Темы
T

За что мы любим 

Рене Зеллвегер

25 апреля Рене Зеллвегер исполняется 50 лет — и этот год обещает быть для нее весьма насыщенным. В сентябре на экраны выйдет байопик «Джуди», посвященный закату карьеры Джуди Гарланд, где Зеллвегер сыграла главную роль — одну из самых мифологизированных звезд золотого Голливуда. А уже 24 мая на Netflix стартует сериал «Что/Если», где актрисе досталась роль состоятельной интриганки Анны, затевающей крайне опасные игры. Для Рене это будет первая полноценная роль на телевидении (если не считать эпизодические роли в 1990-х и начале нулевых), а значит, и новый опыт. И это несмотря на то, что за плечами у нее уже почти тридцатилетняя карьера в кино. Впрочем, рисковать Рене Зеллвегер не боялась никогда.

«Мне необходимо было притормозить…»


Пожалуй, самым смелым карьерным поступком Зеллвегер была не какая-то сложная роль — а, наоборот, ее отсутствие. В 2009 году актриса ушла в длительный отпуск, будучи обладательницей одного «Оскара» и трех «Золотых глобусов», любимицей критиков и зрителей и неповторимой Бриджет Джонс — несовершенной, но прекрасной «такой, какая она есть». В индустрии, где многие страшатся сделать передышку даже на год, Зеллвегер не побоялась пропасть с радаров на целых шесть лет. «Я поняла, что, кажется, не способна найти в жизни баланс, — позже признавалась она. — Я чувствовала себя обязанной говорить «да» каждый раз, когда мне предлагали работу. Годы проходят, друзья и близкие понимают, что у вас есть обязательства, но из-за этого они не отменят барбекю, не передумают праздновать свадьбу, а у малыша все равно будет день рождения. Я очень много пропустила. Мне необходимо было притормозить, многое пересмотреть, понять, как найти время для себя самой. Я чувствовала потребность вырасти как личность — в тех областях, которые не вращаются вокруг моей работы».

Как утверждает Рене, перспектива прерваться на несколько лет нисколько ее не страшила: «Мне, наоборот, было страшно оттого, что я могу этого не сделать». В отпуске Рене много путешествовала и училась писать сценарии — даже написала пилотный эпизод сериала про женщин-музыкантов в 1960–1970-е годы в Лос-Анджелесе. Впрочем, истории ярких женщин и гендерное равноправие интересовали ее всегда. Сейчас она, например, патронирует благотворительный фонд The Great Initiative, который в числе прочего борется с домашним насилием и калечащими операциями на женских половых органах (которые особенно распространены в мусульманских странах). В 2011 году как посол этой организации она даже ездила в Либерию, чтобы привлечь внимание общественности к положению женщин во время гражданской войны.


Любимая Бриджет


В 2016 году Рене совершила яркий камбэк. Как говорит она сама, «просто настало время вернуться». Роль, с которой она перезапустила карьеру, была выбрана не случайно — это была все та же Бриджет Джонс, но уже в третьей части фильма, там, где главной героине за 40 и она впервые ждет ребенка. «Я не задавала себе вопросов о том, соглашаться ли мне в третий раз играть эту роль, — говорит Зеллвегер. — Это подразумевалось само собой. Я просто была очень рада снова окунуться в ее мир».


Есть мнение, что Рене не любит франшизу о Бриджет — потому что та сделала ее заложницей одной роли (как в свое время случилось с Сарой Джессикой Паркер и ее Кэрри Брэдшоу), да еще и испортила здоровье. Действительно, для двух первых частей актрисе пришлось сильно набрать вес: для съемок в «Дневнике Бриджет Джонс» и сиквеле «Бриджет Джонс: Грани разумного» она набирала по 30 фунтов (чуть больше 13,5 кг). Причем каждый раз по завершении работы приходилось в экстренном порядке заново приводить себя в форму — например, для съемок в экранизации мюзикла «Чикаго» или в исторической драме «Холодная гора», за которую Рене получила «Оскар» как лучшая актриса второго плана.

«ДНЕВНИК БРИДЖЕТ ДЖОНС»

Чтобы сбросить вес, Зеллвегер сидела на всевозможных диетах, включая небезопасную диету Аткинса. В конце концов незадолго до длительного перерыва в карьере Рене призналась, что такой режим действительно едва не стоил ей серьезных проблем со здоровьем: «У меня была паническая атака, после того как все врачи, у которых я побывала, сказали мне, что несколько раз вот так набирать, а потом сбрасывать вес может быть для меня опасно. Они все сказали: «Вы должны это прекратить, а не то умрете». В результате для третьей части под названием «Ребенок Бриджет Джонс» Зеллвегер уже не полнела. По ее просьбе режиссер фильма Шэрон Магуайр перекроила героиню — а не тело играющей ее актрисы.


Несмотря на все эти трудности Рене вовсе не ненавидит свою Бриджет — и едва ли не в каждом интервью говорит, что относится к этой роли с большой нежностью (не говоря о том, что она принесла актрисе номинацию на «Оскар»). В конце концов, именно эта героиня стала одной из первых икон бодипозитива в поп-культуре, а сами фильмы (и лежащие в их основе книги Хелен Филдинг) сумели показать миру правдивый взгляд женщин на многие вещи. Все это не может не нравиться Зеллвегер как убежденной феминистке. «Больше всего меня подкупает в Бриджет то, что иногда она просто не может себя сдерживать, — объясняет Зеллвегер. — Она то и дело попадает впросак. Мне импонирует то, что социальные привилегии ее не изменили. Она все равно идет до конца и делает что хочет — даже когда не до конца понимает, к чему это приведет. Мне нравится, что она оптимистка и безнадежный романтик».

