T

10 самых зрелищных церемоний открытия Олимпиад

23 июля в Токио открываются XXXII летние Олимпийские игры. С середины прошлого века Олимпиада из сугубо спортивного события превратилась в телевизионное зрелище, ключевую роль в котором играет церемония открытия — многочасовой изматывающий марафон, шоукейс культурных достижений страны-хозяйки. В Токио впервые в истории Игры пройдут без зрителей, и пока что непонятно, насколько пышным будет зрелище. Тем более что за день до старта Олимпиады за шутку о холокосте уволили режиссера открытия Кэнтаро Кобаяси. Рассказываем о самых ярких церемониях открытия Олимпийских игр в истории — и о том, как они менялись в последние десятилетия.

Токио, 1964

Первая церемония открытия Олимпийских игр, которая транслировалась на весь мир в прямом эфире — и сразу в цвете. Игры в Японии вообще должны были пройти в 1940 году, но война спутала все карты — в итоге первая Олимпиада на территории азиатской страны состоялась только через 24 года. В церемонии открытия Игр в Токио можно увидеть много знакомых элементов, которые потом станут стандартом: фейерверки, массовое запускание воздушных шариков, электронная музыка — тему написал композитор Юдзи Косэки, автор музыки к экранизации эссе Такаси Нагаи «Колокол Нагасаки». Это была демонстрация новой, открытой миру Японии — но это не значило, что в стране забыли про свое и наше общее прошлое: факелоносцем на церемонии открытия был бегун Ёсинори Сакаи, родившийся в Хиросиме в день атомной бомбардировки.

Лос-Анджелес, 1984

Если токийские празднества были образцово сдержанными, то прошедшая ровно 20 лет спустя церемония открытия Олимпиады в Лос-Анджелесе — их полная противоположность. Срежиссированная первым начальником департамента развлечений Диснейленда Томми Уокером и голливудским продюсером-ветераном Дэвидом Уолпером, церемония открытия в Штатах выглядела ровно так, как и должно выглядеть мероприятие, которое проходит в получасе езды от Голливудских холмов в расцвет рейганомики. С дорогой картинкой, выступлением певицы Этты Джеймс, армейским оркестром и, самое главное, человеком по имени Билл Сьютор, пролетевшим над Мемориальным колизеем на — это не шутка — джетпаке (Уолпер, вероятно, вспомнил молодость, когда он продюсировал первый сериал про Супермена). После церемонии Сьютору заплатили тысячу долларов и угостили пивом. Билетов на Игры не дали.

Барселона, 1992

До поры до времени все церемонии открытия Олимпиад шли по одному сценарию: приветственные речи высоких чинов, гимн страны — хозяйки Игр, парад спортсменов, еще пара речей. Затем церемония зажжения олимпийского огня, несколько массовых артистических номеров и, наконец, запуск шариков (или голубей: в Сеуле в 1988 году это завершилось трагедией — птиц выпустили слишком много, те начали залетать в чашу олимпийского огня и сгорали заживо. После этого традицию запретили). Все изменилось в Барселоне в 1992 году. С места в карьер: церемония началась под совместную песню Фредди Меркьюри и Монсеррат Кабалье Barcelona (правда, в записи — Меркьюри умер за четыре месяца до церемонии) и дальше только набирала обороты. В программе — спродюсированное театралами из группы La Fura dels Baus (такие Цирк дю солей до Цирка дю солей) шоу об истории Испании на языке хореографии, еще больше Кабалье, снова танцы и — вишенка на торте — поджигание олимпийского огня лучником-паралимпийцем Антонио Реболло. Да, парад олимпийцев тоже был и занял немалую часть хронометража, но еще никогда до этого главной героиней церемонии не становилась страна — хозяйка Олимпиады. Теперь это уже традиция.

Пекин, 2008

Пиковое зрелище, сделанное в рамках «барселонского» подхода. Титулованный режиссер Чжан Имоу (двухкратный обладатель «Золотого льва» Венецианского фестиваля за относительно фрондерские «Цю Цзюй обращается в суд» и «Ни одним меньше», в нулевые перековавшийся в государственника в «Герое» и «Доме летающих кинжалов») и хореограф (а также генерал-лейтенант) Чжан Цзиган продемонстрировали, что в тоталитарных странах такие зрелища по-прежнему умеют делать лучше всего. Еще звали Спилберга, но он отказался по политическим соображениям. 2008 барабанщиков? Легко. Пекинская опера? Без проблем. Фейерверки, образующие в небе улыбающиеся рожицы? Проще простого. Одетые в черное танцоры, которые рисуют китайские иероглифы на гигантских свитках, словно волшебные человеческие ручки? И с этим справились. Когда надо, партия готова платить: бюджет церемонии составил около ста миллионов долларов — примерно столько же стоил последний «Гарри Поттер».

