T

От «Фриды»
до
«Джеки»:
как создаются
костюмы для байопиков

От «Фриды» до «Джеки»:как создаются
костюмы для байопиков

ТЕКСТ: АННА БАШТОВАЯ

Текст:
Анна Баштовая

Каково создавать костюмы к сериалу про Елизавету II при живой и здравствующей королеве, почему для «Джеки» Chanel согласились предоставить только пуговицы и зачем Cartier понадобилось согласие монаршей семьи для работы над фильмом о Грейс Келли — рассказываем, как создают экранные образы легендарных личностей в фильмах с припиской «основано на реальных событиях».

23 февраля в российский прокат выходит картина «Джеки» — сверхкрупный план Жаклин Кеннеди сразу после убийства мужа. Лента номинирована на «Оскара» в трех категориях, в том числе в категории «Лучший дизайн костюма». Ответственной за скрупулезное воссоздание знаковых образов Джеки стала художник по костюмам Мадлен Фонтен («Амели», «Ив Сен-Лоран»), потратившая несколько недель на исследование архивов, копирование образов и проведение цветопроб. Художники по костюмам хором признаются: байопик — это самое сложное в их профессии. Но и самое интересное.

23 февраля в российский прокат выходит картина «Джеки» — сверхкрупный план Жаклин Кеннеди сразу после убийства мужа. Лента номинирована на «Оскара» в трех категориях, в том числе в категории «Лучший дизайн костюма». Ответственной за скрупулезное воссоздание знаковых образов Джеки стала художник по костюмам Мадлен Фонтен («Амели», «Ив Сен-Лоран»), потратившая несколько недель на исследование архивов, копирование образов и проведение цветопроб. Художники по костюмам хором признаются: байопик — это самое сложное в их профессии. Но и самое интересное.

Архивы: как добыть нужную информацию

Архивы: как добыть нужную информацию

Работа художника по костюмам над любым байопиком начинается с досконального изучения атмосферы воссоздаваемого периода, цветов, символов и линий, свойственных времени. Например, перед тем как засесть за эскизы к картине «Железная леди», художник по костюмам Консолата Бойл в прямом смысле под лупой изучила фото- и кинохронику 1970–1980-х, коллекции Aquascutum и Jean Muir — любимых брендов Маргарет Тэтчер, а также приготовила цветовую палитру с десятками оттенков синего — любимого цвета Железной леди и официального цвета Консервативной партии Великобритании.

Работа художника по костюмам над любым байопиком начинается с досконального изучения атмосферы воссоздаваемого периода, цветов, символов и линий, свойственных времени. Например, перед тем как засесть за эскизы к картине «Железная леди», художник по костюмам Консолата Бойл в прямом смысле под лупой изучила фото- и кинохронику 1970–1980-х, коллекции Aquascutum и Jean Muir — любимых брендов Маргарет Тэтчер, а также приготовила цветовую палитру с десятками оттенков синего — любимого цвета Железной леди и официального цвета Консервативной партии Великобритании.

Иногда на такую подготовку уходит невероятно много времени. Жижи Лепаж, художник по костюмам картины «Принцесса Монако», потратила полтора года на погружение в материал. «Найти соответствующую тому периоду одежду было не так просто. Нам понадобилось провести тщательное исследование, перерыть множество архивов, чтобы понять, что в то время было модно, а что — нет», — говорит дизайнер. Лепаж изучала любимые вещи Грейс, собирала сохранившиеся образцы ее платьев и аксессуаров, включая сумку Hermès, созданную специально для принцессы и названную в ее честь.

Иногда на такую подготовку уходит невероятно много времени. Жижи Лепаж, художник по костюмам картины «Принцесса Монако», потратила полтора года на погружение в материал. «Найти соответствующую тому периоду одежду было не так просто. Нам понадобилось провести тщательное исследование, перерыть множество архивов, чтобы понять, что в то время было модно, а что — нет», — говорит дизайнер. Лепаж изучала любимые вещи Грейс, собирала сохранившиеся образцы ее платьев и аксессуаров, включая сумку Hermès, созданную специально для принцессы и названную в ее честь.

