Темы
T

Главные вопросы о горящих лесах  в Сибири


текст:

варя баркалова

иллюстрации:

Мария Виноградова

В конце июня в Сибири начались сильные лесные пожары, которые быстро рапространились и сейчас охватывают огромную территорию — в два раза больше, чем в прошлые годы. Многие обвиняют региональные власти в равнодушии и бездействии; чиновники в ответ заявляют, что возможный ущерб от огня ниже затрат на его тушение. Вопросов очень много: неужели с пожарами ничего нельзя сделать? Какой вред это нанесет планете, которой и так грозит экологический кризис? И стоит ли нам всем опасаться за свое здоровье?



{"points":[{"id":10,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}},{"id":12,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":0.06,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}}],"steps":[{"id":11,"properties":{"duration":2,"delay":0,"bezier":[],"ease":"Power0.easeNone","automatic_duration":true}}],"transform_origin":{"x":0.5,"y":0.5}}
{"points":[{"id":10,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}},{"id":12,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":0.06,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}}],"steps":[{"id":11,"properties":{"duration":2,"delay":0,"bezier":[],"ease":"Power0.easeNone","automatic_duration":true}}],"transform_origin":{"x":0.5,"y":0.5}}
{"points":[{"id":10,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}},{"id":12,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":0.06,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}}],"steps":[{"id":11,"properties":{"duration":2,"delay":0,"bezier":[],"ease":"Power0.easeNone","automatic_duration":true}}],"transform_origin":{"x":0.5,"y":0.5}}

Что происходит?


Сейчас в Сибири — Якутии, Красноярском крае и Иркутской области — горит около 3 миллионов гектаров леса. Площадь удается оценить благодаря спутниковым снимкам. Да, распространение огня и дыма видно с орбиты: на прошлой неделе Роскосмос выложил впечатляющие кадры. Дым от пожаров уже достиг Поволжья, Казахстана и даже западного побережья Канады.


Пожары возникли в основном на фоне жары и так называемых сухих гроз — молнии поджигали высохший лес, а дождей не было. Тем не менее пожароопасная ситуация была во многих регионах России, но не везде возгорания распространились: например, в центральной части страны и в Поволжье их удалось вовремя потушить. В Сибири события развиваются неблагоприятно из-за недостаточных мер по тушению — это ответственность региональных властей.



{"points":[{"id":7,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}},{"id":9,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":0.47,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}}],"steps":[{"id":8,"properties":{"duration":1,"delay":0,"bezier":[],"ease":"Power0.easeNone","automatic_duration":true}}],"transform_origin":{"x":0.5,"y":0.5}}

Почему пожары не тушат?


На самом деле их тушат, но не все. Большая часть пожаров происходит в так называемой зоне контроля — труднодоступной местности, в которой нет официальных населенных пунктов и сельскохозяйственных угодий. Сейчас в зоне контроля находится 98 пожаров общей площадью 842 тысяч гектаров. По данным Федерального агентства лесного хозяйства, на этих территориях «отсутствует угроза населенным пунктам и объектам экономики, и прогнозируемые затраты на их [пожаров] тушение превышают прогнозируемый вред, который может быть ими причинен». Первый замглавы МЧС Александр Чуприян подтвердил, что тушение пожаров в труднодоступных районах всегда было убыточным, а глава Красноярского края Александр Усс сказал, что не тушить пожары в зоне контроля — общемировая практика, так же поступают в США, Канаде и Мексике, и стоит дождаться естественных осадков.

Разве в других странах лесу просто дают сгореть?


В разных странах эту проблему решают по-разному. Руководитель программы по особо охраняемым природным территориям российского отделения Greenpeace Михаил Крейндлин рассказал The Blueprint, что практика зон контроля применяется отнюдь не по всему миру, как утверждал глава Красноярского края, а только в США и Канаде, и совсем по другой причине, чем в России. На Американском континенте в зоны контроля выделены места, где пожары считаются естественным явлением и нормальной частью экологического цикла. В странах Скандинавского полуострова же еще в середине XX века перестали полагаться на «естественность» лесных пожаров и теперь тушат все возникающие в природе возгорания.


По словам Крейндлина, единственная эффективная мера по контролю пожаров — это их профилактика. В России есть все технологии и мощная система авиалесоохраны (она даже легла в основу аналогичной системы в США), которые могли бы справиться с сибирскими пожарами в самом начале, до их катастрофического распространения. При нынешнем масштабе полностью потушить пожары усилиями людей и техники не получится — придется дожидаться устойчивых осенних дождей.



{"points":[{"id":10,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}},{"id":12,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":0.06,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}}],"steps":[{"id":11,"properties":{"duration":2,"delay":0,"bezier":[],"ease":"Power0.easeNone","automatic_duration":true}}],"transform_origin":{"x":0.5,"y":0.5}}
{"points":[{"id":10,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}},{"id":12,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":0.06,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}}],"steps":[{"id":11,"properties":{"duration":2,"delay":0,"bezier":[],"ease":"Power0.easeNone","automatic_duration":true}}],"transform_origin":{"x":0.5,"y":0.5}}

Но ведь сгоревший лес — это
огромные убытки?


