Темы
T

Икона стиля: 

Мэрилин Мэнсон

На экраны вышел «Новый папа» — второй сезон сериала классика итальянского кино Паоло Соррентино. В нем — довольно неожиданно для любителей рафинированного стиля режиссера — появится Мэрилин Мэнсон: американский музыкант и актер выступит в роли самого себя, но при этом без своего знаменитого грима. Основательница Telegram-канала fierce&cute Мур Соболева рассказывает, как Мэнсон стал иконой стиля — и вырос из маргинального исполнителя в большого важного деятеля искусства.

Уже в имени Мэрилина Мэнсона содержится исходная дихотомия. Основав вместе со своими приятелем гитаристом Скоттом Путески музыкальную группу, Брайан Уорнер придумал эффектный способ создания псевдонимов для всех ее участников: имя секс-символа + фамилия серийного убийцы, так, например, Скотт стал Дэйзи Берковицем (в честь героини сериала «Придурки из Хаззарда» Дэйзи Дьюк и серийного убийцы Дэвида Берковица, известного как «Сын Сэма») . Сам же Брайан присовокупил к имени главной голливудской блондинки — Мэрилин Монро — фамилию убийцы и главаря апокалиптической секты — Чарльза Мэнсона. Прием, который поначалу казался просто цепляющей фишкой, стал основой жизни артиста, ну а культ тоже не заставил себя долго ждать.

Однажды жена Дэвида Боуи Иман, отвечая на вопрос, каково жить с рок-звездой, сказала, что вышла замуж не за Боуи, а за Дэвида Джонса — и что дома она не с музыкальным гением, а с человеком. С Мэнсоном такой пассаж невозможен — он работает Мэрилином Мэнсоном 24/7, раскрывая все грани своей цельной личности. Интеллигентность суждений, рефлексия, застенчивость, обходительность вплоть до джентльменства органично уживаются в нем с разнузданным публичным поведением и пугающей откровенностью. Трепетные чувства к возлюбленным — с выступлениями на грани мизогинии. Самоназвание God of Fuck и гиперреалистичные эротические сцены с собственным участием — с признанием, что «не имеет сексуальных девиаций», а «мысль о сексе втроем вызывает у него нервный смех», поскольку он из тех, кто тушит свет, ложась с кем-то в постель. Жестокие тексты о поколенческом разрыве — и любовь к родителям: Мэнсон трогательно ухаживал за матерью, страдающей деменцией (и посвятил ей альбом The Pale Emperor), а после ее смерти стал особенно близок с отцом: их трогательная совместная фотосессия в одинаковом макияже стала одним из лучших материалов журнала Paper.

Мэрилин Мэнсон с отцом в журнале Paper Magazine, март 2015

Макияж Мэнсон использовал с юности: в одном из интервью он рассказывал, как в детстве мама наряжала его в свои парики и красила помадами. Всерьез грим увлек его в подростковом возрасте, когда он познакомился с творчеством группы Kiss и пытался повторить их знаменитые маски с помощью детской акварели. Но на его стиль — и человеческий, и музыкальный — куда больше повлияли Дэвид Боуи и Элис Купер. «Я не собирался быть андрогином, я не хотел выглядеть как девушка — я хотел спрятаться за внешним образом. У меня была ужасная кожа, но я не хотел выглядеть лучше. Я хотел выглядеть хуже: поэтому я стал мазать зубы помадой, потому что это казалось отвратительным», — рассказывал Мэнсон в четырехлетней давности треде на Reddit, куда лично явился отвечать на вопросы почитателей.

Группа Marilyn Manson and The Spooky Kids

Я не собирался быть андрогином, я не хотел выглядеть, как девушка — я хотел спрятаться за внешним образом. У меня была ужасная кожа, но я не хотел выглядеть лучше. Я хотел выглядеть хуже: поэтому я стал мазать зубы помадой, потому что это казалось отвратительным

Андрогинность пришла вместе с развитием образа. С самого первого концерта Marilyn Manson & The Spooky Kids (потом «детки» стерлись из названия) делали визуальные перформансы, не стесняясь показывать и эстетизировать отвратительное во всей его странной красе — Мэнсон изобрел понятие ugly beauty задолго до того, как его подхватил и сформулировал стритстайл и модные дома. Лидер The Smashing Pumpkins Билли Корган позже скажет, что Мэнсон — визионер, опередивший свое время: то, что он развил, позже стали использовать все. Но сперва то, что делал Мэнсон, называли шок-роком — и этот шлейф тянется за музыкантом до сих пор.



