T

Звезда балета: Уго Маршан

27-летний французский танцовщик Уго Маршан — один из самых ярких в своем поколении. Начав с кордебалета в Opéra national de Paris 2011-м, спустя четыре года он стал там солистом, еще через год — первым солистом, а в 2017-м получил высшее звание «Этуаль». А с ним и ведущие партии в репертуаре. 3 февраля в издательстве Arthaud у него вышла автобиографическая книга Danser («Танцевать»). Мария Сидельникова встретилась с Уго в Париже и выяснила, что за сверхуспехом порой стоят годы недовольства собой.

СЪЕМКА ДЛЯ MAN IN TOWN, ФОТО: EDOARDO DE RUGGIERO

В золотой клетке Парижской оперы Уго Маршану тесно: он снимается в рекламных кампаниях, помогает благотворительным организациям и мечтает сделать балет доступным и популярным. Даже сейчас, когда Парижская опера, как и все французские театры, музеи и концертные залы, закрыта, Маршан все равно на виду и на слуху. И, кажется, ничего не скрывает — рассказывая в своей книге о ранах телесных и сердечных, о бичевании тела и эго, о победах, сомнениях и обидах, о родителях, наставниках и конкурентах, о партиях — случившихся и нет. Журналистка и соавтор «Танцевать» Каролин де Бодина не только записала эмоциональные признания артиста, но и задокументировала сцены театральной кухни Оперы без оглядки на дипломатический протокол. Поэтому книга читается одновременно и как роман воспитания, и как хроника новейшей истории Парижской оперы, и как манифест нового балетного поколения.

Фото: James Bort

Как вы попали в балет? Вы ведь в детстве увлекались цирком.

Я действительно занимался гимнастикой и цирком в детстве, чтобы выпустить пар. Я был очень энергичным, спортивным ребенком. Но в девять лет что-то щелкнуло, и я понял, что мне нужен только балет. Поступил в родном Нанте в Консеваторию, в 13 меня приняли в балетную Школу при Парижской опере, а в 17 взяли в труппу. Я долго спорил со своим телом, пытался его переделать. Я высокий, у меня накачанные мышцы, атлетическое телосложение. По физическим данным я совсем не подхожу под балетные стандарты Оперы, но и в кордебалете не мог оставаться из-за роста.

После того как вас назначили этуалью, больше не переживаете?

Да, это было своего рода признанием: раз меня сделали этуалью Парижской оперы, значит, мои данные считают в этом доме красивыми. В 20–25 лет ты все равно еще не до конца сформировался физически, пытаешься изменить тело. Но сегодня мне кажется, что я уже окончательно сформировался и тело свое принял. Скажу больше — мне нравится олицетворять это несоответствие балетным стандартам в Парижской опере.



В отличие от других искусств — живописи или музыки — в балете нет ни холста, ни партитуры. Ты можешь править только свое собственное тело

В балетном мире сейчас много спорят о переосмыслении стандартов. Классический балет изменится?

В балете должно быть разнообразие. Стандарты классического танца несколько устарели. Я устал смотреть на одинаковых артистов с выверенными до миллиметра пропорциями, все как один. Красиво быть другим: большим, маленьким, мускулистым, худощавым, азиатом, темнокожим. Мне бы очень хотелось увидеть в Парижской опере этуаль с другим цветом кожи. Пока этого, к сожалению, нет. В отличие от других театров мира. Посмотрите, какие разные американские балетные артисты! Я не говорю, что мне нравится, как все они танцуют, нет, но внешне это выглядит здорово. Знаю, что в России нормы балетной красоты непоколебимы, и я восхищаюсь русской школой. У нас во Франции, мне кажется, ситуация постепенно меняется, взгляд на тело эволюционировал. И я надеюсь и верю, что Опера пойдет по пути большего разнообразия и свободы.

Кто вам нравится из русских? Вы за кем-то следите?

Конечно, я смотрю, как работают другие артисты. Если говорить о русских, то меня завораживает красота танца и элегантность линий Ульяны Лопаткиной, Ольги Смирновой, Семена Чудина. Они уникальные артисты. В New York City Ballet это Тайлер Пек и Мария Ковроски. А в Парижской опере меня очень вдохновляет Матиас Эйман. Когда, например, работал над «Сюитой танцев» Джерома Роббинса, смотрел и его исполнение, и много других записей. С Николя Ле Ришем, с Михаилом Барышниковым, для которого Роббинс ее ставил, с Манюэлем Легри. Но потом запретил себе смотреть. И с этого момента спектакль стал моим.



