T

Дженнифер Энистон и Риз Уизерспун об «Утреннем шоу»

{"points":[{"id":10,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}},{"id":12,"properties":{"x":292,"y":350,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}},{"id":13,"properties":{"x":-433,"y":870,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}},{"id":15,"properties":{"x":-433,"y":2430,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}},{"id":17,"properties":{"x":-33,"y":2550,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}}],"steps":[{"id":11,"properties":{"duration":354,"delay":0,"bezier":[],"ease":"Power0.easeNone","automatic_duration":false}},{"id":14,"properties":{"duration":516,"delay":0,"bezier":[],"ease":"Power0.easeNone","automatic_duration":false}},{"id":16,"properties":{"duration":1560,"delay":0,"bezier":[],"ease":"Power0.easeNone","automatic_duration":false}},{"id":18,"properties":{"duration":200,"delay":0,"bezier":[],"ease":"Power0.easeNone","automatic_duration":false}}],"transform_origin":{"x":0.5,"y":0.5}}

Сегодня, 20 декабря, вышла последняя серия первого сезона «Утреннего шоу» — одного из главных сериальных событий года. Это первый громкий собственный проект Apple TV, успех которому обеспечили три суперзвезды в кадре (Дженнифер Энистон, Риз Уизерспун и Стив Каррел), смелый заход на территорию #MeToo и блестящий сценарий. Ждем финал с нетерпением и содроганием — обстановка на экране в 8-й и 9-й сериях накалилась не на шутку.

Телешоу про телешоу — где ведущего уволили за неподобающее поведение и харассмент, а на его место посадили энергичную и самоуверенную провинциальную репортершу-правдоруба — вышло через два года после первых обвинений в адрес Харви Вайнштейна (который порой мелькает здесь во флешбэках) и стало первым громким высказыванием на тему #MeToo в духе «все не так очевидно» и «нет, давайте разберемся».


Сюжет обманчиво прост, как сводки новостей двухлетней давности: любимого всей Америкой ведущего утреннего шоу обвиняют в домогательствах и одним днем снимают с эфира. Агонизирующий сверху донизу телеканал отчаянно пытается удержать лицо; недоброжелатели поначалу ликуют, но потом становится ясно, что чистым отсюда не выйдет никто, и кто плохой, кто хороший, а кто просто дурак — так и не разберешь. Именно эта многомерность и страшная узнаваемость сделали шоу хитом и предметом ожесточенных дискуссий — что в «правом», что в «левом» лагере. Шоу уже продлили на второй сезон; мы спросили у Дженнифер Энистон и Риз Уизерспун, какие у них чувства накануне финала первого.

Дженнифер Энистон:

Я не могу себе представить что-то подобное двадцать лет назад — ну то есть мы реально давно в этом бизнесе. Двадцать лет назад мы [с Риз Уизерспун] снимались в «Друзьях», и смотрите, куда мы с тех пор ушли. И, честно говоря, участвовать в этом переломном моменте очень, очень волнительно. И увлекательно! Для нас это правда большая честь. Мы... понимаете, очень хочется, чтобы это был действительно новый поворот, чтобы молодые женщины, которые идут за нами, могли мечтать о куда большем — и знали, что могут сделать куда больше [чем им дают]. Так что да, мы прокладываем путь. Мы — сверкающие седла («Сверкающие седла» — пародийный вестерн Мела Брукса 1974 года, в котором чернокожий шериф приезжает в маленький городок бороться с коррупцией. — Прим. The Blueprint)!


Керри Эрин (сценаристка шоу. — Прим. The Blueprint) придумала и прорисовала в деталях настолько сложносочиненных, многослойных персонажей. Каждый из которых цепляет. За каждым из которых хочется следить. Их глубина, неоднозначность, динамика между ними невероятно завораживают. Это настоящая, очень насыщенная драма. Это просто очень красиво.

Риз Уизерспун:

Я слышала, как кто-то из команды завхоза на площадке после одной из наших первых сцен [с Дженнифер Энистон] шептался: «О боже, вы видели, как они сейчас сцепились? Как она на нее зыркнула?» Это безумно смешно, потому что мы настолько увлекались, что просто этого не замечали! Мы такие: «Как круто! Давай еще! Жги!»


На самом деле возможность поработать с настолько близким человеком (Уизерспун и Энистон давно дружат. — Прим. The Blueprint) — это большое счастье. Когда вы так давно знакомы, вам настолько комфортно вместе, и вместе ничего не страшно. Даже делать что-то совершенно новое. Ну и быть такой мерзкой можно только с кем-то, кому ты действительно доверяешь!


Для нас не было ни одной запретной темы, мы залезли на все территории. Сексизм, расизм, гомофобия. (Дженнифер Энистон подсказывает: «Эйджизм».) Эйджизм! Насилие, абьюз, харассмент. Вот это все. И потом мы показывали все это с настолько разных ракурсов, точек зрения совершенно разных людей. Все, кто с нами снимался, просто невероятные люди. Каждый играл роль со всей душой. Мы все выложились по полной.

Выражаем благодарность за интервью Apple TV.

Лучшие материалы The Blueprint
в нашем канале на Яндекс.Дзен

{"width":1200,"column_width":90,"columns_n":12,"gutter":10,"line":30}
false
767
1300
false
true
true
{"mode":"page","transition_type":"slide","transition_direction":"horizontal","transition_look":"belt","slides_form":{}}
{"css":".editor {font-family: tautz; font-size: 16px; font-weight: 400; line-height: 21px;}"}