Этапный альбом Mechanical Animals, ставший одним из наиболее успешных в карьере группы, породил нового персонажа — бесполое красноволосое существо в белом костюме-манекене, вдохновленное ранними образами Дэвида Боуи. Лирический герой Мэнсона, Омега, — инопланетянин, попавший в ад на Земле: вернее, на Землю, которую Мэнсон воспринимает и показывает как настоящий ад (он, как известно из классики, пуст, а все демоны здесь). При этом уже тогда Мэнсон не стесняется смеяться над собой, одновременно выворачивая себя наизнанку: участвует в пластилиновом шоу MTV Celebrity Deathmatch, называет себя «самым злым человеком в Америке» и при этом пишет пронзительные вещи вроде Coma White.

Мэрилин Мэнсон и Роуз Макгоуэн на MTV Movie Awards, 1999

Мэрилин Мэнсон и Роуз Макгоуэн на премьере фильма «Чужой: Воскрешение», 1997

В это время Мэнсон переживает бурный роман с артисткой Роуз Макгоуэн, и каждый их совместный выход становится заметным прежде всего из-за нарядов. Самым примечательным было появление на премии VMA, где музыкант был в плюшевом леопардовом костюме, а актриса в «голом» платье в сетку. Стилевые поиски Мэнсона в этот момент находятся в самом разгаре — он носит то рваные штаны и перчатки по локоть, то корсеты и оверсайз-пиджаки диких расцветок.

Мэрилин Мэнсон и Роуз Макгоуэн 

на MTV Video Music Awards, 1998

После разрыва помолвки с Макгоуэн Мэнсон начинает встречаться с бурлеск-звездой Дитой фон Тиз. Под ее влиянием он радикально меняет стиль и музыки (альбом The Golden Age of Grotesque), и одежды, и жизни. Дита не столько сформировала его стиль, сколько помогла его кристаллизировать, сделать более цельным и утонченным. Фон Тиз называет свой стиль «эксцентричным гламуром», и Мэнсон рядом с ней стал тоже отвечать этому определению. Он отошел от клоунских нарядов и постоянной демонстрации голого тела; сейчас он говорит, что больше всего любит стиль 20-х и 30-х годов — «это было время, когда люди не ходили в растянутых майках и тренировочных штанах». В гардеробе Мэнсона появились изящные костюмы, рубашки и галстуки, фуражки и кители с намеком на форму СС (тема тоталитаризма — на тот момент одна из главных в его работе), кожаные брюки и простые черные джинсы по фигуре. Неизменными остаются сбритые брови, очки-авиаторы, белая линза на одном глазу, высокие шнурованные ботинки и макияж. Мейк Мэнсон варьирует, но не сильно: обычные для него элементы — темно-красная помада, выходящая за контур губ, черный айлайнер, голубые или же черные тени, выбеленное лицо. Фон Тиз и Мэнсон невероятно подходили друг другу — они оба сделали себя с нуля, сами сформировали свои сценические образы, в которые вжились настолько, что не расстаются с ними никогда. Когда пару спросили, как они обращаются друг к другу дома, они даже удивились. Конечно, они называли друг друга не данными при рождении именами, Хизер и Брайан, а теми, которые себе выбрали — Дита и Мэнсон.

Их свадьбе посвятил большой материал американский Vogue — благодаря обаянию и вкусу Диты, ее глянцевым знакомствам и умению быть гламурной без пустоты и пошлости Мэнсон вышел за пределы музыкальных журналов и стал настоящей модной звездой. Бракосочетание можно было назвать единственным словом — classy; вместо битых бутылок и катания в мусоре на свадьбе были соколы, смокинги и гардероб невесты, специально для свадебного уикенда придуманный дизайнерами Moschino. Платье невесты сшила Вивьен Вествуд, туфли скроил лично Кристиан Лубутен. Но их исключительно красивая свадьба стала, как потом вспоминала фон Тиз, началом конца. Любовная лодка разбилась не о быт (Мэнсон и фон Тиз прожили шесть лет вместе до свадьбы), а о новый вид известности: светскую хронику и таблоиды, героями которых стала пара.

