T

Икона стиля: Фредди Меркьюри

ТЕКСТ: Татьяна Якимова

1 ноября в прокат вышла «Богемская рапсодия», байопик Фредди Меркьюри и Queen, главную роль в котором сыграл Рами Малек. Рассказываем, как создавались костюмы для фильма и какую вообще роль в жизни одного из величайших музыкантов в истории играла мода. 

Queen одевались так же круто, как пели. Но самый стильный, конечно, был Фредди. Дерзкий, красивый, неистовый. Невероятно яркий, невероятно энергичный. Окрыленный. Гениальный. Выглядит как поет — на все четыре октавы. Такой брутальный — даже в шелковых штанишках. Такой бесстрашный — что хочет, то и носит, никто ему не указ.


В нашей стране, где мужчину в шелковых штанишках мог запросто задержать милиционер (не говоря уже об общественном осуждении), свобода самовыражения через одежду была самой понятной из свобод. И поэтому Фредди в СССР любили. Автор помнит, как смотрела «Волшебство Queen в Будапеште» на большом экране ныне не существующего кинотеатра. Зал был битком набит, люди сидели на ступеньках. Когда Фредди запел Love of my life don't leave me, многие заплакали, а многие подпевали. Это было незабываемо. 

Фредди признавался: «Мы всегда чуть-чуть переходим грань. В этом и заключается Queen: в определенный момент перейти рамки дозволенного. Это помогает нам двигаться дальше». Он говорил: «Мне все годится! Хотя… Однажды Нижинский танцевал в костюме из тонкой марли. Но я такого не сделаю. Не хочу совсем уж шокировать зрителей».


И пусть «великие дела часто требуют великой смелости» — и в музыке, и в создании образа, — меру он знал.


Конечно, его романтизировали. Никогда не считали фриком, как Бой Джорджа, или инопланетянином, как Боуи. Фредди всегда пел как в последний раз и выглядел брутальным даже в серебряном комбинезоне с вырезом до пупа, похожем на костюм гимнаста или пловца восемнадцатого века, — только щедро расшитом пайетками. Ну и что? Он же звезда.

Для Фредди мода была делом жизни — вторым после музыки. Он расширял модные границы, разрушал гендерные различия и постоянно искал что-то новое. В его костюмах, как в музыке, было все: хеви-метал, диско, рок-баллада, футуризм, манифест, стеб, история, классика.

И все сегодняшние долгоиграющие тренды: милитари, анималистические принты, спортшик, винил, Восток, металлик, стразы, total white, total black… В общем, Bohemian Rhapsody стоит смотреть хотя бы ради одежды.

Не зря же британский Tatler писал, что в новом фильме мода — пятый участник группы Queen. А значит, опытный художник по костюмам Джулиан Дэй поработал на совесть.

Одеть экранного Меркьюри и всех Queen — задачка посложнее, чем заказать total Gucci для героев Криса Хемсворта и Оливии Уайлд в фильме Rush (тогда Дэй дал несколько интервью модным сайтам, признаваясь в любви к luxury-брендам). Но тогда было тогда. Дэй зарекомендовал себя на байопиках принцессы Дианы и Джона Леннона, на очереди — биография Элтона Джона Rocketman. Так что опыта и сноровки ему не занимать. «Фредди отстаивал андрогинность в 70-е, а в 80-е обратил сцену фетиш-клуба в мейнстрим, — говорит Дэй. — Он был пионером многих сегодняшних трендов. Настоящим разрушителем модных границ».



Больше половины костюмов в фильме были оригиналами, 40 процентов — копиями. С оригиналами помог гитарист Queen Брайан Мэй, сохранивший многие костюмы Фредди. «Мы столько лет были вместе, и он всегда одевался как звезда — даже когда до славы было далеко. Тогда люди оборачивались на него, спрашивали, кто этот парень, зачем он так вырядился? Но Фредди было наплевать». Он словно чувствовал, что его костюмы войдут в историю, как и музыка.


Сложнее всего Дэю оказалось вернуть к жизни костюм, в котором Фредди выступал на легендарном благотворительном концерте Live Aid 13 июня 1985 года: голубые джинсы с высокой посадкой, боксерки adidas, белая майка — и та самая желтая куртка, дешевые копии которой сегодня продаются на «Алибабе». К счастью, куртку сохранил Брайан Мэй. Wrangler воссоздал уже несуществующую модель джинсов, adidas — кроссовки на тонкой подошве. Кожаный ремень сшил просто знакомый знакомых — мастер своего дела.