То, как быстро будет продвигаться работа в архивах, зависит от двух важных факторов — от того, насколько известен персонаж, и от того, готовы ли идти вам навстречу представители различных структур. Например, оригинал печально известного розового костюма Жаклин Кеннеди, в котором она была во время убийства своего мужа, хранится в Национальном архиве без права доступа. Костюмеру Мадлен Фонтен пришлось сделать для «Джеки» несколько цветовых тестов, чтобы на экране появился нужный оттенок розового. И до сих пор неизвестно, был ли тот костюм произведен Chanel или это лишь удачная копия другого бренда. В итоге Chanel предоставили пуговицы, окантовку и даже этикетку бренда — на случай, если в кадре будет видна изнаночная сторона. Иногда историю можно и подкорректировать.

То, как быстро будет продвигаться работа в архивах, зависит от двух важных факторов — от того, насколько известен персонаж, и от того, готовы ли идти вам навстречу представители различных структур. Например, оригинал печально известного розового костюма Жаклин Кеннеди, в котором она была во время убийства своего мужа, хранится в Национальном архиве без права доступа. Костюмеру Мадлен Фонтен пришлось сделать для «Джеки» несколько цветовых тестов, чтобы на экране появился нужный оттенок розового. И до сих пор неизвестно, был ли тот костюм произведен Chanel или это лишь удачная копия другого бренда. В итоге Chanel предоставили пуговицы, окантовку и даже этикетку бренда — на случай, если в кадре будет видна изнаночная сторона. Иногда историю можно и подкорректировать.

Воссоздание исторических силуэтов: сложности
с материалами

Воссоздание исторических силуэтов: сложности
с материалами

Когда та же Консолата Бойл готовила костюмы для «Флоренс Фостер Дженкинс» (еще один номинант на «Оскара» в этом году), она тщательно исследовала текстиль того времени и настояла на том, чтобы использовались исключительно оригинальные ткани 1940-х. К счастью, после продолжительных поисков по всей Америке оказалось, что ткани того периода все еще можно найти в продаже.

Когда та же Консолата Бойл готовила костюмы для «Флоренс Фостер Дженкинс» (еще один номинант на «Оскара» в этом году), она тщательно исследовала текстиль того времени и настояла на том, чтобы использовались исключительно оригинальные ткани 1940-х. К счастью, после продолжительных поисков по всей Америке оказалось, что ткани того периода все еще можно найти в продаже.

Но так везет не всем. Например, на свадебное платье Елизаветы II для сериала «Корона» — триумфатора последнего «Золотого глобуса» — из шелка цвета слоновой кости с вышивкой у команды Мишель Клэптон (она одевала и актеров «Игры престолов») ушло восемь недель. Современные отрезы ткани не такие широкие, как были в прошлом веке, и дизайнеру пришлось прибегнуть к различным хитростям, чтобы сохранить силуэт. Только благодаря счастливой случайности Клэптон и ее команда избежали решения еще более сложной задачи — воссоздания знаменитого платья для коронации. Незадолго до съемок «Короны» ювелирный бренд Swarovski создал реплику знаменитого платья для своей выставки — в итоге именно оно и появилось в сериале.

Но так везет не всем. Например, на свадебное платье Елизаветы II для сериала «Корона» — триумфатора последнего «Золотого глобуса» — из шелка цвета слоновой кости с вышивкой у команды Мишель Клэптон (она одевала и актеров «Игры престолов») ушло восемь недель. Современные отрезы ткани не такие широкие, как были в прошлом веке, и дизайнеру пришлось прибегнуть к различным хитростям, чтобы сохранить силуэт. Только благодаря счастливой случайности Клэптон и ее команда избежали решения еще более сложной задачи — воссоздания знаменитого платья для коронации. Незадолго до съемок «Короны» ювелирный бренд Swarovski создал реплику знаменитого платья для своей выставки — в итоге именно оно и появилось в сериале.