Свадьба Мэрилина Мэнсона и Диты фон Тиз, 2005

Но не будем валить все на папарацци: в то же время у Мэнсона начался роман с 18-летней Эван Рейчел Вуд, которая под его влиянием стала копировать стиль фон Тиз. Тогда же Мэнсон ненадолго отходит от выхолощенного в браке образа: носит кожаные куртки и выцветшие футболки, которые, впрочем, практически ушли в прошлое после окончания этого скандального романа. Катарсисом его стало Рождество 2008 года, когда Мэнсон позвонил Вуд 158 раз (она не отвечала) и после каждого наносил себе порез, искромсав себе лицо и руки. Вскоре он нашел другой способ пережить расставание — и сделал альбом The High End of Low.

Альбом провалился, но Мэнсон пришел в себя: стал много сниматься в кино, а после этого активизировался и записал несколько дисков, гораздо более спокойных, взрослых и рефлексирующих. Его личная жизнь тоже успокоилась: почти десятилетний гражданский брак с фотографом Линдси Усич, несмотря на его явную турбулентность (пара то сходится, то расстается) освещается прессой гораздо меньше, чем все предыдущие отношения, оставляя прессе возможность обратить внимание на творчество музыканта. Одновременно с этим он окончательно разработал собственный стиль: снялся в качестве модели в кампаниях Saint Laurent и Marc Jacobs, а в 2016 году запустил собственную коллекцию с маркой Killstar: туда вошло 29 предметов. В том же 2016 году Джастин Бибер сделал дорогую капсульную коллекцию собственного мерча, куда, в частности, включил футболку с портретом Мэнсона образца конца 90-х — с двоякой надписью на спине BIGGER THAN SATAN BIEBER (позже эту коллекцию, слегка ее переделав, перевыпустил H&M). Еще у Мэнсона давние нежные отношения с любимым enfant terrible модной индустрии Демной Гвасалией — он регулярно позирует в одежде Vetements и лично вручал Гвасалии премию The Fashion Awards, а дизайнер, в свою очередь, сделал рубашку с большими портретами Мэнсона спереди и на спине.

Разница между концертной футболкой, имитирующей рок-принт середины 80-х, и нарядом с портретом Мэнсона огромна: если первый вариант стал униформой даже для тех, кто никогда не слышал AC/DC или Metallica, то второй — это стейтмент, поскольку герой остается важным фигурантом современной моды. Несколько лет назад Мэнсона спросили, не боится ли он, что его имидж затмит его музыку. Тот бескомпромиссно ответил, что боится обратного: что музыка затмит образ.

У нынешнего Мэнсона небольшая косметичка: он охотно рассказывает свои «секреты макияжа», признаваясь, что использует макияж каждый день для собственного удовольствия и имеет проверенных фаворитов. Тональный крем Dior, помада M.A.C в оттенке Diva (первый макияжный бренд, на который Мэнсон, по собственному признанию, потратил деньги), кремовые пигменты Kryolan и Make Up For Ever. Мэнсон вообще любит себя ограничивать: он считает, что из этого рождается креативность. «Я ношу макияж по той же причине, по которой его носят женщины — мне нравится, как я в нем выгляжу», — говорит Мэнсон. И у Мэнсона, как у многих из нас, тоже есть no makeup makeup: немного тона, черный карандаш и массивные очки.

Он по-прежнему любит черные облегающие костюмы, шелковые рубашки и штиблеты на платформе, а также украшения, которые в последние годы стал носить постоянно. Любимая марка — Fangophilia: этот японский дизайнер делает накладки на зубы, уши и пальцы по индивидуальным слепкам заказчика. Удивительно, что все эти рок-причуды смотрятся на 52-летнем Мэнсоне совершенно органично. За тридцать с небольшим лет активной работы он ухитрился не выйти в тираж и не забронзоветь, как многие другие группы — ни сам по себе, ни в музыкальном плане. Мэнсон по-прежнему, 10 альбомов спустя после начала карьеры, ставит перед обществом зеркало и не боится его пачкать; его заигрывания с запретными темами часто воспринимают как высказывания от первого лица, но достаточно небольшой рефлексии, чтобы понять его истинные мысли. В конце концов, настоящее искусство должно способствовать анализу себя и окружающего мира. И с этой задачей Мэнсон справляется блестяще.

Лучшие материалы The Blueprint
в нашем канале на Яндекс.Дзен

{"width":1200,"column_width":90,"columns_n":12,"gutter":10,"line":40}
false
767
1300
false
true
true
{"mode":"page","transition_type":"slide","transition_direction":"horizontal","transition_look":"belt","slides_form":{}}
{"css":".editor {font-family: tautz; font-size: 16px; font-weight: 400; line-height: 21px;}"}