T

специальный проект

текст: Зоя Молчанова

«Мое любимое место в Библии? Живи и дай жить другим. Знаю, в Библии этого нет, но это главный принцип, по которому стоит жить». У соул-дивы Ареты Франклин вообще было много важных принципов, которые следовало бы перенять. Но большинство из них она зашивала в свои песни, позволяя слушателю самостоятельно принять решение, что именно отзывается в его душе. Отчасти поэтому ее стали называть Леди Соул, а затем и королевой соула (или души — как вам больше нравится). Вместе с каналом National Geographic, на котором сегодня выходит третий сезон антологии «Гений», рассказывающий о судьбе Ареты Франклин, разбираемся в истории соула и в том, кто же она — natural woman.

Синтия Эриво в роли

Ареты Франклин 

Соул — это когда хорошему темнокожему человеку очень плохо

Блюз, джаз, соул — для «простого смертного», точнее, слушателя, не имеющего прямого отношения к музыке, эти жанры сливаются в один. Визуально все вроде бы одинаково: группа музыкантов в классических костюмах с бабочками теснится на небольшой сцене в приглушенном свете полуподвального помещения. Вокруг — клубы сигаретного дыма, лед трещит в граненом стакане виски,  дамы в вечерних платьях смахивают скупую слезу от страстно-печального женского вокала.


На самом же деле соул — самый младший из братьев. Джаз (самый старший) считается довольно массовым направлением в музыкальной культуре и объединяет африканские ритмы и европейскую гармонию. Блюз — абсолютно традиционное афроамериканское направление, которое буквально вышло из «рабочей песни», а со временем перекочевало в ритм-н-блюз. А вот соул — нечто еще более глубокое, как описывала его королева этого жанра, Арета Франклин, «с червоточинкой». Он родился в пятидесятых, когда темнокожее население юга оставалось почти бесправным, а название вольно или невольно полемизирует с распространенным рабовладельческим представлением о людях с черной кожей, как о «животных, у которых нет души». Так вопрос души стал главным. В сленге джазменов это слово тоже закрепилось, и вскоре соул начали относить к новому виду джаза, более эмоциональному, с примесью ритм-н-блюза и госпела (gospel music — евангельская музыка). И если про блюз всегда говорили — это когда хорошему человеку плохо, то в соуле появилась важная оговорка — когда хорошему темнокожему человеку очень плохо.


Hallelujah! I love her so

Фактически все началось с песни Рэя Чарльза (крестного отца соула) I Got a Woman, но все-таки визитная карточка жанра — Hallelujah! I Love Her So. В этой песне госпел, и в музыкальном плане, и в смысловом, лихо перетекает в ритм-н-блюз и обратно. Правда, сначала эксперимент Чарльза сочли издевательством — и над музыкой, и над Богом. Но Рэю было все равно — он продолжал экспериментировать, восхищать и раздражать. Так в музыке и закрепился соул, в который подтянулись Джеймс Браун, Сэм Кук, а в конце пятидесятых — Альберт Кинг (брат Би Би Кинга) и выдающийся соулмен Отис Реддинг.



Леди Соул

И вот — в соул пришла женщина. Конечно, она была не первой, но единственной — в своей позиции. В 1968 году убили Мартина Лютера Кинга. США накрыло новой волной протестов (против расовой сегрегации), отсюда — немало жертв. Темнокожее население больше не могло молчать, но их голоса сливались в панический гул, и нужен был новый голос. Громкий, но заботливый, который выразит всю боль и силу. И он нашелся и принадлежал Арете Франклин — дочери баптистского священника. В детстве Арета с упоением слушала эмоциональные проповеди Мартина Лютера Кинга, который нередко срывался то на крик, то на хриплое пение. А в 26 лет она, на тот момент молодая звезда в родном Детройте, спела на его похоронах. Этот момент стал знаковым для соула, который обрел новую жизнь, а Франклин стала одним из первых музыкантов, затронувших тему расового противостояния. Острые социальные темы она поднимает в альбоме — I Never Loved a Man the Way I Love You, песня Respect становится гимном феминистического движения, а саму Арету называют не иначе как Леди Соул. 