СЪЕМКА ДЛЯ MAN IN TOWN, ФОТО: EDOARDO DE RUGGIERO

Что это значит? О чем вы ее («Сюиту» — прим. The Blueprint) танцуете?

Я рассказываю музыку, а музыка рассказывает то, что люди хотят увидеть. «Сюита» Баха — это абсолютная красота в музыке, и моя задача вывести ее на свет. Хореографически в ней много танцевальных воспоминаний, цитат, много от мюзикла, много юмористических моментов. Виолончель доминирует над артистом, вводит его почти что в транс. Ты пьян от этой музыки, истощен танцем. В нем — все твои эмоции. Словами не объяснишь. Да и не надо, потому что, как только мы беремся объяснять танец словами, из него тут же уходит что-то важное.

Но иногда без объяснений никак. Например,в последнем балете Кристал Пайт для Парижской оперы Body and Soul у вас очень эффектное соло. Я так понимаю, за ним стоит какая-то личная история.

Это правда, работа над этим балетом совпала со сложным периодом в моей личной жизни. И я благодарен Кристал Пайт, что она меня выбрала и дала возможность высказать все мое разочарование, всю мою боль и грусть. Это было своего рода терапией. Что касается структуры спектакля, то для меня Body and Soul — это метафора человечества. Первая часть про потерю другого. Вторая — более танцевальная и менее театральная, но в ней продолжается тема взаимоотношений: с человеком, с природой. Звучит тема разрушения нашей экосистемы, загрязнения океана, уничтожения птиц. Когда я танцевал во втором акте свое небольшое соло, у меня было ощущение, что я как птица в мазуте, отчаянно пытаюсь выбраться из этого ужаса. Третий акт с сумасшедшими костюмами кардинально отличается от первых двух. В нем мы все стали бесполыми существами — нет больше ни мужчин, ни женщин, все одинаковые, нет никаких социальных кодов. Мы единая масса, единый организм.

Фото: Joel Saget

Я не Билли Эллиот и еще меньше — Нуреев. Я не один против всех, и я не делаю из себя легенду. Я обычный парень, как все



Вы сказали, что танец для вас терапия. С чем он помогает справиться?

Танец позволяет осознавать и принимать свое эмоциональное состояние, позволяет раскрыться. Понять и проговорить телом какие-то интимные чувства, в которых в обычной жизни ты не решаешься признаться самому себе, даже стыдишься их. Но через танец можешь о них говорить. То есть, с одной стороны, танец для меня — очень тяжелая физическая работа, которая необходима моему телу и которую я очень люблю. С другой — возможность быть в гармонии со своими эмоциями, через тело мне ими легче управлять. В танце и спорт, и искусство, и эмоции. Он правда может помочь в трудной ситуации. Например, я до пандемии проводил занятия для детей беженцев, которые только-только приехали в Париж. Я не хочу заниматься политикой, поддерживать те или иные законы, все это пустое. Моя гражданская позиция — помогать через искусство.

Вы еще много снимаетесь для брендов от Giorgio Armani и Dolce & Gabbana до Louis Vuitton. Это чисто коммерческая история или вас тянет в моду?



Выходить из кокона Оперы полезно. Предложения о съемках я начал получать, еще будучи «первым танцовщиком», потом решил найти агента. Мода — это тоже искусство, и модные дома интересуются балетными артистами, потому что у нас не просто красивые тела, мы умеем держать позу, умеем двигаться. В дефиле ни разу не участвовал, хотя было бы любопытно.


К тому же крупная рекламная кампания работает не только на мой имидж, но и на имидж Парижской оперы. Тот же ролик Louis Vuitton, например, увидят миллионы людей, многие из них, может, и на балете никогда не были. Они посмотрят и скажут — кто этот парень? Где он танцует? И в итоге придут в Оперу. Выигрывают все. Балетный мир ведь очень маленький.

