Blueprint
T

Выбор есть

Юлия Галямина

9-11 сентября в России проходят выборы. В частности, в Москве выбирают муниципальных депутатов. Меж тем даже в самой политически активной части общества нет единодушия насчет того, имеет ли смысл идти на избирательный участок. Мол, результаты прошлогодних выборов опрокинуло электронное голосование. Последние недели чуть ли не каждый день появляются новости о том, как задержали очередного муниципального депутата или кандидата. И вообще какой смысл ходить на выборы после 24 февраля? У политика Юлии Галяминой (признана иноагентом) есть ответ.

{"points":[{"id":1,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}},{"id":3,"properties":{"x":36,"y":320,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":-7}},{"id":4,"properties":{"x":-354,"y":680,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":-90}},{"id":6,"properties":{"x":0,"y":1000,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}}],"steps":[{"id":2,"properties":{"duration":320,"delay":0,"bezier":[],"ease":"Power0.easeNone","automatic_duration":true}},{"id":5,"properties":{"duration":360,"delay":0,"bezier":[],"ease":"Power0.easeNone","automatic_duration":true}},{"id":7,"properties":{"duration":223,"delay":0,"bezier":[],"ease":"Power0.easeNone","automatic_duration":true}}],"transform_origin":{"x":0.5,"y":0.5}}

не сшили платье. Вернее, дело было так. В июле 2020 года на меня, тогда столичного муниципального депутата, завели уголовное дело по «дадинской» статье — 212.1 УК, неоднократное нарушение правил проведения митинга. Обвинение просило три года колонии. И нужно было что-то предпринимать. Тем же летом в Беларуси шли протесты, в которых очень важную роль играли женщины. Я стала размышлять о роли женщин в политике и о том, что, если бы их было в политике больше, она стала бы более мягкой и человечной. Параллельно знакомый дизайнер предложил сшить мне платье. И все сошлось. Я решила, что мне нужен женский подход, что нужно превратить суд не в акт жалости к себе, жертвенности или агрессии, а в праздник. Мне шьют дело — я шью платья. И правда, я на каждое заседание приходила в новом наряде. Меня пытаются упечь в тюрьму — я пеку пироги с тыквой на Хеллоуин. Когда дошло дело до Нового года, у нас были Дед Мороз и елка. Тогда мне присудили два года условно и лишили права избираться до 2028 года. На этой неделе был суд, где обвинение просило назначить мне психокоррекцию (курс терапии с психологом из ФСИН) и продлить на месяц испытательный срок. И мы со словами «мне раздувают срок, а я надуваю пузыри» устроили шоу мыльных пузырей. От психокоррекции удалось отбиться.


Мне нравится, когда политика становится веселым делом. И да, обстановка сейчас совсем не праздничная, но это не повод поддаваться унынию и говорить, что все бесполезно. Евгения Ройзмана не посадили в СИЗО, а всего лишь дали ему запрет определенных действий, потому что екатеринбуржцы возмутились. Родители устроили скандал, когда в школе ввели уроки «Разговоров о важном», и из их программы убрали все упоминания спецоперации. Отстаивать свою точку зрения возможно и после 24 февраля. И именно сейчас ситуация в стране такая, что больше нельзя сидеть на стуле и ждать, сегодня каждый должен стать активным гражданином, который изучает списки кандидатов и ходит на выборы сам и помогает разобраться соседу. Мы недавно устраивали стрим под названием «Выборы после 24-го: наивность или стратегия», и его гостья, политолог Екатерина Шульман напомнила, что выборы — это единственный оставшийся легальный способ выразить свою политическую позицию. И на вопрос о том, имеет ли сейчас смысл идти на выборы, в том числе работать на них как член УИК, ответила: «Задайте себе проверочный вопрос: с вами лучше, чем без вас? Да — значит, надо идти. И если ваши противники не считают вашу деятельность бессмысленной, то уж точно не вам считать ее таковой».


Выбирать, к слову, есть из кого. В этих выборах только в Москве участвуют сотни прекрасных кандидатов, и хотя независимые кандидаты есть не в каждом районе, но в большинстве они есть. Узнать больше можно в списке Земского съезда на муниципальной платформе «ВыДвижение». Да, шансов на победу мало, но выборы нужны не только для этого. Они помогают преодолеть атомизацию общества, создают новые социальные связи и растят следующее поколение политиков. Если вы не будете готовить будущих политиков сейчас, кто будет исправлять Россию, когда придет время? Откуда появятся навыки коллективного действия, если их не тренировать? Как возникнут соседские сообщества, если никто не будет этим заниматься? Откуда родится тяга людей к демократии, если никто не будет с ними разговаривать? Демократия, она как велосипед: как только ты перестаешь крутить педали, ты падаешь. И конечно, сейчас мы сильно откатились назад, но это не значит, что надо останавливаться.


Муниципальные выборы принято игнорировать, мол, они не такие важные, как президентские или думские. Но на самом деле все наоборот. Перемены нужно начинать со своего дома и двора. Зачем нужны мундепы? Самый свежий пример — из района Некрасовка на юго-востоке Москвы, где один независимый депутат смог остановить введение платной парковки, в то время как в другом районе, тоже за МКАД, ее ввели, потому что никто не выступил против.


Когда я была муниципальным депутатом Тимирязевского района, мы сумели отстоять поля при Тимирязевской академии, которые все время хотят застроить. Не дали убрать трамвай. Ускорили ремонт поликлиники, не позволили переместить платформу электрички, подали с Ильей Яшиным (признан иноагентом) в суд против использования реагентов зимой на улицах и делали еще десятки вещей, которые влияют на обычную жизнь людей. Ради чего нужна политика? Чтобы люди хорошо жили.


Сейчас я временно не могу избираться, но помогаю другим кандидатам выдвигаться. Мы недавно были в городке Верхнеуральске. Там улицы без асфальта и жутко обшарпанные дома. Мы разговорились с жительницей одного из них и выяснили, что они платят управляющей компании, в том числе за уборку, но при этом сами моют полы в подъезде. Девушка говорит нам: меня это возмущает, но я не знаю, что делать. И дальше они с кандидатом обмениваются телефонами и обсуждают, что надо писать в управляющую компанию, прокуратуру и так далее. Это и есть демократия — когда человек понимает, что он не просто жертва обстоятельств, а действующее лицо в политике и может защищать свои права. И в том числе участвовать в выборах.


Надо идти к мечте, а не к конкретным целям. Потому что цели могут меняться. Могут возникать препятствия, которые приходится обходить и менять маршрут. Но мечту надо все время держать в голове — лучше в виде картинки. Моя мечта такая: я стою на трибуне Госдумы, я лидер фракции, а передо мной сидят молодые и не очень молодые, инициативные, позитивные люди, которые хотят менять нашу страну к лучшему. Делать так, чтобы это была парламентская республика, в которой есть сильное местное самоуправление и настоящие выборы. В зале царит атмосфера совместного творчества. А на мне красное платье.


М

{"width":1200,"column_width":75,"columns_n":16,"gutter":0,"line":40}
false
767
1300
false
true
true
{"mode":"page","transition_type":"slide","transition_direction":"horizontal","transition_look":"belt","slides_form":{}}
{"css":".editor {font-family: tautz; font-size: 16px; font-weight: 400; line-height: 21px;}"}