T

Vogue
от А до Я

Текст: яна лукина

К 20-летнему юбилею российского журнала вспоминаем, чем знаменито главное модное издание.

A

АННА

Vogue без Анны Винтур — все равно что Chanel без Карла Лагерфельда: невозможно представить. Позицию главреда американской библии моды Анна заняла почти тридцать лет назад — и это был не первый ее приход в редакцию: к команде издания Винтур примкнула еще в 1983-м, на правах креативного директора, и, отработав два года, пересекла Атлантику, чтобы возглавить британский Vogue. Говорят, все это было тщательно спланировано: обладательница идеального боба и неидеального характера (во время работы в Англии она получила от напуганных коллег прозвище Nuclear Wintour, созвучное с nuclear winter — «ядерной зимой») знала, что только с таким опытом сможет пробиться на высшую должность в US Vogue. Меж тем именно Анна сделала журнал таким, каким его знаем мы; например, с ее легкой руки модели на обложках сменились знаменитостями, в тесном сотрудничестве с которыми Винтур увидела большой потенциал — в том числе финансовый.

БОЛЬШАЯ ЧЕТВЕРКА

Б

VOGUE US

VOGUE british

VOGUE italia

vogue Australia

Так называют американскую, британскую, французскую и итальянскую версии издания. Их влиятельность легко объяснить возрастом: это первый, второй, третий и пятый по старшинству «Воги» (четвертым стал Vogue Australia, но он почему-то не сыскал высокого статуса). Даже сегодня, при наличии уже двадцати трех локальных Vogue, «большая четверка» остается для моделей чем-то вроде «Оскара»: появлением на обложках всех четырех изданий могут похвастаться только лучшие из лучших — Кейт Мосс, Наоми Кэмпбелл, Жизель Бюндхен, Саша Пивоварова.

В

ВРИЛАНД

Среди всех главредов американского Vogue Диана Вриланд пробыла в почетной должности меньше всего: ее правление продлилось восемь лет. Зато запомнилось как период расцвета издания. До прихода в Vogue вращавшаяся в высших кругах Диана четверть века провела в американском Harper’s Bazaar — в то время лучшем глянцевом журнале, — и, кажется, согласилась на работу в Vogue исключительно от досады, что в «Харперсе» ее, несмотря на все старания, так и не повысили до главреда. В итоге фантазерка с непростым характером («еще более ужасающая, чем Винтур, еще более креативная, чем Коддингтон», — как точно подметила несколько лет назад газета Evening Standard) не просто превратила Vogue в конкурента бывшего работодателя, но и перещеголяла последний.

Г

главреды

Хочется пошутить, что бывших главредов Vogue не бывает: в каком бы направлении они ни двигались после увольнения, журнал все равно останется первичной карьерной ассоциацией. Карин Ройтфельд уже восемь лет как перестала трудиться на Vogue Paris и занялась съемками для Harper’s Bazaar и собственного издания CR Fashion Book, но склонные к ностальгии читатели глянца по-прежнему вспоминают старые добрые деньки барышни во французской стороне. Что уж говорить про Александру Шульман, которая уступила место главного редактора британского Vogue меньше года назад!

Самый ответственный подход к назначениям пока демонстрирует американская версия: за 126 лет здесь было всего восемь главредов. Для сравнения: у британского за 102 года сменилось одиннадцать, у австралийского за 59 лет — девять. А вот Дина аль-Джухани Абдулазиз, первый капитан арабского Vogue, отступила уже после двух номеров — и в этом смысле она рекордсмен.

ДЬЯВОЛ НОСИТ PRADA



Д

В 2003 году бывшая ассистентка Винтур, Лорен Вайсбергер, опубликовала роман, частично основанный на своем 10-месячном и, видимо, не самом приятном пребывании в редакции Vogue. Все названия и имена были изменены, но разгадать в Миранде Пристли Анну Винтур, в журнале Runway — Vogue, а в издательстве Elias-Clark Group — Condé Nast было несложно. Книга мгновенно стала бестселлером, а далекие от мира глянца читатели приходили от знакомства с ней в ужас. Спустя три года на большие экраны вышел фильм с участием Мерил Стрип и Энн Хатауэй, что лишь укрепило позиции истории, а популярность Винтур и вовсе взлетела до небес. Она, кстати, пришла на премьеру ленты. В Prada.



