T

Хороший пример: Лианн Ла Хавас

17 июля вышел третий студийный альбом молодой звезды британского r’n’b и соула Лианн Ла Хавас — Lianne La Havas. Пластинка получилась лиричной и личной — как и все записи Лианн. При этом новый альбом кажется более смелым и экспериментальным, чем предыдущие: в треках хватает гитарных рифов, а одна из песен — Weird Fishes — и вовсе кавер-версия трека Radiohead, группы, к наследию которой исполнители r’n’b обращаются нечасто. В честь релиза рассказываем историю борьбы и успеха Лианн Ла Хавас, важную роль в которых сыграли дружба с Принсом и родительские гены.

Лианн Ла Хавас — уроженка Лондона, и ее путь в шоу-бизнесе во многом похож на тот, что пришлось пройти другим молодым звездам англоязычного соула. Музыкой она увлекалась с детства, хоть её семья и не имела отношения к искусству: отец водил автобус, а мать работала почтальоном — стены в комнате девочки были обклеены постерами Эминема, Red Hot Chili Peppers, Мисси Эллиот и Busta Rhymes. Еще она обожала Уитни Хьюстон, Джилл Скотт и Арету Франклин. Первым инструментом в жизни певицы стал маленький синтезатор, который в 7 лет подарил ей отец (сам он в свободное время играл на аккордеоне). В 11 Лианн начала сама сочинять песни, а в 13 — петь и выступать. В 18 она освоила гитару — самостоятельно, с помощью роликов на YouTube. Работала бэк-вокалисткой у звезды белого соула Паломы Фейт, а потом судьбоносную роль в ее карьере сыграл Myspace — сервис, давший путевку в жизнь не одной сотне западных поп-звезд. Лианн стала выкладывать туда свои треки и привлекла внимание боссов мейджор-лейбла Warner Music, на котором в 2012 году, когда ей было всего 22, и выпустила дебютный альбом Is Your Love Big Enough?.

{"points":[{"id":1,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}},{"id":3,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":-2}}],"steps":[{"id":2,"properties":{"duration":600,"delay":0,"bezier":[],"ease":"Power2.easeInOut","automatic_duration":false}}],"transform_origin":{"x":0.5,"y":0.5}}

Лианн Ла Хавас в Burberry, 2016

Пластинку заметили, и это не удивительно: голос у Лианн красивый, с хрипотцой, песни мелодичные и меланхоличные — r’n’b с ярко выраженной гитарой и басами, — а тексты искренние, потому что очень личные. Например, в полуджазовом треке Age певица сетует, что никак не может ответить взаимностью на чувства мужчины, потому что он старше ее. А в песне Lost & Found, ставшей ее первым хитом, рассказывает о выходе из нездоровых отношений. Альбом помог Лианн получить несколько престижных номинаций и одну награду — Is Your Love Big Enough? был признан пластинкой года по версии iTunes.


Через пару лет после дебюта, будучи в статусе восходящей звезды, Лианн встретила Принса. Не совсем как в сказке, но что-то волшебное в этой встрече было. Легендарный музыкант познакомился с молодой певицей в собственной студии звукозаписи Paisley Park в Миннесоте, затем связался с ней в Лондоне и пригласил на вечеринку в закрытом клубе, а потом вообще предложил отыграть живой концерт... дома у Лианн — и вскоре осуществил эту идею: сыграл несколько песен со своей группой 3rdEyeGirl прямо в гостиной своей новой подруги в Лейтоне на востоке Лондона. На представлении присутствовали всего десять человек, включая саму Лианн, ее соседку по квартире и двух журналистов.

Принсу оставалось жить чуть больше двух лет — и все это время они с Лианн были близкими друзьями по переписке. «Мы много рассуждали о музыке, — вспоминает Лианн. — Он всегда подбадривал меня. Писал: «Делай то, что делаешь. Не нужны тебе все эти дерьмовые тренды». Когда ей сообщили о смерти наставника, она была в метро — ехала навестить тяжелобольную бабушку: «Я долго не могла это осмыслить, — вспоминает она. — Была в абсолютном шоке. Не понимала, как же так, мы ведь совсем недавно с ним разговаривали. Он был таким молодым, это было так неправильно...»

«Кровавый» 2017

Свой второй альбом Blood Лианн выпустила в 2015 году, еще при жизни Принса, вероятно, взяв на вооружение его главный совет — не отказываться от индивидуальности в угоду моде. Так что это был все тот же проникновенный соул, лишь с чуть более ритмичными мелодиями. Тактика сработала: пластинка принесла Ла Хавас номинацию на «Грэмми» за лучший альбом в жанре Urban Contempopary, а уже в 2017-м на Brit Awards, самую престижную британскую музыкальную награду, номинировали саму Лианн — как лучшую сольную исполнительницу. Правда, награда досталась Эмели Санде, а Лианн после церемонии оказалась в эпицентре скандала.

В том году активисты, недовольные тем, что почти все номинанты были белыми, запустили в соцсетях хештег #BritsSoWhite. Певица, в свою очередь, заявила в Twitter, что не согласна с посылом, считает его расистским (по отношению к белым) и просит не упоминать ее в постах с этим тегом. Естественно, на неё тут же обрушилась волна критики — в расизме обвиняли уже саму Ла Хавас. В итоге она вынуждена была извиниться, на время уйти из соцсетей и вообще исчезнуть из поля зрения публики.


