T

Стиль в фильме «Три плюс два»

Если есть идеальный советский летний фильм, то это «Три плюс два» Генриха Оганесяна. За тем, как загорелые и нарядные молодые люди пытаются «приручить» друг друга на фоне романтических крымских пейзажей, наблюдает уже не первое поколение отечественных зрителей. Рассказываем, из чего состоит стиль героев — непривычно элегантных для советских «дикарей».

Трое парней отдыхают «дикарями» на берегу Черного моря — купаются, загорают, едят обеды из концентратов, играют на гитаре, читают детективы и периодически друг над другом подшучивают. Внезапно на «Запорожце» приезжают две незнакомки — блондинка и брюнетка — и заявляют, что это место на побережье давно принадлежит им. Уступать никто не хочет. Девушки разбивают лагерь по соседству, парни пытаются их выжить (и наоборот), но уже через час экранного времени эта «война полов» предсказуемо перерастает в любовь, так что зрителей ждет неминуемый хеппи-энд — и две влюбленные пары в конце.



Незатейливый сюжет пьесы Сергея Михалкова «Дикари» и поставленного по ней фильма Генриха Оганесяна «Три плюс два» в 1963 году не оставил равнодушными советских зрителей. Картина, которой изначально присвоили непрестижную вторую категорию и показывали в кинотеатрах средней руки, внезапно собрала у киноэкранов 35 миллионов зрителей. Категорию тогда сменили на первую, а актерам увеличили гонорары. Именно с успехом комедии Оганесяна связывают и внезапный рост популярности «дикого» отдыха в 60-е: советские люди поняли, что и без путевки в санаторий отдохнуть на море можно в меру комфортно, вполне весело и в общем довольно цивилизованно. Хоть модного в 2020-м словечка «глэмпинг» в 1963-м еще не слышали даже те, кому случалось выезжать на Запад.

Успех фильма удивлять не должен. «Оттепель» в разгаре, советские граждане распробовали в кино простые человеческие истории, и им все мало. А тут еще и возможность понаблюдать на экране за красивыми и загорелыми молодыми людьми и девушками в модных нарядах. Одеты герои «Три плюс два» вполне элегантно — несмотря на то, что ночуют в палатках и готовят себе еду на костре.


За костюмы в фильме отвечала Наталья Панова, чье имя было хорошо знакомо золотой молодежи 60-х. Сперва она была актрисой — даже сыграла небольшую, но яркую роль официантки Зойки в «Деле "пестрых"» Николая Досталя, — но в итоге стала главной художницей по костюмам Киностудии им. Горького, где и проработала до конца 70-х.

«Дело "пестрых"», 1958

Некоторые исследователи биографии Владимира Высоцкого называют Панову его первой большой любовью и полагают, что в знаменитой песне «На Большом Каретном» зашифрована ее фамилия: «Стало все Пановой там — верь-не верь» — именно так, а не «по-новой» якобы на самом деле поется в одной из строк. Как бы там ни было, но жизнь привилегированных, как сказали бы сейчас, людей того времени Панова знала неплохо — она была замужем за сыном академика, дружила с артистами и дипломатами, так что без труда смогла в деталях продумать гардероб героев новой романтической комедии — ведь персонажи эти тоже отнюдь не «рядовые советские граждане».

Один из героев дипломат (да еще регулярно выезжающий в капиталистические страны, о чем он не устает рассказывать), другой доктор физико-математических наук. Блондинка, которую сыграла Наталья Кустинская, — популярная киноактриса, а брюнетка в исполнении Натальи Фатеевой — дрессировщица в цирке. «Простая» профессия из всех пятерых только у героя Андрея Миронова — он ветеринар в колхозе, и именно его персонаж самый комичный, уязвимый и склонный попадать в нелепые ситуации. Кстати, роль недотепы Романа Любешкина для актера всего четвертая в фильмографии — звездой всесоюзного масштаба он станет чуть позже.