Е

ЕЖЕГОДНЫЙ БАЛ

Благотворительные гала-вечера в пользу Института костюма (пять лет назад его переименовали в Центр костюма имени Анны Винтур) проводились еще с середины прошлого столетия и изначально никак не были связаны с журналом. Однако после того как в 1995 году Винтур впервые примерила роль распорядительницы бала, мероприятие фактически отошло в руки команды Vogue: именно она составляет и утверждает список гостей. А еще дает вечеринке максимальную информационную поддержку: последние три года героиней майской обложки Vogue в обязательном порядке назначают одну из хозяек Met Gala; а еще по итогам бала выпускают специальный номер, полностью сосредоточенный на событиях вечера и подготовке к нему.



ЖЕНСКИЙ ЖУРНАЛ



Ж

В первые годы своего существования Vogue даже не был женским журналом — скорее унисекс (читателей-мужчин завлекали обзорами спортивных событий). Повестка постепенно формировалась в 1910-х годах, когда изданием уже владел Конде Наст. Разумеется, определение «женский» подразумевало фэшн-контент — печатались, например, прогнозы тенденций наступающего сезона, — но уже тогда ставки делались не только на него: Vogue писал и о свадьбах, и о модных среди знати местах для отдыха.

З

закрытия

Бытует мнение, что Condé Nast лучше костьми ляжет, чем позволит упразднить хотя бы один из «Вогов» — все-таки для издательского дома это бренд-флагман. В общем-то это похоже на правду, хотя история знает два прецедента. В 2012-м из-за бесконечных финансовых трудностей, вызванных греческим долговым кризисом, была закрыта местная версия журнала, а пятнадцатью годами ранее незавидная участь постигла сингапурскую.



издательский дом


И

В 1909 году предприниматель Конде Наст купил уже существовавший на тот момент почти 20 лет Vogue — и тем самым положил начало строительству огромной медиаимперии, которая сегодня носит имя своего основателя (правда, появился Condé Nast только в 1923-м, а до этого времени журнал издавала так называемая Vogue Company). Разумеется, не в каждой стране, где сегодня выпускается Vogue, существует «филиал» издательского дома, и тогда на помощь приходят сторонние компании: в Китае, например, журнал помог запустить China Pictorial Publishing House, в Польше — Visteria.



К

коддингтон

Бывшая модель (с карьерой пришлось завязать после автомобильной аварии) Грейс Коддингтон девятнадцать лет проработала фоторедактором в британском Vogue и присоединилась к команде американского в тот же год, что и Анна Винтур, — и это в каком-то смысле определило динамику их отношений. Кажется, только рыжеволосая британка и чувствует себя с главредом на равных, что особенно заметно в документальном фильме «Сентябрьский номер», благодаря которому огненноволосая Коддингтон и прославилась среди масс. В 2012 году она выпустила собственноручно проиллюстрированные (лучше всего у Грейс выходит рисовать своих котов) мемуары, права на экранизацию которых приобретены кинокомпанией «А24». Увы, в отличие от Винтур, отмечающей в ноябре 30-летие пребывания в Vogue, Коддингтон не стала дожидаться юбилея: два года назад она сложила с себя полномочия штатного креативного директора, хотя продолжает сотрудничать с журналом как фрилансер.




Л

лифт

В августе 2011 года в твиттере появился аккаунт, который публиковал выдержки из разговоров, проходивших в лифте Condé Nast (тогда издательство еще не перебралось с Таймс-сквер в Нижний Манхэттен, хотя уже анонсировало переезд). Автора — как выяснилось тремя годами позже, это была сотрудница GQ — хватило всего на шесть дней и тридцать три твита, но их не грех перечитать и сегодня. Например, чтобы узнать, что присутствие Анны Винтур ожидаемо вынуждает даже самых болтливых замолкнуть.





