T

«Гостье из будущего» — 35

Сегодня легендарному советскому фильму Павла Арсенова «Гостья из будущего» исполняется 35 лет. 25 марта 1985 года на телеканале «Первая программа ЦТ» показали первую серию из пяти. The Blueprint рассказывает, чем вдохновлялись художники по костюмам и как — благодаря Valentino — платье Полины вновь оказалось актуальным сегодня.

Если вы дитя 80-х, с большой уверенностью можно предположить, что в детстве вы бегали по двору, держа в руках коробочку с осколком бутылки или странной конструкцией из фольги и кричали: «Алиса, миелофон у меня!» В то время как их американские сверстники мечтали о лазерных мечах и костюме Дарта Вейдера, советские дети фанатели от робота Вертера и не могли пройти мимо заброшенного деревянного дома, не проверив, нет ли в нем портала в миллениум. Имя Алиса — так звали главную героиню фильма «Гостья из будущего», попавшую из будущего в обычную московскую школу, чтобы спасти тот самый миелофон из рук космических пиратов, любящих пить самый обычный кефир, — стало одним из самых популярных для новорожденных девочек того времени, книги Кира Булычева сметали с полок книжных магазинов, а неземной красоты сотрудница Института времени Полина стала олицетворением моды будущего для целого поколения женщин СССР.

Успехи СССР в покорении космических просторов породили настоящую волну любви к фантастическому кино и литературе. В кинотеатрах стояли очереди на фильмы «Москва — Кассиопея», «Через тернии к звездам» или «Семь стихий», каждый из которых по-своему представлял то, как будут выглядеть наши потомки через энное количество времени. Режиссер «Гостьи из будущего» Павел Арсенов (кстати, миелофон до сих пор стоит дома у его вдовы) потребовал от художника-постановщика Ольги Кравчени и художника по костюмам Валентины Олоновской оригинального взгляда на быт и одежду завтрашнего дня и даже попросил не смотреть зарубежные фильмы на эту тематику. Однако мода и вдохновение не знают границ, и в «Гостье» сложно не заметить отголосков фильмов и журналов, чудом просочившихся под «железный занавес».


С формой советских школьников все сразу было понятно (кстати, именно в ней стилист Лотта Волкова открыла показ Vetements осень–зима 2016), а вот над костюмами взрослых, живущих в 2084 году, пришлось попотеть. «Очень хотелось шить костюмы из совершенно новых тканей, но ассортимент был весьма ограничен, — рассказывает Ольга Кравченя. — Приходилось использовать технические ткани, которые никогда не применялись для пошива одежды. Это всевозможные сетки, рогожа, искусственная кожа. Всегда выручали крепдешин, разные тюли, шифон». Тем не менее костюмерам удалось раздобыть какой-то секретный материал, который разрабатывался для космических полетов. Из него был сшит цельнолитой костюм без пуговиц и молний, в котором актер Евгений Герасимов изнывал от жары во время 12-часовых съемочных дней. Знал ли он, что прототипом для его образа стали киборги из итальянского фильма «Война роботов», неизвестно, но сходство соломенного каре и блестящего комбинезона неоспоримое.

Vetements, осень–зима 2016

На минувших неделях моды металлик вновь оказался актуален. Versace, например, представили серебряное мини-платье, Area — парку в виде сердца, а Balmain — брючный костюм, почти такой же, как и в «Гостье из будущего».


Наряды Полины придумывали специально под инопланетную внешность исполнительницы ее роли, модели Елены Метелкиной. Диковинную для Советского Союза красотку Булычев заприметил на страницах модного журнала и пригласил на роль инопланетянки Нийи в фильме «Через тернии к звездам». После съемок она вернулась на престижный в те годы подиум ГУМа, пока через пять лет ее снова не позвали на «Мосфильм». Олоновская не хотела одевать ее в банальный безликий скафандр. «Тогда говорили, что в будущем нас ждет универсальная мода, стирающая границы между полами, но мне хотелось подчеркнуть, что этого не произойдет», — рассказывала художник. Именно поэтому мы видим Полину в подчеркнуто женственном, струящемся платье с юбкой солнце-клеш, которое, по мнению Олоновской, «создавало ощущение полета».

«Война роботов»

Versace, осень-зима 2020/2021

Balmain, осень-зима 2020/2021

Area, осень-зима 2020/2021

Valentino, весна-лето 2020

Примерно такими же фасонами прославился за десять лет до этого (до СССР все мировые тренды доходили с опозданием лет в десять) любимчик нью-йоркской тусовки дизайнер Рой Холстон, а в коллекции Valentino весна–лето 2020 Пьерпаоло Пиччоли представил платье с таким же глубоким вырезом — и тоже красное.


Роскошный наряд Полины в сцене в Космопорте, с одной стороны, выглядит вполне в духе сценических образов поп-звезд той эпохи: напуск, плиссировка, мерцающая ткань. Однако жесткий, футуристичный силуэт и стальной блеск в лучших традициях Pierre Cardin и необычный головной убор подчеркивают доступ героини к космическому универмагу, неведомому простым смертным из 84-го, если они, конечно, не модели на показе Paco Rabanne осень–зима 2020.

И все же самым актуальным образом Полины стало металлизированное платье с графичным декором, объединившее сразу две тенденции последних лет: 80-е и футуризм.


До 2084-го еще, конечно, далеко, но любой наряд из фильма «Гостья из будущего» вполне органично смотрелся бы на какой-нибудь модной тусовке сегодня, тем более что фантазии на тему будущего показали в коллекциях осень–зима 2020/2021 Rick Owens, KEENKEE и многие другие. Правда, стирания границ между полами избежать не удалось. Гендерная амбивалентность — один из главных трендов последних лет как в моде, так и в социуме. Хотя кто знает, за 60 лет еще много что может измениться.

Paco Rabanne, осень–зима 2020/2021

Rick Owens, осень–зима 2020/2021

Лучшие материалы The Blueprint
в нашем канале на Яндекс.Дзен

{"width":1200,"column_width":120,"columns_n":10,"gutter":0,"line":40}
false
767
1300
false
true
true
{"mode":"page","transition_type":"slide","transition_direction":"horizontal","transition_look":"belt","slides_form":{}}
{"css":".editor {font-family: tautz; font-size: 16px; font-weight: 400; line-height: 21px;}"}