<blockquote class="instagram-media" data-instgrm-permalink="https://www.instagram.com/p/CB2U-FKgvPr/?utm_source=ig_embed&utm_campaign=loading" data-instgrm-version="13" style=" background:#FFF; border:0; border-radius:3px; box-shadow:0 0 1px 0 rgba(0,0,0,0.5),0 1px 10px 0 rgba(0,0,0,0.15); margin: 1px; max-width:540px; min-width:326px; padding:0; width:99.375%; width:-webkit-calc(100% - 2px); width:calc(100% - 2px);"><div style="padding:16px;"> <a href="https://www.instagram.com/p/CB2U-FKgvPr/?utm_source=ig_embed&utm_campaign=loading" style=" background:#FFFFFF; line-height:0; padding:0 0; text-align:center; text-decoration:none; width:100%;" target="_blank" rel="nofollow noreferrer"> <div style=" display: flex; flex-direction: row; align-items: center;"> <div style="background-color: #F4F4F4; border-radius: 50%; flex-grow: 0; height: 40px; margin-right: 14px; width: 40px;"></div> <div style="display: flex; flex-direction: column; flex-grow: 1; justify-content: center;"> <div style=" background-color: #F4F4F4; border-radius: 4px; flex-grow: 0; height: 14px; margin-bottom: 6px; width: 100px;"></div> <div style=" background-color: #F4F4F4; border-radius: 4px; flex-grow: 0; height: 14px; width: 60px;"></div></div></div><div style="padding: 19% 0;"></div> <div style="display:block; height:50px; margin:0 auto 12px; width:50px;"><svg width="50px" height="50px" viewBox="0 0 60 60" version="1.1" xmlns="https://www.w3.org/2000/svg" xmlns:xlink="https://www.w3.org/1999/xlink"><g stroke="none" stroke-width="1" fill="none" fill-rule="evenodd"><g transform="translate(-511.000000, -20.000000)" fill="#000000"><g><path d="M556.869,30.41 C554.814,30.41 553.148,32.076 553.148,34.131 C553.148,36.186 554.814,37.852 556.869,37.852 C558.924,37.852 560.59,36.186 560.59,34.131 C560.59,32.076 558.924,30.41 556.869,30.41 M541,60.657 C535.114,60.657 530.342,55.887 530.342,50 C530.342,44.114 535.114,39.342 541,39.342 C546.887,39.342 551.658,44.114 551.658,50 C551.658,55.887 546.887,60.657 541,60.657 M541,33.886 C532.1,33.886 524.886,41.1 524.886,50 C524.886,58.899 532.1,66.113 541,66.113 C549.9,66.113 557.115,58.899 557.115,50 C557.115,41.1 549.9,33.886 541,33.886 M565.378,62.101 C565.244,65.022 564.756,66.606 564.346,67.663 C563.803,69.06 563.154,70.057 562.106,71.106 C561.058,72.155 560.06,72.803 558.662,73.347 C557.607,73.757 556.021,74.244 553.102,74.378 C549.944,74.521 548.997,74.552 541,74.552 C533.003,74.552 532.056,74.521 528.898,74.378 C525.979,74.244 524.393,73.757 523.338,73.347 C521.94,72.803 520.942,72.155 519.894,71.106 C518.846,70.057 518.197,69.06 517.654,67.663 C517.244,66.606 516.755,65.022 516.623,62.101 C516.479,58.943 516.448,57.996 516.448,50 C516.448,42.003 516.479,41.056 516.623,37.899 C516.755,34.978 517.244,33.391 517.654,32.338 C518.197,30.938 518.846,29.942 519.894,28.894 C520.942,27.846 521.94,27.196 523.338,26.654 C524.393,26.244 525.979,25.756 528.898,25.623 C532.057,25.479 533.004,25.448 541,25.448 C548.997,25.448 549.943,25.479 553.102,25.623 C556.021,25.756 557.607,26.244 558.662,26.654 C560.06,27.196 561.058,27.846 562.106,28.894 C563.154,29.942 563.803,30.938 564.346,32.338 C564.756,33.391 565.244,34.978 565.378,37.899 C565.522,41.056 565.552,42.003 565.552,50 C565.552,57.996 565.522,58.943 565.378,62.101 M570.82,37.631 C570.674,34.438 570.167,32.258 569.425,30.349 C568.659,28.377 567.633,26.702 565.965,25.035 C564.297,23.368 562.623,22.342 560.652,21.575 C558.743,20.834 556.562,20.326 553.369,20.18 C550.169,20.033 