М

мужчины


Мужчины — редкие пташки на обложках Vogue. Скажем, за всю историю существования американского — а это порядка тысячи номеров! — кавер-боев было всего восемь (столько же и у британцев), и ни один не позировал сольно, только в компании модели, коллеги или подруги. Чтобы как-то исправить эту гендерную несправедливость (а если без шуток — просто обаять еще большую аудиторию), за последние полвека по всему миру был запущен десяток мужских Vogue. Как ни странно, такой существовал даже у американцев, но не выдержал проверки и двумя годами; бразильский и индийский в итоге превратились в GQ.

Нехватка джентльменов на страницах активно компенсируется их присутствием на позициях управленцев: с начала 2017-го главредами были наняты четверо мужчин — Эдвард Эннинфул в British Vogue, Эмануэле Фарнети в Vogue Italia, Филипп Ниденталь в Vogue Poland, Мануэль Арно в Vogue Arabia.

НОВЫЙ VOGUE



Н

Получив в апреле прошлого года назначение на пост преемника Александры Шульман, Эдвард Эннинфул поспешил анонсировать появление #NewVogue, инклюзивного и прогрессивного (хотя сегодня это практически одно и то же), дающего дорогу новым перспективным лицам и привлекающего к сотрудничеству ценнейшие кадры индустрии. Первый же номер — со снятой Стивеном Майзелом Адвоа Абоа — выглядел как серьезная заявка на успех. Правда, когда следом случились Тейлор Свифт, Марго Робби в обнимку с Николь Кидман и сестры Хадид, поклонники чуть охладели к новоиспеченному главреду.





О

основание


Vogue появился на свет 17 декабря 1892 года, причем не как журнал, а как еженедельная газета, писавшая не только о моде, но и о жизни нью-йоркского света. Издавать ее начал Артур Тюрнюр — выпускник Принстона и сооснователь джентльменского клуба Гролье, описывавший свое печатное детище как «достойный аутентичный журнал о светской жизни, моде и церемониальной стороне общества». Обложку первого номера украсило черно-белое изображение дебютантки — и это лишний раз подчеркивало светскость издания.



П

политика

Вопреки стереотипам о глянце, Vogue не против затронуть и политические темы. Правда, если на страницах американской версии появлялись Рузвельт, Кеннеди и Никсон, то речь шла не о самих президентах, а об их супругах; всего в журнале отметились тринадцать первых леди, причем последнюю из них, Мишель Обаму, трижды ставили на обложку. И теперь аудитория закономерно гадает, когда мы увидим там же Меланию Трамп. Тем более что Винтур еще прошлой весной намекнула: Vogue чуть ли не сотню лет фотографирует жен президентов, угодных и не очень, и вряд ли миссис Трамп станет исключением. Пусть даже на последних выборах издание топило за кандидата не от Республиканской партии, а Демократической (если верить слухам, на случай победы Клинтон даже существовала договоренность об обложке).




Р

россия

Отечественный Vogue запустился в 1998 году и должен был стартовать пышной вечеринкой на Красной площади (с видом на нее Марио Тестино запечатлел героинь дебютного номера, Эмбер Валлетту и Кейт Мосс); вместо этого — экономический кризис и предсказания быстрой гибели издания. Но слухи о смерти оказались сильно преувеличены: команда во главе с Аленой Долецкой продолжила работу над номерами, привлекая к сотрудничеству топовые кадры индустрии. По своей концепции Vogue Russia ближе к французскому и итальянскому тезкам: знаменитости на обложке — скорее исключение (помните Пугачеву?), обычно предпочтение отдается моделям. В сентябре журналу исполнится двадцать лет, и за это время у него сменилось три главных редактора: после Долецкой управление взяла на себя Виктория Давыдова, а полгода назад должность отошла к Маше Федоровой.






СЕНТЯБРЬСКИЙ НОМЕР



С

Самый важный номер в году. Все потому, что сентябрь — точка отсчета не только для осенне-зимнего сезона, подразумевающего покупку верхней одежды (то есть более серьезных вложений, нежели сезон весенне-летний), но и для многих событий культурного характера. На сентябрьские номера бросают все силы практически во всех изданиях, но именно в Vogue концепция возведена в культ: слухи о том, кому из звезд выпала честь украсить обложку, появляются еще за месяц до ее официального выхода, количество страниц идет на рекорд (в 2012 году в американском Vogue их было 916, а сам журнал весил больше двух кило!). Настроение, которое царит при подготовке выпуска в редакции, отлично передано в документальном фильме The September Issue, снятом про сентябрьский номер 2007 года.