Лондон, 2012

Четырехчасовое шоу Дэнни Бойла, грандиозный откат куда-то в 1990-е, во времена Тони Блэра и термина Cool Britannia. Суфражистки! Индустриальная революция! Битлы! Моды! Рейв! Мистер Бин! Джеймс Бонд! Елизавета II, спускающаяся на стадион на парашюте (на самом деле это была мисс Марпл — Джулия Маккензи: тоже, так сказать, юмор для ценителей)! Диззи Раскал! Arctic Monkeys! Бекхэм! «Мини-купер»! Фильм «На игле»! (Да, Бойл не постеснялся вмонтировать в церемонию кусочек собственной картины). «Юнион Джеки» везде! Все культурные тачстоуны Британии XX века на месте. Пример того, как оживить уже немного забронзовевший стандарт церемонии открытия малой кровью — постановка обошлась в два раза дешевле пекинской. Это последний культурный триумф Великобритании перед тем, как подданные короны в пух и прах переругались между собой и ушли из Евросоюза. А пока — танцы.

И еще пять запоминающихся моментов с церемоний открытия

Атланта, 1996

Сидней, 2000

Олимпийский стадион Атланты вечером 19 июля притих только один раз (а было весело — олимпийцев и зрителей приветствовал Билл Клинтон, Глэдис Найт завораживающе пела Georgia on My Mind, танцевали чирлидерши, по полю катались пикапы) — когда поджигать олимпийский огонь вышел уже глубоко больной Паркинсоном Мохаммед Али. Пусть с дрожащими руками, но все с тем же свирепым взглядом, от которого не по себе.

Олимпийский огонь на открытии первой Олимпиады в новом тысячелетии подожгла австралийская бегунья Кэти Фримен, после чего чаша начала подниматься, но только чтобы обрушить на легкоатлетку целый водопад. В английском это называют шоустоппер. А Фримен после церемонии приняла участие в Играх и взяла золото в беге на 400 метров.

Афины, 2004

«Когда я первый раз попыталась написать песню про Олимпиаду, я чуть не описалась от смеха, — рассказывала Бьорк про то, как создавалась ее Oceania. — Там весь текст был про ленты и носки». Не очень понятно, по какой причине Олимпийский комитет попросил написать песню к открытию Олимпиады в Афинах именно исландскую богиню (они хотели что-то вроде Ebony and Ivory Маккартни и Уандера, рассказывала певица), но он не прогадал. Результатом работы Бьорк с ее постоянным соавтором, поэтом Сьоном, стала Oceania — написанная от лица океана и прекрасно вписавшаяся в альбом певицы Medúlla. Это не просто лучшая песня, когда-либо звучавшая на церемонии открытия, но и в принципе одна из самых впечатляющих вещей на свете.

Турин, 2006

Сочи, 2014

Зимняя Олимпиада в Италии запомнилась многими вещами — костюмами Moschino, ревущим двигателем V10 формульной «феррари» вечного тест-пилота итальянской команды Луки Бадоера. Но в вечность попала только ария из «Турандот» Nessun dorma​​, исполненная Лучано Паваротти, — это было последнее публичное выступление великого тенора.

Продюсерский триумф Константина Эрнста, своего рода ответ Дэнни Бойлу — Россия не то чтобы родина слонов, но много чего еще: балерин, Гагарина, Малевича, Екатерины Великой и «Ежика в тумане». Ставка, в общем, сработала — смутила разве что Get Lucky в исполнении хора МВД да нераскрывшееся олимпийское кольцо в одном из номеров. Все по-доброму посмеялись, история ненадолго стала мемом, и даже обычно грозный начальник Первого канала нашел в себе силы на самоиронию и пришел на одну из пресс-конференций в майке с нераскрывшимся кольцом. Другое дело, что через две недели начались события в Крыму и про кольца уже мало кто вспоминал.

{"width":1200,"column_width":65,"columns_n":16,"gutter":10,"line":40}
false
767
1300
false
true
true
[object Object]
{"mode":"page","transition_type":"slide","transition_direction":"horizontal","transition_look":"belt","slides_form":{}}
{"css":".editor {font-family: tautz; font-size: 16px; font-weight: 400; line-height: 21px;}"}