Счетная палата России сообщила, что ущерб от всех лесных пожаров за последние полгода (60% их площади возникло как раз за последние две недели) составил 2,4 млрд рублей. Не совсем понятно, как именно рассчитывался этот ущерб, но, скорее всего, под основным ценным ресурсом, пострадавшим от пожаров, в первую очередь подразумевается лес.


Однако специалисты по охране природных ресурсов говорят о том, что при пожаре страдает не только древесина — сгоревшая тайга была местом обитания многих видов животных, в том числе значимых для охотничьего промысла. У Минприроды есть утвержденная методика для расчета вреда, причиненного охотничьим угодьям. Если воспользоваться ей, сочтя за пострадавший ресурс самого ценного пушного зверька, обитающего на территории Сибири — соболя, — то ущерб от пожаров только в Красноярском крае составит больше 22 миллиардов рублей. А кроме соболей в тайге живут лоси, олени, белки и другие животные, которые тоже считаются природным ресурсом России.



{"points":[{"id":4,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":12}},{"id":6,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":0,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":-4}}],"steps":[{"id":5,"properties":{"duration":1.3,"delay":0,"bezier":[],"ease":"Power0.easeNone","automatic_duration":true}}],"transform_origin":{"x":0.5,"y":0.5}}
{"points":[{"id":10,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}},{"id":12,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":0.06,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}}],"steps":[{"id":11,"properties":{"duration":2,"delay":0,"bezier":[],"ease":"Power0.easeNone","automatic_duration":true}}],"transform_origin":{"x":0.5,"y":0.5}}
{"points":[{"id":4,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":-4}},{"id":6,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":4}}],"steps":[{"id":5,"properties":{"duration":0.8,"delay":0,"bezier":[],"ease":"Power0.easeNone","automatic_duration":true}}],"transform_origin":{"x":0.5,"y":0.5}}

И всегда так сильно горит?


Нет. В этом году площадь и сила пожаров сильно возросла по сравнению с прошлым годом и со средними значениями за последние 17 лет — об этом можно судить по данным российского отделения Greenpeace. Главный научный сотрудник ВНИИ Противопожарной обороны МЧС Ирэк Хасанов выразил опасения, что нынешние масштабные пожары в Сибири приведут к печальным последствиям для экологии из-за обилия продуктов горения в воздухе. В частности, это угарный и углекислый газы — первый ядовит, второй является главным парниковым газом, и при таких масштабах (по оценке Хасанова, сейчас в атмосферу может поступить не меньше 20 млн тонн газа) повлияет на климатические изменения.



{"points":[{"id":1,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":15}},{"id":3,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":0.5,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":15}}],"steps":[{"id":2,"properties":{"duration":0.8,"delay":0,"bezier":[],"ease":"Power0.easeNone","automatic_duration":true}}],"transform_origin":{"x":0.5,"y":0.5}}

Как именно пожары влияют на природу?


Сотрудница кафедры геоботаники биологического факультета МГУ Ксения Дудова рассказала The Blueprint, что в природе пожары — не редкость: «Есть ряд экосистем, которые существуют и поддерживаются за счет пожаров: вересковые пустоши Шотландии, южноафриканский финбош, некоторые хвойные леса Северной Америки и Евразии. Но горят они отнюдь не каждый год: в естественной динамике вересковые пустоши горят примерно раз в 20 лет. Для финбоша эта цифра уже составляет около 40 лет. Для сосновых лесов же эта цифра стартует от 100–150 лет. И примерно столько же времени нужно для полноценного восстановления экосистемы после пожара».


То есть иногда пожары все же возникают естественным путем, но в 90% случаев — по вине человека — это и случайные непотушенные окурки, и специальные поджоги. «Особенно в этом плане негативно выжигание травы, до сих пор яростно поддерживаемое многими. При этом ежегодное выжигание лугов в лесной зоне России ведет к обеднению почв, деградации сообществ и потере биоразнообразия», — добавляет Дудова.


По ее словам, сибирские пожары повлияют не только на собственно лесное сообщество, но и на водный режим местности: «Древесные породы являются мощным „лифтом“, поднимающим воду из нижних горизонтов наверх. При этом довольно значительная часть воды „теряется“ по дороге и увлажняет верхние горизонты почвы. И напротив — в местах, где воды достаточно, деревья за счет испарения предотвращают заболачивание». На восстановление леса на месте сгоревшей тайги может уйти не меньше 70–100 лет.




А для людей это вредно?