Т

тиражи

В общем-то интересны не столько сами цифры (средний ежемесячный тираж большинства Vogue — 100–150 тысяч экземпляров), сколько то, как на них влияют герои номеров. Тем более что результат не всегда предсказуем. Помните, как в 2016-м британский Vogue опубликовал съемку с герцогиней Кембриджской? Как ни странно, это был не самый продаваемый выпуск того года: всеобщую любимицу переиграла Кара Делевинь. Немало шума наделал в 2008 году итальянский Vogue, выпустив так называемый black issue — исключительно с темнокожими моделями. Овчинка стоила выделки: желающих полистать журнал оказалось так много, что его пришлось дважды допечатывать. Знаменитая обложка US Vogue с Ким и Канье привлекла почти полмиллиона покупателей; а вот Рианна и Тейлор Свифт, несмотря на большие фанатские базы, обычно продаются не очень хорошо.






У

увольнение

Принцип «о бывших коллегах либо хорошо, либо ничего» — это не всегда про Vogue. Оскорбленная своим внезапным увольнением с должности фэшн-директора британской версии, Люсинда Чемберс поспешила придать делу гласность — и поведала все в мельчайших дателях камерному изданию Vestoj. Тема тут же стала настолько популярной, что текст даже пришлось на время убрать с сайта. То ли в контракте Чемберс не было пункта о неразглашении, то ли пойти ва-банк вынудила сильная обида (Люсинда проработала в журнале 36 лет, а Эннинфул избавился от нее «за три минуты»), но получилось эффектно. Даже слишком, чтобы повторять.

Первый главред российского Vogue, Алена Долецкая, тоже описала историю своего увольнения. Правда, обошлась без суеты и деликатно выждала целых семь лет: богатая подробностями книга «Не жизнь, а сказка» поступила в продажу в конце 2017 года. Никаких полунамеков: «девушка со взглядом затаившейся змеи» адресовано — пусть и не самой Аленой, а ее соседкой по даче — президенту и редакционному директору Brand Development Condé Nast International Карине Добротворской, ответственной за «уход».

Ф

фотографы

Наверное, проще сказать, кто за эти 126 лет не снимал для Vogue, чем попытаться перечислить всех фотографов, которые сотрудничали с брендом. Даже Ричард Аведон, чье имя годами было связано с Harper’s Bazaar, в итоге примкнул к Vogue, когда туда перешла Диана Вриланд.

У каждого локального издания при этом свой набор фотографов. Американский Vogue в последние годы много работал с Марио Тестино, Энни Лейбовиц и Стивеном Кляйном, британский — с Аласдером Маклилланом, Ником Найтом и Патриком Демаршелье, французский — с Дэвидом Симсом, Мертом и Маркусом, Инес и Винудом. Итальянская версия годами полагалась на съемки Стивена Майзела, но сегодня практически полностью обходится без него: над обложками колдуют Крейг Макдин, Вилли Вандерперре и Марио Сорренти. Для россиян в числе прочих снимают Джампаоло Сгура, Паола Кудаки и Оливье Зам.

Х

харрасмент

Несмотря на многолетнюю дружбу, Винтур, как и все другие главы Vogue, прекратила сотрудничество с Марио Тестино, как только тот бы обвинен в сексуальных домогательствах многочисленными моделями. Среди других персон нон-грата — Брюс Вебер и Терри Ричардсон. Кроме того, в начале года Condé Nast отреагировал на «Вайнштейн-гейт», утвердив список правил, которые должны сработать как превентивные меры: например, модели больше не будут оставаться один на один с фотографами, а самим фотографам по окончании съемки не разрешат использовать сет для «личных целей», как это бывало раньше.







Ц

ценности

Vogue давно уже не живет интересами исключительно моды и красоты. Оно и понятно: современную читательницу обещаниями «748 сумок нового сезона» не заманишь. Зато она не без удовольствия прочитает про папу Франциска или экоактивизм. Плюс сегодня, когда ведется так много разговоров об инклюзивности и гендерном равноправии, кому еще, как не главному женскому журналу, отстаивать интересы так называемого сестринства?