549.148,20 541,20 C532.853,20 531.831,20.033 528.631,20.18 C525.438,20.326 523.257,20.834 521.349,21.575 C519.376,22.342 517.703,23.368 516.035,25.035 C514.368,26.702 513.342,28.377 512.574,30.349 C511.834,32.258 511.326,34.438 511.181,37.631 C511.035,40.831 511,41.851 511,50 C511,58.147 511.035,59.17 511.181,62.369 C511.326,65.562 511.834,67.743 512.574,69.651 C513.342,71.625 514.368,73.296 516.035,74.965 C517.703,76.634 519.376,77.658 521.349,78.425 C523.257,79.167 525.438,79.673 528.631,79.82 C531.831,79.965 532.853,80.001 541,80.001 C549.148,80.001 550.169,79.965 553.369,79.82 C556.562,79.673 558.743,79.167 560.652,78.425 C562.623,77.658 564.297,76.634 565.965,74.965 C567.633,73.296 568.659,71.625 569.425,69.651 C570.167,67.743 570.674,65.562 570.82,62.369 C570.966,59.17 571,58.147 571,50 C571,41.851 570.966,40.831 570.82,37.631"></path></g></g></g></svg></div><div style="padding-top: 8px;"> <div style=" color:#3897f0; font-family:Arial,sans-serif; font-size:14px; font-style:normal; font-weight:550; line-height:18px;"> View this post on Instagram</div></div><div style="padding: 12.5% 0;"></div> <div style="display: flex; flex-direction: row; margin-bottom: 14px; align-items: center;"><div> <div style="background-color: #F4F4F4; border-radius: 50%; height: 12.5px; width: 12.5px; transform: translateX(0px) translateY(7px);"></div> <div style="background-color: #F4F4F4; height: 12.5px; transform: rotate(-45deg) translateX(3px) translateY(1px); width: 12.5px; flex-grow: 0; margin-right: 14px; margin-left: 2px;"></div> <div style="background-color: #F4F4F4; border-radius: 50%; height: 12.5px; width: 12.5px; transform: translateX(9px) translateY(-18px);"></div></div><div style="margin-left: 8px;"> <div style=" background-color: #F4F4F4; border-radius: 50%; flex-grow: 0; height: 20px; width: 20px;"></div> <div style=" width: 0; height: 0; border-top: 2px solid transparent; border-left: 6px solid #f4f4f4; border-bottom: 2px solid transparent; transform: translateX(16px) translateY(-4px) rotate(30deg)"></div></div><div style="margin-left: auto;"> <div style=" width: 0px; border-top: 8px solid #F4F4F4; border-right: 8px solid transparent; transform: translateY(16px);"></div> <div style=" background-color: #F4F4F4; flex-grow: 0; height: 12px; width: 16px; transform: translateY(-4px);"></div> <div style=" width: 0; height: 0; border-top: 8px solid #F4F4F4; border-left: 8px solid transparent; transform: translateY(-4px) translateX(8px);"></div></div></div> <div style="display: flex; flex-direction: column; flex-grow: 1; justify-content: center; margin-bottom: 24px;"> <div style=" background-color: #F4F4F4; border-radius: 4px; flex-grow: 0; height: 14px; margin-bottom: 6px; width: 224px;"></div> <div style=" background-color: #F4F4F4; border-radius: 4px; flex-grow: 0; height: 14px; width: 144px;"></div></div></a><p style=" color:#c9c8cd; font-family:Arial,sans-serif; font-size:14px; line-height:17px; margin-bottom:0; margin-top:8px; overflow:hidden; padding:8px 0 7px; text-align:center; text-overflow:ellipsis; white-space:nowrap;"><a href="https://www.instagram.com/p/CB2U-FKgvPr/?utm_source=ig_embed&utm_campaign=loading" style=" color:#c9c8cd; font-family:Arial,sans-serif; font-size:14px; font-style:normal; font-weight:normal; line-height:17px; text-decoration:none;" target="_blank" rel="nofollow noreferrer">A post shared by Hugo Marchand (@humarchand)</a></p></div></blockquote> <script async src="//www.instagram.com/embed.js"></script>