Самая удачная ситуация — когда для съемок удается раздобыть оригинальные предметы нужной эпохи (желательно личные вещи людей, о которых идет речь в картине). Так, для байопика «Принцесса Монако» модный дом Dior передал в распоряжение художника два женских костюма дизайна Марка Боана — креативного директора Дома в 1960–1980-х, в том числе серый костюм из коллекции haute couture осень–зима 1961 года. Chanel, в свою очередь, предоставили наряд из коллекции haute couture осень–зима 2012 (тоже вариант, правда, юбку пришлось немного перекроить, чтобы образ соответствовал силуэту эпохи). Украшения для картины были предоставлены непосредственно домом Cartier после персонального разрешения королевской семьи Гримальди. Всего было воссоздано пять украшений принцессы, включая кольцо с бриллиантом изумрудной огранки в 10,47 карата, скрепившее у алтаря союз Грейс и князя Монако. Hermès выдали не только винтажные сумки Kelly, но и шелковые платки. За перчатки отвечал Maison Fabre, а за шляпы — Александр Барте, сын Жана Барте, который являлся личным шляпником принцессы Монако. Очки для фильма создала Филиппин Пинтон, внучка Франсуа Пинтона, персонального дизайнера оптики принцессы.

Самая удачная ситуация — когда для съемок удается раздобыть оригинальные предметы нужной эпохи (желательно личные вещи людей, о которых идет речь в картине). Так, для байопика «Принцесса Монако» модный дом Dior передал в распоряжение художника два женских костюма дизайна Марка Боана — креативного директора Дома в 1960–1980-х, в том числе серый костюм из коллекции haute couture осень–зима 1961 года. Chanel, в свою очередь, предоставили наряд из коллекции haute couture осень–зима 2012 (тоже вариант, правда, юбку пришлось немного перекроить, чтобы образ соответствовал силуэту эпохи). Украшения для картины были предоставлены непосредственно домом Cartier после персонального разрешения королевской семьи Гримальди. Всего было воссоздано пять украшений принцессы, включая кольцо с бриллиантом изумрудной огранки в 10,47 карата, скрепившее у алтаря союз Грейс и князя Монако. Hermès выдали не только винтажные сумки Kelly, но и шелковые платки. За перчатки отвечал Maison Fabre, а за шляпы — Александр Барте, сын Жана Барте, который являлся личным шляпником принцессы Монако. Очки для фильма создала Филиппин Пинтон, внучка Франсуа Пинтона, персонального дизайнера оптики принцессы.

Cерый костюм Dior

Как добиться портретного сходства с прототипом

Как добиться портретного сходства с прототипом

Конечно, львиная доля проблем, связанных с недостаточным портретным сходством актера и реального исторического персонажа, ложится на плечи гримеров. Но костюмерам тоже достается — сходство в телосложении имеет очень большое значение, и если его нет, то пластическим гримом не обойдешься. Скажем, чтобы воссоздать пышные пропорции певицы Флоренс Фостер Дженкинс, был разработан специальный костюм, визуально прибавляющий исполнительнице главной роли, Мерил Стрип, несколько килограммов. В итоге костюм настолько понравился актрисе, что она не снимала его даже в перерывах и, по словам дизайнера, носила его с большим юмором и изяществом.

Конечно, львиная доля проблем, связанных с недостаточным портретным сходством актера и реального исторического персонажа, ложится на плечи гримеров. Но костюмерам тоже достается — сходство в телосложении имеет очень большое значение, и если его нет, то пластическим гримом не обойдешься. Скажем, чтобы воссоздать пышные пропорции певицы Флоренс Фостер Дженкинс, был разработан специальный костюм, визуально прибавляющий исполнительнице главной роли, Мерил Стрип, несколько килограммов. В итоге костюм настолько понравился актрисе, что она не снимала его даже в перерывах и, по словам дизайнера, носила его с большим юмором и изяществом.