«БРИДЖЕТ ДЖОНС: ГРАНИ РАЗУМНОГО»

И не только Бриджет


Стала ли Рене заложницей образа Бриджет Джонс? Нет, это тоже неверно. И до франшизы, и одновременно с ней — и, разумеется, после — в ее фильмографии были и есть роли совсем другого плана. Ее первой заметной ролью — еще до эпопеи с мисс Джонс — была мать-одиночка и возлюбленная главного героя в мелодраме «Джерри Магуайр», где Зеллвегер сыграла в паре с Томом Крузом. Фильм взял пять номинаций на «Оскар», а самой Рене досталась награда Critics Choice в номинации «Прорыв года». В начале нулевых, между первой и второй «Джонс», Зеллвегер блистательно сыграла бесстрашную аферистку Рокси в киноверсии мюзикла «Чикаго» и бойкую Руби Тьюс в драме о гражданской войне в США «Холодная гора». В черной комедии «Сестричка Бетти» Рене сыграла официантку-сталкера, преследующую любимого актера, а еще в одной исторической драме «Мисс Поттер» — реальную британскую писательницу, свободомыслящую Беатрикс Поттер, борющуюся с косными нравами конца XIX столетия. За какую бы роль Зеллвегер ни взялась — будь то костюмная драма, мюзикл о «ревущих 20-х» или ромком, — ее всегда осыпают похвалами критики. За «Холодную гору» она получила «Оскар», за нее же, а еще за «Чикаго» и «Сестричку Бетти» — «Золотой глобус». А потом пропала с экранов.



«Чикаго»

«Мисс Поттер»

«что/если»

«Холодная гора»

«Сестричка Бетти!»

«Джерри Магуайр!»

«Не бояться своей индивидуальности»


В середине 2010-х Зеллвегер внезапно снова стала героиней обложек, в первую очередь — таблоидов. 20 октября 2014 года актриса пришла на церемонию Elle Women, как писала пресса, с «новым лицом». Журналисты и пользователи соцсетей решили, что она сделала неудачную пластику — чтобы вернуться в кино и «получать больше ролей». Американский таблоид Us посвятил «трансформации» Рене обложку с кричащим выносом и процитировал слова анонимного источника: «Она сделала это, потому что ей стали предлагать все меньше работы». А журнал Variety опубликовал колонку кинокритика Оуэна Глейбермана, озаглавленную «Рене Зеллвегер: если она больше не похожа на себя, стала ли она другой актрисой?».


Когда шумиха стала отчетливо напоминать буллинг, актрисе пришлось выступить с публичным комментарием. В августе 2016 года Зеллвегер написала эмоциональное эссе под названием «Мы можем стать лучше» для британского Huffington Post. В нем она заявила, что не делала пластических операций («хоть это и не ваше дело») и обвинила журналистов в лукизме, зацикленности на ее внешности и вообще стремлении постоянно обсуждать внешний вид женщин и диктовать им, как выглядеть. «Слишком худая, слишком толстая, не скрывает возраст, не прячет целлюлитные ляжки, не так покрасила волосы, облысела. Поправилась или беременна? Не те туфли, некрасивая улыбка, уродливое платье… Все эти обсуждения в прессе как будто определяют параметры, которым мы должны соответствовать. Это сбивает с толку молодое поколение и чересчур впечатлительных людей». Этот опыт не прошел бесследно: Зеллвегер до сих пор волнуют проблемы лукизма и репрезентации женщин в СМИ. Она часто рассуждает об этом в интервью и признается, что намеренно не заводит аккаунтов в соцсетях: «Я не хочу в этом участвовать!»



Elle Women, 2014

При этом моду Рене любит — и умеет с ней обращаться. В отличие от кино, на красных дорожках она рискует редко, но умеет выглядеть небанально — и регулярно попадать в подборки самых стильно одетых знаменитостей. Не последнюю роль в этом сыграла давняя дружба с Каролиной Эррерой. Чаще всего на мероприятиях Рене появляется именно в ее нарядах. Так, в белом платье-декольте из тафты Carolina Herrera Зеллвегер вышла получать свой первый (и пока единственный) «Оскар» в 2004 году. В 2015 году, по случаю 35-летия бренда, Рене побеседовала с Каролиной для Harper’s Bazaar. «Мне нравится, что вы поощряете индивидуальность, — сказала тогда актриса любимому дизайнеру. — И нравится, что вы помогаете женщинам не бояться своей уникальности».


Пожалуй, в этом дизайнер и актриса очень похожи.

«Оскар», 2004

Подписывайтесь на наш канал в YouTube, будет интересно.

{"width":1200,"column_width":101,"columns_n":10,"gutter":21,"line":21}
false
767
1300
false
true
{"mode":"page","transition_type":"slide","transition_direction":"horizontal","transition_look":"belt","slides_form":{}}
{"css":".editor {font-family: tautz; font-size: 16px; font-weight: 400; line-height: 21px;}"}