съемка для Madame Figaro, Фото: Eric Nehr

Отбросив глянцевую картинку, кто такой артист балета? Кем является этуаль? Возможно, это кто-то, кто становится все более и более эгоцентричным, кто учится жить и существовать практически в полном самоотречении, в полной изоляции. Человек, одержимый своей собственной персоной

СЪЕМКА ДЛЯ NUMÉRO HOMME #35, ФОТО: JACOB SUTTON

Рекламный ролик Louis Vuitton

То есть вы такой популяризатор балета.

Я прихожу в ярость, когда слышу «Парижская опера — это не для всех, это для элиты». Да нет же! Опера — для всех, пусть приходит молодежь, пусть делают селфи, пусть у театра будет классное, молодое лицо без снобизма и слоя пыли. Уже многое меняется в этом направлении, медленно, но меняется.

Ну хорошо, а что делать с сюжетами классических балетов? Понятны ли их коллизии новому поколению?

Классический балет, конечно, несколько старомоден: все сюжеты написаны в XIX веке, и сегодня многое неактуально. Поэтому главная задача молодого артиста — сделать персонажа понятным современному зрителю. С другой стороны, та же «Жизель», например, очень актуальный балет. Он и про социальное неравенство, и про легкость манипуляций. Но вместе с тем это балет трагический. И чувства, и ситуации, описанные в нем, мы переживаем каждый день. Первая сцена второго акта, когда Альберт приносит на могилу цветы. Сколько таких могил и цветов было с марта, когда в мире началась пандемия. В общем, в каждом образе есть много оттенков, из которых мы, танцовщики, можем выбирать. Конечно, если я поведу персонажа не в ту сторону, мне подскажут, направят. Но если решу сделать его более романтичным или более хладнокровным, это можно.



 Для тела, которое раздирают гормоны, которое постоянно меняется, дисциплина, призванная обуздать юношеский бунт, постоянные замечания и поправки, эта извечная оценка «ты всегда недостаточно хорош» — это рубец на сердце, метка на коже, выжженное клеймо на эго

Своего Альберта вы сделали совсем не инфантильным аристократом, заигравшимся с наивной крестьянкой.


Это правда. Его часто представляют слащавым, бесхарактерным, этаким оболтусом. Я же его вижу совсем другим. Он дерзкий, азартный, в нем кипит молодая кровь, он хочет переспать с Жизелью и не намерен отказываться от своих желаний. Для него это игра. Он — хищник, она — добыча. Понятно, что он не несет ответственности за свои действия, он слишком молод и не видит, к чему они могут привести, не понимает, сколько горя он принесет Жизели. Но когда случается трагедия, Альберт все осознает. «Жизель» — это история взросления, путешествие-инициация. Ты начинаешь спектакль мальчишкой, а заканчиваешь взрослым, опытным мужчиной. В жизни такое путешествие занимает годы, у меня же есть возможность совершить его за два часа!

Про планы на нынешний сезон, наверное, спрашивать бессмысленно.



В нынешнем сезоне строить планы — только подпитывать чувство тревоги. Начнешь планировать, и все сто раз поменяется, а ты уже размечтался. Конечно, мне хотелось бы станцевать «Ромео и Джульетту» Нуреева, «Юношу и смерть» Ролана Пети. Но кто знает, что будет через полгода? Никто.

Давайте тогда о дальних перспективах. Чем бы вам хотелось заниматься, когда вы закончите балетную карьеру на сцене?

Если говорить про далекое будущее, то я хочу танцевать как можно дольше и потом продолжать свой путь в артистическом мире. Возможно, попробовать играть в театре или в кино или занять руководящий пост в министерстве культуры или в театре...

…пост худрука балета Парижской оперы?

Почему бы и нет? Посмотрим.

{"width":1200,"column_width":90,"columns_n":12,"gutter":10,"line":40}
false
767
1300
false
true
true
{"mode":"page","transition_type":"slide","transition_direction":"horizontal","transition_look":"belt","slides_form":{}}
{"css":".editor {font-family: tautz; font-size: 16px; font-weight: 400; line-height: 21px;}"}