Несоответствие форм Мэрилин Монро и исполняющей ее в фильме «7 дней и ночей с Мэрилин» миниатюрной Мишель Уильямс тоже стало серьезным вызовом для художника по костюмам Джилл Тейлор. Облегающая одежда не позволяла использовать специальные накладки, так как любые швы и стыки были бы отчетливо видны. Тейлор нашла выход, пригласив к сотрудничеству бренд What Katie Did, специализирующийся на ретробелье. Совместно они разработали специальные комплекты, добавляющие актрисе необходимые объемы. Кроме того, нужный эффект достигался за счет сверхточного масштабирования одежды и аксессуаров. Например, для сцены, где Монро прибывает в Англию, художник по костюмам под увеличительным стеклом изучала архивные кадры кинохроники, чтобы понять, как солнцезащитные очки сидят на лице легендарной актрисы. «Мы сошли с ума! — рассказывает Тейлор. — Это были просто миллиметровые измерения. Мы смотрели, где заканчиваются очки на лице Мэрилин, и следили за тем, чтобы они точно там же заканчивались на лице Мишель».

Несоответствие форм Мэрилин Монро и исполняющей ее в фильме «7 дней и ночей с Мэрилин» миниатюрной Мишель Уильямс тоже стало серьезным вызовом для художника по костюмам Джилл Тейлор. Облегающая одежда не позволяла использовать специальные накладки, так как любые швы и стыки были бы отчетливо видны. Тейлор нашла выход, пригласив к сотрудничеству бренд What Katie Did, специализирующийся на ретробелье. Совместно они разработали специальные комплекты, добавляющие актрисе необходимые объемы. Кроме того, нужный эффект достигался за счет сверхточного масштабирования одежды и аксессуаров. Например, для сцены, где Монро прибывает в Англию, художник по костюмам под увеличительным стеклом изучала архивные кадры кинохроники, чтобы понять, как солнцезащитные очки сидят на лице легендарной актрисы. «Мы сошли с ума! — рассказывает Тейлор. — Это были просто миллиметровые измерения. Мы смотрели, где заканчиваются очки на лице Мэрилин, и следили за тем, чтобы они точно там же заканчивались на лице Мишель».

Тут действует принцип «пан или пропал»: с не слишком похожими на прототипов актерами очень много проблем, но если природное сходство актера и исторического персонажа велико, результат получается удивительным. Перед съемками ленты «Фрида» родственники Фриды Кало позволили примерить актрисе Сальме Хайек одно из платьев художницы — оказалось, что их размеры совпадают, что сильно помогло актрисе вжиться в роль.

Тут действует принцип «пан или пропал»: с не слишком похожими на прототипов актерами очень много проблем, но если природное сходство актера и исторического персонажа велико, результат получается удивительным. Перед съемками ленты «Фрида» родственники Фриды Кало позволили примерить актрисе Сальме Хайек одно из платьев художницы — оказалось, что их размеры совпадают, что сильно помогло актрисе вжиться в роль.

Одежда, которую герой мог бы носить, но не носил

Одежда, которую герой мог бы носить, но не носил

В отдельных случаях костюмерам приходится додумывать образы героев — или и вовсе создавать одежду, которую никогда не носил реальный персонаж (но, по мнению художников по костюмам, мог бы). «Так как фильм не является полноценно документальным, я скорее фантазировала на тему, — рассказывает Жижи Лепаж, художник по костюмам «Принцессы Монако». — Поэтому источниками вдохновения для меня послужили в первую очередь не конкретные наряды, а модные тенденции 1960-х. Я работала с определенной цветовой палитрой, чтобы привлечь внимание к светлым волосам, голубым глазам и фарфоровой коже Николь Кидман. И придерживалась конкретных оттенков, которые тогда были в моде, и особенно бледно-желтых тонов, столь любимых Грейс Келли».

