T

Зачем ходить на виртуальные концерты

Карантин, коронавирус, самоизоляция — кажется, самым популярным пожеланием сейчас стало, чтобы вернулся 2019 год. Компании переходят на удаленную работу, и сколько придется просидеть дома на карантине, точно предсказать не может никто. The Blueprint разбирается с будущей виртуальной жизнью — и вслед за первым виртуальным баром расспрашивает основательницу российской платформы STAY для виртуальных концертов — Екатерину Штареву.

Идея создать онлайн-платформу для концертов родилась в прошлую пятницу, когда ситуация стала резко ухудшаться. Мы занимаемся пиар-агентством Doing Great Agency и продвигаем культурные мероприятия, которые стали массово отменяться. Прокат фильма «Курьер» от журнала «Искусство кино» вчера отменился, прокат фильма «Книга моря» тоже переносится. В попытках придумать, как нам выжить и помочь нашим клиентам, появилась вот такая идея — за выходные мы собрали лендинг и команду, с которой начали техническую разработку. Мы открыли заявку до того, как полностью разработали сайт — чтобы как можно больше музыкантов смогли быстро принять участие. За день к нам обратилось больше сотни музыкантов, имен которых до достижения всех договоренностей мы пока не можем открывать. Мы планируем стартовать через 10–12 дней.


Сейчас всем придется тяжело. Массовые мероприятия под запретом, а артисты живут в основном на заработки от живых выступлений. От сборов концертов зависит и вся индустрия, которая обслуживает выступления и развлечения, — все мы стремительно теряем деньги. Концертов нет, а в нашем агентстве работает 20 сотрудников. Но мы уверены, что даже при самом плохом сценарии людям нужно будет развлекаться. Всем нужно прекрасное, и, как в самые тяжелые времена, искусство будет помогать и спасать. Мы надеемся, что наша платформа будет полезна тем, кто сидит дома — и почти никуда не может пойти.

Думаю, чем дальше, тем больше развлечений отправится в онлайн. Мы получили запросы от разнообразных площадок, СМИ, выставок, театров и фестивалей. Все пытаются быстро придумать, как им выживать. А это не так-то просто: с выставками, например, скорее всего, мы будем использовать 360-градусные камеры, а экскурсии будет вести куратор на экспозиции. Система взаимодействия с музыкантами устроена так: билет будет стоить 200–300 рублей на одного человека, который сможет смотреть его с одного устройства. 80% сборов мы будем отчислять музыкантам, это их гонорар. Цена фиксирована, так что каждый сможет прогнозировать, сколько он заработает. Пятая часть заработка — сервисные сборы, они пойдут частично для оплаты билетного оператора и стриминга. Краудфандинг мы запускать не будем: сейчас для запуска платформы есть все, что нужно, кроме того, к нам поступило много отличных партнерских предложений.


Пока сложно прогнозировать, как этот опыт будет выглядеть со стороны пользователя. Очевидно, что посетителям концертов придется пройти какой-то внутренний путь и перестроиться. Мы со своей стороны обещаем устраивать полноценные концерты — только человек будет находиться не в зале, а где он захочет, и, возможно, с друзьями, если это будет разрешено. Трансляция будет происходить онлайн — то есть это не будет ни трек, ни запись выступления. Посетители смогут общаться с другими посетителями во время концерта в чате — и даже артистами. А у билетов мы продумаем разные категории, в том числе и с мерчем. Можно будет купить упоминание отдельных людей — им музыканты будут передавать привет. Всем понятно, что главное в концерте — это общение между музыкантами и аудиторией, и сейчас мы стараемся продумать, как это общение можно перевести в виртуальную реальность. Как пиар-агентство мы делали трансляции концертов и ранее — прежде всего для прессы — и работали с той же самой командой. Нас вдохновляет опыт китайских коллег, которые стали переводить развлечения в онлайн, и первый же облачный рейв посетило 2,3 миллиона человек. Конечно, таких цифр мы не ждем: они пропорциональны количеству жителей в стране прежде всего.

Лучшие материалы The Blueprint
в нашем канале на Яндекс.Дзен

{"width":1200,"column_width":120,"columns_n":10,"gutter":0,"line":40}
false
767
1300
false
true
true
{"mode":"page","transition_type":"slide","transition_direction":"horizontal","transition_look":"belt","slides_form":{}}
{"css":".editor {font-family: tautz; font-size: 16px; font-weight: 400; line-height: 21px;}"}