Ш

шоппинг

В 2009 году американский Vogue, заручившись поддержкой CFDA и Нью-Йоркского агентства по туризму, инициировал Fashion’s Night Out — ночь, когда магазины работают допоздна, а покупатели не спят. Цели преследовались самые что ни на есть благие: немного раскачать посткризисную экономику и отправить часть выручки от продажи мерча в фонд по борьбе со СПИДом. Усилий хватило только на четыре года — и в 2013-м американская FNO ушла на «перерыв», с которого так и не вернулась. Официальная версия включала слова про феноменальный успех мероприятия, неофициальная же поставила их под сомнение: как оказалось, любители бесплатного шампанского и потенциальные покупатели — не одни и те же люди, и количество первых сильно превышало число вторых; поэтому некоторые бренды мероприятие не просто не обогащало — они несли убытки, затрачивая бюджеты на развлечения для посетителей. Кроме того, подготовка к FNO совпадала с подготовкой к Нью-Йоркской неделе моды, так что, по заверениям инсайдеров, большинство марок выдохнули, когда ночь шопинга сошла на нет. Впрочем, в некоторых странах — например, в Италии, Японии и России — праздник консюмеризма живет и по сей день. В сентябре (4-го в Москве и 6-го в Петербурге) на FNO отметят 20-летие российского Vogue.








Э

экология

Вряд ли в ближайшее время стоит ожидать, что Vogue призовет своих читательниц отказаться от покупки новых вещей или «забанит» мех (разве что от него, по примеру Gucci и Versace, откажутся и все остальные марки, не оставив журналу тем самым выбора). Тем не менее, издание не чуждо мыслей об экологии и осознанном потреблении. В августе прошлого года Vogue Paris на целый номер стал eco-friendly; обложку украсила Жизель Бюндхен в шубе из искусственного меха и с кенгуренком в руках. Спустя почти год та же Жизель стала главной героиней эко-номера американского Vogue. Впереди всех пока австралийская версия: там не стали ограничиваться одним выпуском и еще в начале года наняли для освещения темы sustainability отдельного редактора.




Ю

юмор

Редкая обложка глянца вызывает столь бурную реакцию, как фото Ким Кардашьян и Канье Уэста на апрельском номере четырехлетней давности. А где резонанс — там и мемы: пародию на #worldmosttalkedaboutcouple делали и Джеймс Франко с Сетом Рогеном, и лягушонок Кермит с мисс Пигги.

Сам Vogue тоже не лишен чувства юмора: аккурат к выходу комедии «Образцовый самец 2» журнал опубликовал съемку с исполнителем главной роли, Беном Стиллером, причем позволил актеру не выходить из своего причудливого образа — не слишком умного, зато в совершенстве владеющего взглядом «голубая сталь» манекенщика Дерека Зуландера. Вышло явно смешнее самого фильма.





Я

явление

Можно сколько угодно иронизировать над выражением «библия моды», но именно оно лучше всего поясняет положение, которое Vogue занимает в журнальной иерархии и fashion-индустрии. Вражду с изданием могут позволить себе разве что фигуры масштаба Аззедина Алайи, на съемки и интервью соглашаются практически недостижимые для другого глянца знаменитости — будь то герцогиня Кембриджская, Амаль Аламуддин или Бейонсе. Ну а двадцать лет назад, когда глянец еще и думать не смел о бодипозитивизме, Анна Винтур намекнула Опре Уинфри, что ради съемки для Vogue придется сбросить десяток кило, — и теледива беспрекословно подчинилась.







Лучшие материалы The Blueprint — в нашем телеграм-канале. Подписывайтесь!

{"width":1200,"column_width":90,"columns_n":12,"gutter":10,"line":40}
false
767
1300
false
true
{"mode":"page","transition_type":"slide","transition_direction":"horizontal","transition_look":"belt","slides_form":{}}
{"css":".editor {font-family: tautz; font-size: 16px; font-weight: 400; line-height: 21px;}"}