Продолжая тему Live Aid. 15 ноября того же 1985 года в лондонском Royal Albert Hall с большой помпой прошел Fashion Aid. Это был первый раз, когда Фредди участвовал в показе и даже сыграл на подиуме «свадьбу» с актрисой Джейн Сеймур. Казалось, модные дизайнеры должны были увиваться вокруг него. Но нет. Глэм-рок от Versace, кожа от Montana — ничего этого у Меркьюри не было, как ни странно. Трудно поверить, что он не стал музой Джанни Версаче, они даже не были знакомы. Зато в 1997 году самый гламурный итальянский дизайнер делал костюмы для балета Ballet for Life, поставленного Морисом Бежаром на музыку Queen и Моцарта — в пямять о Фредди. 17 апреля 1998 года балет показали в Кремле. Versace, а также Saint Laurent, Gucci, Dsquared2, Dolce & Gabbana — это про Адама Ламберта, солиста Queen с 2009 года.


Но два художника-модельера в жизни Фредди были.

Зандра Роудз

Авангардный лондонский дизайнер, специалист по варварской роскоши и одновременно принцесса панка, Зандра редко работала на мужчин, но отказать Фредди не могла. По его заказу и эскизам она сделала костюм орла — из плотного шелка, с плиссированными рукавами-крыльями, настолько широкими, что казалось — это накидка. 

Однажды Фредди увидел, как Зандра шьет свадебное патье, и срочно захотел что-то такое же ангельское. В итоге она просто укоротила для него это платье наполовину.

Диана Моусли

Шесть лет создавала сценические наряды Фредди, в том числе легендарную косуху милитари из желтой кожи, несколько гвардейских мундиров, белую джинсовку в палитре каталонского флага… Она также придумала облачить в красный латекс всех женщин в его первом сольном клипе I was born to love you. Кстати, Queen тратили огромные деньги на клипы. И оно того стоило! Как сказал Элтон Джон: «Queen были первооткрывателями в поп-видео. Они были авангардом во многих областях искусства и дали жизнь многим великим идеям».


Во время последнего тура Magic Моусли принесла Фредди в парижский отель корону и бордовую бархатную мантию, отделанную «горностаем», золотом и подбитую шелком. Она весила 20 фунтов и стоила больше двух тысяч долларов. Моусли назвала ее «коронационной мантией Наполеона». Накинув королевский наряд поверх банного халата, Фредди пошел в ресторан.


Они были друзьями. Диана знала, что Фредди любит Мэрилин Монро, и однажды достала для него майку, которую носила актриса. Меркьюри был счастлив. 

Незадолго до смерти Фредди Диана навестила друга — они играли в скраббл, вспоминали прошлое. Перед ее уходом Фредди сказал: «Спасибо, что навестила старика».

Сегодня Диана не раздает интервью, но она учредила свой приз за лучший костюм в стиле своего самого звездного клиента. «Фредди отлично разбирался в искусстве и был настоящий джентльмен! У него был всего один недостаток — пристрастие к ужасным боксерским ботинкам adidas».

Майкл Болдуин

Знаменитый красный «костюм креветки» — с множеством нашитых пластиковых глаз, одним рукавом, перьями страуса, длинным рогом и еще черт-те чем на спине придумал мистер Болдуин, работавший стилистом на множестве клипов, в том числе с Элтоном Джоном и Тиной Тернер. Но тонкая грань между «поразить» и «слишком выпендриться» была нарушена. Правда, этот дурацкий костюм пригодился для хорошего дела: Фредди пришел в нем на день рождения сына продюсера Queen, приведя детвору в неописуемый восторг.


Еще он любил adidas и белье Calvin Klein. Хотя для сцены покупал и шил на заказ шелковое белье. Однажды в аэропорту его багаж вскрыли и обнаружили кучу декоративной косметики и шелковых боксеров и комбинаций. Особенный шок вызвали 20 пузырьков с черным лаком для ногтей.


…В 1969 году Фредди с Робертом Тейлором открыли магазинчик (если честно, то ларек) на Кенсингтонскм рынке, где продавали модный секонд-хенд и картины Меркьюри (кто не знает: он был выпускником художественного колледжа Илинг и отлично рисовал). Однажды туда заглянул Дэвид Боуи. Обрадованный Фредди попытался продать звезде замшевые сапожки и завел разговор о шоу-бизнесе. На что Боуи довольно резко ответил: «С чего ты взял, что там твое место?»

Пройдет много лет, после смерти Фредди Боуи скажет: «Он был звездой, он держал аудиторию на своей ладони».

Аудиторию — на одной ладони, моду — на другой.

Лучшие материалы The Blueprint
в нашем канале на Яндекс.Дзен

{"width":1200,"column_width":111,"columns_n":10,"gutter":10,"line":40}
false
767
1300
false
true
{"mode":"page","transition_type":"slide","transition_direction":"horizontal","transition_look":"belt","slides_form":{}}
{"css":".editor {font-family: tautz; font-size: 16px; font-weight: 400; line-height: 21px;}"}