У соула женское лицо

Соул — про свободу во всем. При этом окрашен он чаще всего в монохром, и это выделяло его представителей на фоне ярких цветов, преобладающих в моде конца 60-х — начала 70-х. Мужчины выходили на сцену — каких бы масштабов она ни была — в отглаженных ослепительно-белых рубашках и строгих костюмах, иногда разбавляя все это яркими бабочками. Женщины — в светлых платьях, мерцающих в приглушенном свете, и всегда — с избытком крупных украшений. Арета обожала длинные серьги, которые касались плеч, массивные кольца и многосложные колье-ошейники. Например, в октябре 1970 года она выступала в Лас-Вегасе и неоднократно меняла наряды. Песню I Say A Little Prayer Франклин исполнила в белом костюме, усыпанном блестками, в плетеном серебристом тюрбане и ожерелье с крупными камнями. Нужно ли говорить, что женщины надевали все самое лучшее на концерты Ареты? Правда, к середине программы снимали тяжелые серьги, незаметно складывая их в сумку.


Восхищение вызывал и макияж дивы — она так выкладывалась на лайвах, например, на концерте в баптистской церкви в Лос-Анджелесе в 1972 году, что уже на третьей композиции пот буквально заливал все лицо. При этом перламутровые тени, подводка и тушь оставались на месте. И если бы тогда существовал мейкап-термин wet-look, Арета стала бы его главным пропагандистом.




Natural woman

2015 год. Вашингтон. Центр исполнительских искусств имени Джона Кеннеди. Арета выходит на сцену в вышитом бисером платье и длинной шубе, садится за рояль и исполняет одну из своих самых популярных песен (You Make Me Feel Like) A Natural Woman. Голос все такой же — громкий, ровный, смелый, как сказал бы кто-нибудь из классиков литературы, — бархатный. Барак Обама плачет, а весь зал аплодирует стоя. К слову, Обама стал третьим президентом, для которого пела Франклин — до этого от ее голоса таяли Джимми Картер и Билл Клинтон. 


Это было одно из последних ее выступлений — через три года Арета умерла от рака поджелудочной железы, с которым боролась восемь лет. И осталась символом борьбы для нескольких поколений. The Queen of Soul — так ее называли поклонники и коллеги, но это звание выходит далеко за рамки индустрии соула. Она выступала за свободу слова и тела (в прямом смысле), и если не всегда могла выразить это вне сцены, то доносила с помощью музыки. И, пожалуй, именно она сломала стереотип о том, что настоящей женщину во все времена может сделать только мужчина (или светлый оттенок кожи). Настоящей женщину делает сама женщина.





«Гений: Арета»

В этом году историю Ареты расскажут режиссер Энтони Хемингуэй и шоураннер, лауреат Пулитцеровской премии Сьюзен Лори-Спаркс. Леди Соул, роль которой исполнила британская актриса и певица Синтия Эриво, появится на канале National Geographic. История Франклин продолжит антологию «Гений» и будет впервые воплощена на экране. А это значит, что фигура Ареты раскроется совершенно под другим ракурсом: для кого-то заново, для кого-то впервые, для кого-то — более детально. Как она стала легендой? О чем она мечтала и как шла к своей мечте? Каким образом ее семья и близкие повлияли на огромное количество выборов, которые ей пришлось сделать? И как, в конце концов, ей удалось стать ролевой моделью для женщин и мужчин всего мира? Ответы — в сериале-путешествии по жизни королевы души Ареты Франклин.








Премьерные эпизоды – с 5 июля по понедельникам в 21:00,

National Geographic (надевайте свой лучший наряд!)

Повторы – по вторникам в 16:50.


Artwork © 2020 National Geographic Partners, LLC.

Motion Picture © © 2021 Touchstone Television.

Photographs © 2019 Twentieth Century Fox Film Corporation. All rights reserved.

{"width":1200,"column_width":120,"columns_n":10,"gutter":0,"line":40}
false
767
1300
false
true
true
[object Object]
{"mode":"page","transition_type":"slide","transition_direction":"horizontal","transition_look":"belt","slides_form":{}}
{"css":".editor {font-family: tautz; font-size: 16px; font-weight: 400; line-height: 21px;}"}
Логотип The Blueprint
The Blueprint запрашивает разрешение на push-уведомление
Логотип The Blueprint

×