Девушки из комедии Оганесяна выглядят не по-советски стильными уже с первых кадров. Героиня Кустинской, актриса Наташа, в первой же сцене появляется в элегантном платье сафари кораллового цвета, отдаленно напоминающем то, что за десять лет до этого носила Грейс Келли в фильме «Могамбо». На дрессировщице Зое в этом же эпизоде элегантные узкие вельветовые брюки и блузка в широкую разноцветную полоску — такой принт в 60-е любил Андре Курреж.

Зоя и Наташа меняют наряды почти в каждой сцене. В какой-то момент становится непонятно, как вообще все эти прекрасные вещи уместились в небольшие чемоданы, которые героини по сюжету привезли с собой на крохотном «Запорожце». Они носят темные очки в оправах cat eye, как у звезд золотой эры Голливуда, плавают в море в элегантных купальниках — черном и опять же в разноцветную полоску. В их гардеробе можно найти сумку с разноцветным узором, похожим на ручную вышивку (аксессуар — предвестник стиля хиппи) и узкие брюки капри, как у западных актрис 50-х годов (когда Наталья Фатеева после съемок пришла в этих брюках в ресторан, ее не пустили в зал).

Разумеется, не обошлось и без визитной карточки эпохи — приталенных платьев с пышным подолом: в одном таком, белом в красную крапинку, Наташа отправляется на «дипломатические переговоры» с героем Евгения Жарикова. Она же гуляет по побережью в большой соломенной шляпе и с плетеной корзинкой, и та и другая сегодня вполне органично смотрелись бы в коллекции Jacquemus. В последней сцене — когда подруги сбегают от ухажеров, чтобы проверить их чувства на прочность, — на Наташе эффектное платье-рубашка цвета «тиффани», которое наверняка одобрила бы сама Диана фон Фюрстенберг.


Мужчины в фильме одеты проще — собственно, большую часть действия они либо в плавках и шортах, либо в рубашках поло. Разве что в конце, перед сценой погони за девушками, парни неожиданно наряжаются в костюмы — как в чемоданах «дикарей» оказались галстуки, пиджаки и безупречно отглаженные белые рубашки и брюки, остается, пожалуй, главной загадкой картины.

На самом деле, если придумать гардероб «привилегированной» молодежи Наталье Пановой было нетрудно, то осуществить задуманное в СССР начала 60-х было задачей посложнее. Костюмы собирали с миру по нитке. Например, найти эффектные купальники в магазинах было нереально — так что один из них художница одолжила у одной из отдыхающих на пляже, а еще один — у жены режиссера Генриха Оганесяна, которой даже пришлось выплатить компенсацию 17 рублей — после съемок купальник пришел в негодность и его выбросили. Не обошлось и без главных байеров СССР — фарцовщиков: через них, например, доставали мужские рубашки, плавки и шорты — те самые, из-за которых актеры потом не раз попали в милицию.

Основная «говорящая» деталь в образах героев Миронова, Жарикова и Нилова — их бороды. В начале отпуска «одичавшие» друзья дают друг другу клятву не бриться до отъезда домой. В СССР борода считалась признаком «запущенности» и оторванности от системы. Известно, что актеров, которые разгуливали по Судаку в таком «странном» виде, периодически забирали в милицию за неподобающий внешний вид (ко всему прочему они были еще и в шортах — чтобы как следует загореть), так что им даже пришлось выдать справки о том, что «неприлично» выглядеть этим гражданам положено по долгу службы.


Тем символичнее кажется преображение персонажей Миронова и Жарикова ближе к концу фильма. Ветеринар и дипломат, уже по уши влюбленные в дрессировщицу и актрису, сбривают бороды — потому что больше не хотят чувствовать себя «дикарями». Ну и потому что женщинам, видимо, наконец удалось их «одомашнить». С бородой отказывается расстаться только неуживчивый физик в исполнении Геннадия Нилова — тем более что для него романтического варианта развития событий не предусмотрено.

Лучшие материалы The Blueprint
в нашем канале на Яндекс.Дзен

{"width":1200,"column_width":120,"columns_n":10,"gutter":0,"line":40}
false
767
1300
false
true
true
{"mode":"page","transition_type":"slide","transition_direction":"horizontal","transition_look":"belt","slides_form":{}}
{"css":".editor {font-family: tautz; font-size: 16px; font-weight: 400; line-height: 21px;}"}