T

Стиль в фильме
«Куклы»

ТЕКСТ: анна баштовая

В 2002 году в мировой прокат вышла картина «Куклы», мгновенно превратив Такэси Китано из режиссера гангстерского кино в автора арт-хаусного. Немалую роль здесь сыграли костюмы, созданные другом и бессменным соавтором Китано, Йоджи Ямамото. Вот как проходила их совместная работа.

Китано называет «Куклы» одной из своих самых жестоких и личных работ — и явно не лукавит. Центральный образ картины — двое любовников, связанных красным канатом, — режиссер почерпнул из детских воспоминаний. Однажды он встретил на улице пару связанных бродяг и пронес этот образ через много лет, вплоть до воплощения его в фильме. Кроме того, значительная часть детства Китано прошла в театре, где его родная бабушка участвовала в кукольных спектаклях бунраку. Во многом благодаря этому картина максимально приближена к сценическому канону рэмбо-но-кокоро («любовный стиль»), основу которого составляет буддийская заповедь: «Всякая встреча кончается разлукой». Фильм начинается и заканчивается отрывками из пьесы Чикаматсу Монзаэмона The Courier for Hell.



Для дизайнера костюмов Йоджи Ямамото «Куклы» стали очередной (и в конечном итоге самой знаменитой) вехой сотрудничества с Китано. На данный момент дизайнер и режиссер создали в соавторстве пять картин («Брат якудзы», «Куклы», «Затоiчи», «Такешиз», «Полный беспредел») и не собираются останавливаться на достигнутом. Ямамото называет себя Kitano-film freak и признается в любви к режиссеру в каждом втором интервью. Китано идет еще дальше и переписывает сценарии, чтобы костюмы Ямамото лучше вписывались в канву повествования. Именно так, например, произошло при работе над «Куклами». Оба творца признаются, что подошли к теме с диаметрально противоположных сторон. Китано хотел реализма, Ямамото увидел сюрреализм. Обсуждая связанных бродяг, Ямамото видел красную веревку как пуповину, а Китано воспринимал ее как способ не потерять друг друга. Чем плотнее работали над концепцией и дизайном оба творца, тем больше видоизменялась картина. «Мы столкнулись с нормальным рабочим процессом, — рассказывает Китано. — Обычно костюмы создаются в соответствии с замыслом фильма, но бывает и такое, что приходится вносить корректировки в сценарий, чтобы соответствовать костюмам».



В итоге Ямамото отвечал не только за костюмы, как было с фильмом «Брат якудзы», но и за всю стилистику, колористику и визуальное обрамление картины. По задумке дизайнера, цветовая палитра костюмов вторит краскам сменяющихся сезонов. Картина состоит из трех новелл (и условного послесловия), каждая из которых отличается по цветовой гамме.



ПЕРВАЯ НОВЕЛЛА. ВЕСНА

Основными цветами первой части стали розовый и желтый, которые появляются редкими яркими всполохами и на фоне приглушенных нейтральных тонов достигают нужного эффекта. В контексте данной истории эти цвета работают как нечто чужеродное, безумное. Розовые носки перекликаются с розовой бабочкой с оторванным крылом, розовый шарик от игрушки бильбоке на фоне ночного неба становится величиной с желтую луну. Цвет желтого автомобиля тоже не случайность: именно такую скорую помощь для умалишенных Китано в детстве постоянно видел рядом со своим домом.



На образ безумия работает не только цвет, но и силуэт одежды героини. Небрежная асимметрия, многослойность, нарочито длинные рукава — все ненароком напоминает то ли больничную пижаму, то ли смирительную рубашку.



ВТОРАЯ НОВЕЛЛА. ЛЕТО

В первом же кадре второй новеллы Ямамото использует красный, синий и зеленый цвета, которые полностью отсутствовали в первой части. Становится очевидно, что началась новая история. Эта цветовая палитра чистых цветов (не только в одежде, но и в визуальном решении в целом) сохраняется на протяжении всей новеллы вне зависимости от контекста истории. При этом Ямамото демонстрирует тенденции начала нулевых и свой фирменный стиль. Некоторые парные комплекты (красная и черная рубашки, красный и черный комбинезоны, идентичные панамы, белые футболки и черные брюки) и вовсе переодически выглядят как видеодемонстрация каталога. Команда дизайнера разработала для картины всю одежду, а также аксессуары, включая шляпы, шарфы и даже носовые платки.



ТРЕТЬЯ НОВЕЛЛА. ОСЕНЬ

Вся третья часть картины построена на сочетании насыщенного алого и глубокого зеленого в тон осеннему лесу и смываемой с асфальта крови. Именно в этой главе две из трех историй приходят к завершению и заканчиваются смертью. Это первая картина, где Китано отказывается от привычных полутонов во имя однозначных неоспоримых цветов и в таком внушительном количестве использует все оттенки красного.



ПОСЛЕСЛОВИЕ. ЗИМА

Как это и свойственно зимнему времени года, все цвета максимально приглушены. В кадре остаются лишь белый, серый, черный и красный, который проходит в прямом смысле слова красной нитью через весь фильм. Лица героев белеют, все больше напоминая театральных кукол — которыми им в итоге и предстоит стать.



Показ фильма состоится 2 июля в музее «Гараж» в рамках совместной программы музея и онлайн-платформы Farfetch. Билеты можно купить здесь

{"width":1200,"column_width":111,"columns_n":10,"gutter":10,"line":40}
false
767
1300
false
true
{"mode":"page","transition_type":"slide","transition_direction":"horizontal","transition_look":"belt","slides_form":{}}
{"css":".editor {font-family: tautz; font-size: 16px; font-weight: 400; line-height: 21px;}"}