В отдельных случаях костюмерам приходится додумывать образы героев — или и вовсе создавать одежду, которую никогда не носил реальный персонаж (но, по мнению художников по костюмам, мог бы). «Так как фильм не является полноценно документальным, я скорее фантазировала на тему, — рассказывает Жижи Лепаж, художник по костюмам «Принцессы Монако». — Поэтому источниками вдохновения для меня послужили в первую очередь не конкретные наряды, а модные тенденции 1960-х. Я работала с определенной цветовой палитрой, чтобы привлечь внимание к светлым волосам, голубым глазам и фарфоровой коже Николь Кидман. И придерживалась конкретных оттенков, которые тогда были в моде, и особенно бледно-желтых тонов, столь любимых Грейс Келли».

В «Джеки», где большую роль играла документальная фактура, несколько сцен были основаны на знаменитом интервью в Белом доме, заснятом на черно-белую пленку. Мадлен Фонтен предстояло отыскать цветные кадры этой записи, чтобы выяснить, какого именно цвета платье Dior на Жаклин. В итоге Фонтен вместе с командой заново разработали методом проб подходящую ткань, а затем сделали несколько цветовых тестов, чтобы подобрать достоверный оттенок красного. Кроме того, для черно-белого варианта этой же сцены пришлось сделать розовую копию платья, так как исходный красный при переводе в монохромные цвета становился практически черным.

В «Джеки», где большую роль играла документальная фактура, несколько сцен были основаны на знаменитом интервью в Белом доме, заснятом на черно-белую пленку. Мадлен Фонтен предстояло отыскать цветные кадры этой записи, чтобы выяснить, какого именно цвета платье Dior на Жаклин. В итоге Фонтен вместе с командой заново разработали методом проб подходящую ткань, а затем сделали несколько цветовых тестов, чтобы подобрать достоверный оттенок красного. Кроме того, для черно-белого варианта этой же сцены пришлось сделать розовую копию платья, так как исходный красный при переводе в монохромные цвета становился практически черным.

Но самый серьезный вызов стоял перед художником по костюмам сериала «Корона» Мишель Клэптон. Она предположила, что сериал может посмотреть сама королева, а это непростая задача — воссоздать гардероб еще здравствующей персоны, не имея возможности проконсультироваться с ней лично. «В конечном счете это драма, а не исторический документальный фильм», — говорит художник. При подготовке к проекту Клэптон не только изучила тонну архивных документов и многочисленные выпуски журнала Vogue 1950-х, но и пригласила для консультаций историка моды и исследователя ювелирных украшений. Вместе они подробно обсуждали, что могла бы надеть Елизавета по тому или иному случаю. Абсолютно точные реплики нарядов были воссозданы только в тех случаях, когда это были значимые исторические события: коронация, свадьба, тур по Ирландии, в остальное же время выбирались платья, соответствующие скорее характеру или настроению сцены. В повседневной жизни того периода королева часто выбирала приталенные платья с пышной юбкой чуть ниже колен а-ля диоровский new look и вместе с младшей сестрой Маргарет по праву считалась настоящим трендсеттером.

Но самый серьезный вызов стоял перед художником по костюмам сериала «Корона» Мишель Клэптон. Она предположила, что сериал может посмотреть сама королева, а это непростая задача — воссоздать гардероб еще здравствующей персоны, не имея возможности проконсультироваться с ней лично. «В конечном счете это драма, а не исторический документальный фильм», — говорит художник. При подготовке к проекту Клэптон не только изучила тонну архивных документов и многочисленные выпуски журнала Vogue 1950-х, но и пригласила для консультаций историка моды и исследователя ювелирных украшений. Вместе они подробно обсуждали, что могла бы надеть Елизавета по тому или иному случаю. Абсолютно точные реплики нарядов были воссозданы только в тех случаях, когда это были значимые исторические события: коронация, свадьба, тур по Ирландии, в остальное же время выбирались платья, соответствующие скорее характеру или настроению сцены. В повседневной жизни того периода королева часто выбирала приталенные платья с пышной юбкой чуть ниже колен а-ля диоровский new look и вместе с младшей сестрой Маргарет по праву считалась настоящим трендсеттером.