Для жителей задымленных районов — да. Многие помнят, как в 2010 году Москву и Подмосковье накрыл смог от сильнейших торфяных пожаров, и тогда произошел резкий всплеск отравлений и даже смертей из-за ядовитого дыма. Лесные пожары в Сибири в этом смысле менее опасны (например, открытый огонь не образует ядовитых сернистого и азотистого газов), но все равно приводят к загрязнению атмосферы продуктами горения: в воздух, которым дышат люди, попадают мелкие частицы пепла. Они затрудняют дыхание, провоцируют обострение хронических заболеваний легких и дыхательных путей, влияют на слизистые носа, рта и глаз. Минздрав уже опубликовал официальные рекомендации для жителей задымленных районов (а это более 600 населенных пунктов): среди них есть ношение защитных масок, завешивание окон мокрой тканью и регулярное промывание носа и горла.


Кардиолог Ярослав Ашихмин рассказал, что помимо вполне очевидной опасности для дыхательных путей есть и менее явная, но не менее сильная — для сердечно-сосудистой системы. Мелкие частицы из продуктов горения могут проникать из легких в кровь через стенки сосудов, повреждая их и дестабилизируя атеросклеротические бляшки. У пациентов высокого риска и с артериальной гипертензией повышается риск инфаркта миокарда и инсульта. Но продукты горения опасны и для тех, у кого бляшек нет, — для детей. «Дым может послужить фактором, запускающим развитие молчащего (асимптомного) повреждения сосудов, которое раскроется цветами смертей на ровном месте через несколько десятков лет», — сказал врач.


В комментарии The Blueprint Ашихмин добавил, что, несмотря на отсутствие официальной статистики по обращениям за медицинской помощью с момента начала пожаров, стоит принимать меры по предупреждению развития серьезных проблем со здоровьем. Для их выявления нет специальных анализов и тестов, но можно сдать общие, например, проверить уровень холестерина в крови и пристально следить за перепадами артериального давления.

{"points":[{"id":10,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}},{"id":12,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":0.06,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}}],"steps":[{"id":11,"properties":{"duration":2,"delay":0,"bezier":[],"ease":"Power0.easeNone","automatic_duration":true}}],"transform_origin":{"x":0.5,"y":0.5}}
{"points":[{"id":10,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}},{"id":12,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":0.06,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}}],"steps":[{"id":11,"properties":{"duration":2,"delay":0,"bezier":[],"ease":"Power0.easeNone","automatic_duration":true}}],"transform_origin":{"x":0.5,"y":0.5}}
{"points":[{"id":10,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}},{"id":12,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":0.06,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}}],"steps":[{"id":11,"properties":{"duration":1.5,"delay":0,"bezier":[],"ease":"Power0.easeNone","automatic_duration":true}}],"transform_origin":{"x":0.5,"y":0.5}}

Что будет дальше?


Сибирские пожары этого лета — а главное, равнодушие региональных властей к проблеме — вызвали бурную реакцию в обществе. В соцсетях запустили хештег #сибирьгорит, под которым пользователи обращают внимание на ситуацию (в стороне не остался даже Леонардо ДиКаприо). Запущенную две недели назад петицию, призывающую власти ввести режим ЧС на всей территории Сибири и экстренно заняться ликвидацией пожаров, подписали уже больше миллиона человек. Под давлением общества в Госдуму внесли новый законопроект, запрещающий не тушить лесные пожары, а в Красноярском крае уже возбудили уголовное дело по статье «Халатность» в отношении местных должностных лиц из-за того, что бездействие ведомств позволило пожарам распространиться.


К сожалению, специалисты считают, что потушить пожары до сильных осенних дождей вряд ли удастся — в Сибири продолжается жаркая погода, а небольшие осадки не мешают огню. Поэтому вопрос уже ставится скорее не «как справиться с пожарами», а «что делать после». Пока активисты призывают высаживать новый лес на месте выгоревшей тайги (так, авиакомпания S7 объявила о сборе средств на посадку миллиона деревьев на сгоревших землях), ученые считают, что это преждевременно.


Ботаник и руководитель лесного отдела Greenpeace в России Алексей Ярошенко говорит, что высаживание новых деревьев в труднодоступных районах — лишняя трата сил: «Ускорить появление и развитие леса посадкой практически невозможно: самосевные деревья развиваются быстрее тех, которые посадили вручную, поскольку их корни не травмируются при пересадке. Даже если там [на местах пожаров] сейчас что-то посадить, это никак не повлияет на то, каким вырастет лес через одно-два десятилетия». Единственным способом добиться того, чтобы лес восстановился и не погиб снова, он считает изменение системы охраны лесов от пожаров. А это, кстати, не только законодательство, но и отношение общества к проблеме.

Лучшие материалы The Blueprint
в нашем канале на Яндекс.Дзен

{"width":1199,"column_width":65,"columns_n":16,"gutter":10,"line":40}
false
767
1300
true
true
{"mode":"page","transition_type":"slide","transition_direction":"horizontal","transition_look":"belt","slides_form":{}}
{"css":".editor {font-family: tautz; font-size: 16px; font-weight: 400; line-height: 21px;}"}