слишком-то ценит их союз. Мучимая внутренним одиночеством и разочарованием, героиня садится на поезд до Мурманска, оставив свои расстроенные чувства в Москве. Ее цель — древние петроглифы, через которые она хочет «постичь связь прошлого с настоящим». В том самом купе номер 6 ее встречает перегаром попутчик — хмурый и грубый шахтер Леха, едущий на заработки. Поначалу контакт между ними не складывается — невоспитанный шахтер вечно лезет с хамскими вопросами: «куда едешь? п***дой торговать?». Но путь неблизкий, и постепенно между этими так не похожими друг на друга людьми зарождается мимолетная, но искренняя дружба.


Показанный в последний день, финско-российский «Купе номер 6» трехкратного лауреата Канн (откуда фильм и приехал в Сочи) Юхо Куосманена будто был своего рода оправданием за две невнятные конкурсные картины в финале. Когда зажегся свет, вытирали глаза многие из тех, кто уже посмотрел фильм на Лазурном Берегу, но пришел повторно — получить бустер чистого кинематографического счастья. Энергетику фильма почти невозможно передать словами — он не трогает за душу, а заботливо гладит ее, напоминая, что в современном мире, полном жести и разочарований, по-прежнему есть место чудесам настоящей любви. Не той, которая дает и забирает в ответ, а которая просто есть и благодаря которой мы все еще не сошли с этой планеты.


В кино с 28 октября

Дунай

Остался без приза

Девушка-интроверт Надя приезжает в Белград, чтобы отдохнуть от работы, но даже там ее продолжают тюкать бесконечными звонками коллеги (знакомо, да?). В попытках слегка развеяться и отвлечься она идет в бар, где знакомится с Нешей — слегка нелепым, но живым и веселым парнем-повесой, который «нормальной» работе с понятными перспективами предпочел дауншифтинг: он зарабатывает приличные деньги жонглированием. Знакомство быстро перетекает в отношения, и вот Надя уже не хочет никуда уезжать, тем более, кажется, она ждет ребенка от Неши. Они переезжают к его друзьям — и вот тут-то быт начинает потихоньку возвращать героиню к реальности.


Как и «Купе номер 6», «Дунай» снят по сценарию нашей звездной сценаристки Любови Мульменко — только в этот раз она еще и выступает в качестве режиссера. Схожесть между ее картинами очевидна — как Вуди Аллен, она позволяет своим сюжетам перетекать из фильма в фильм, формируя своего рода вселенную современной молодой женщины: влюбчивой, трогательной и искренней (порой в ущерб самой себе). Недаром в этом и других фильмах по текстам Мульменко («Еще один год», например) главную героиню играет очаровательная и нежная Надежда Лумпова, которой хватает пары эмоций, чтобы передать внутренний мир. Ну и еще «Дунай» — это самый убедительный гид по Белграду: после него нельзя просто так взять и не купить билет в одну сторону в страну балканского рока и ракии.


Читайте главные новости из мира моды, красоты и культуры в телеграм-канале
The Blueprint News

{"width":1200,"column_width":75,"columns_n":16,"gutter":0,"line":40}
false
767
1300
false
true
true
[object Object]
{"mode":"page","transition_type":"slide","transition_direction":"horizontal","transition_look":"belt","slides_form":{}}
{"css":".editor {font-family: tautz; font-size: 16px; font-weight: 400; line-height: 21px;}"}