«МЫ. Верим в любовь», 2011 год, режиссер — Мадонна

Приступив в качестве режиссера к экранизации истории о том, как Эдуард VIII отрекся от престола ради американки Уоллис Симпсон, Мадонна привлекла к работе своего персонального стилиста и художника по костюмам Арианну Филлипс («Ворон», «Народ против Ларри Флинта», «Одинокий мужчина», «Kingsman»). А та, в свою очередь, обратилась к легендарным европейским домам моды. В итоге гардероб Уолли Симпсон в картине «МЫ. Верим в любовь» насчитывает более 80 костюмов, многие из которых предоставлены Balenciaga, Christian Dior, Madeleine Vionnet, Elsa Schiaparelli, John Galliano и Issa. Помимо новых моделей одежды использованы сохранившиеся костюмы того периода. Так, в фильме появляется свадебное платье работы Майкла О’Коннора из Шотландского Национального Музея костюмов (это же платье использовали на съёмках ленты «Уоллис и Эдуард»). Все головные уборы были изготовлены знаменитым британским шляпником Стивеном Джонсоном. Немаловажную роль в картине сыграли украшения — как известно, герцог задаривал свою жену драгоценностями. Поэтому Мадонна обратилась к любимым ювелирным брендам Эдуарда. Благодаря марке Cartier были воссозданы десять украшений, включая изумрудное обручальное кольцо и браслет с крестами, подаренный Уоллис Эдуардом во время предложения руки и сердца. Создатели фильма также смогли использовать часть сохранившихся реальных украшений Уолли Симпсон. Их доставили из архивов Van Cleef & Arpels и на съемочной площадке они находились под неусыпным контролем усиленной охраны.

Приступив в качестве режиссера к экранизации истории о том, как Эдуард VIII отрекся от престола ради американки Уоллис Симпсон, Мадонна привлекла к работе своего персонального стилиста и художника по костюмам Арианну Филлипс («Ворон», «Народ против Ларри Флинта», «Одинокий мужчина», «Kingsman»). А та, в свою очередь, обратилась к легендарным европейским домам моды. В итоге гардероб Уолли Симпсон в картине «МЫ. Верим в любовь» насчитывает более 80 костюмов, многие из которых предоставлены Balenciaga, Christian Dior, Madeleine Vionnet, Elsa Schiaparelli, John Galliano и Issa. Помимо новых моделей одежды использованы сохранившиеся костюмы того периода. Так, в фильме появляется свадебное платье работы Майкла О’Коннора из Шотландского Национального Музея костюмов (это же платье использовали на съёмках ленты «Уоллис и Эдуард»). Все головные уборы были изготовлены знаменитым британским шляпником Стивеном Джонсоном. Немаловажную роль в картине сыграли украшения — как известно, герцог задаривал свою жену драгоценностями. Поэтому Мадонна обратилась к любимым ювелирным брендам Эдуарда. Благодаря марке Cartier были воссозданы десять украшений, включая изумрудное обручальное кольцо и браслет с крестами, подаренный Уоллис Эдуардом во время предложения руки и сердца. Создатели фильма также смогли использовать часть сохранившихся реальных украшений Уолли Симпсон. Их доставили из архивов Van Cleef & Arpels и на съёмочной площадке они находились пол неусыпным контролем усиленной охраны.

Премьера «Джеки» в России прошла в кинотеатре «Пионер» в рамках открытия второго сезона фестиваля «Бесценные города в кино»

{"width":1200,"column_width":123,"columns_n":8,"gutter":30,"line":30}
false
767
1300
false
{"mode":"page","transition_type":"slide","transition_direction":"horizontal","transition_look":"belt","slides_form":{}}