Тот период певица сегодня называет мрачным и тяжелым. Она утверждает, что была не права, но вместе с тем у нее были свои причины отстраниться от #BritsSoWhite. Дело в том, что Лианн — смешанных кровей. Ее мать родом с Ямайки, а отец грек. И с отцом она всегда была очень близка — несмотря на то, что родители разошлись, когда ей было всего два года. Это он привил ей любовь к музыке, и в честь него она взяла сценический псевдоним: настоящая фамилия Лианн — Барнс, а Ла Хавас — чуть видоизменённая фамилия отца — Влахавас. «Для меня эта тема очень личная, — говорит она сегодня. — Меня называют черной, и это правда, я и есть черная. Но при этом из поля зрения выпадает мой отец. И я принимаю это очень близко к сердцу, потому что без него я была бы абсолютно другим человеком. Наверное, именно это меня тогда спровоцировало. Я сказала себе: "Всё-таки я та, кто я есть. Я метиска"».


После скандала Лианн на время уехала в Лос-Анджелес — к человеку, с которым тогда встречалась, тоже музыканту и тоже темнокожему. Как признается певица, он помог ей понять и осмыслить многие темы, связанные с расизмом, ситуация с которым в США куда плачевнее, чем в Великобритании. Вдвоем они читали много книг о расизме, смотрели документальное кино и фильмы Спайка Ли. Лианн вспоминает, что пару раз они с парнем бурно ссорились на улице, и каждый раз он старался как можно быстрее замять конфликт, говорил: «Если мы с тобой будем вот так громко друг на друга кричать, полиция просто придёт и застрелит меня». «Разумеется, такой опасности бы не было, будь мы оба белыми — или хотя бы он один. Все это было очень травматично, очень ранило», — говорит Лианн.


Жизнь в Штатах помогла ей многое понять и наконец принять обе свои родословные. Придя однажды на службу в церковь, где все прихожане были темнокожими, она впервые сказала себе: «О, черт. Ну да, я такая же. Я черная».

От кроп-топов до «Энни Холл»

Лианн гордится своими густыми кудрявыми «африканскими» волосами — выпрямлять их она даже никогда не думала. Хотя в юности помучиться с укладками пришлось — пока на помощь опять же не пришли ролики с YouTube. Иногда она носит яркие украшения для волос — например, крупные заколки и цветные тюрбаны. В последних её можно увидеть в недавнем клипе на новую песню Can’t Fight.


Что касается моды, то здесь, как уже давно решила для себя певица, у нее есть два главных ориентира — Принс и героиня Дайан Китон в фильме Вуди Аллена «Энни Холл». У первого она научилась рисковать, носить яркое и блестящее: на сцене Лианн любит вещи насыщенных цветов, с пайетками, с четкими силуэтами и иногда с завышенной линией плеч (это, по собственному признанию, заставляет ее чувствовать себя похожей на Шэрон Стоун в «Основном инстинкте»). От второй Лианн переняла любовь к брюкам с завышенной талией и «мужским» вещам вроде классических блузок, которые она обожает носить застегнутыми на все пуговицы.

Клип «Can’t Fight», 2020

Лианн на Телешоу Лоррейн Келли

Лондон, 2016 

Лианн на летнем гала-вечере De Beers, в помощь благотворительной организации Women for Women International, 2014

У Лианн есть стилистка — она же близкая подруга — Бет Бакстон, основательница независимого журнала и платформы для инди-кино Red Thread. Кроме Ла Хавас в числе ее клиентов Кара Делевинь, Charlie XCX, Оливия Колмен и крупные бренды, включая Louis Vuitton и Cartier. Для вечеринок и красных дорожек Бакстон выбирает для Лианн вещи необычные, даже немного провокационные — часто с асимметричным кроем. Например, на церемонии вручения «Грэмми» в 2016 году певица появилась в ярко-желтом платье Vivienne Westwood c золотистым цветочным принтом и сложноскроенным лифом. А на ту самую Brit Awards в 2017 году пришла в полупрозрачном длинном обтягивающем платье с рисунком в виде кислотно-розовых цветов, которое она дополнила широким чокером и босоножками на платформе — чем завоевала место в списке самых стильно одетых гостей церемонии.

Церемония Brit Awards, 2016

Церемония Brit Awards, 2017

Церемония вручения Grammy, 2016

В повседневной жизни певица, впрочем, не слишком часто покупает дорогие дизайнерские вещи (хотя по крайней мере одно вечернее платье Tom Ford у нее все-таки есть) — признается, что люксу предпочитает винтаж. В Лондоне обожает ходить на шопинг в American Apparel, Rockit Vintage и магазины сети Beyond Retro, в каждом из которых может провести по несколько часов. Покупает она там обычно вещи в пайетках для концертов, блузы с пышными рукавами и иногда кроп-топы. Кстати, кроп-топы — еще одна большая любовь Лианн. В её гардеробе они есть яркие, черные, полосатые, а носить она их умеет с чем угодно — от юбок миди и узких юбок-карандашей до кюлотов и тех самых широких брюк в стиле Энни Холл. «Мне нравятся вещи, которые сидят на мне как влитые, — говорит певица. — Но при этом еще и могут сообщить миру что-нибудь о моем характере. Наверное, именно для этого и нужна мода».

Лучшие материалы The Blueprint
в нашем канале на Яндекс.Дзен

{"width":1200,"column_width":90,"columns_n":12,"gutter":10,"line":40}
false
767
1300
false
true
true
{"mode":"page","transition_type":"slide","transition_direction":"horizontal","transition_look":"belt","slides_form":{}}
{"css":".editor {font-family: tautz; font-size: 16px; font-weight: 400; line-height: 21px;}"}