Темы
T

8 цитат из интервью Алессандро Микеле

ТЕКСТ: Варя Баркалова

Журналист Ник Харамис поговорил для журнала Interview с креативным директором Gucci Алессандро Микеле о проходящей в Шанхае выставке, которую курирует бренд, о работе над недавней коллекцией и о жизни в целом. Микеле, как всегда, небанально отвечает на самые обычные вопросы. Мы собрали 8 лучших цитат.

Об идее копирования

«В чем разница между воспроизведением и подделкой? Когда кто-то начинает разговор с публикой, он не копирует. Это все равно что сказать, что Моцарт копировал произведения, потому что пользовался нотами. Когда я что-то воспроизвожу — я делаю это не для того, чтобы скопировать, а потому, что нуждаюсь в ноте для своего произведения. Микки-Маус — одна из таких нот, Dapper Dan — тоже нота. А копия ради копии, только чтобы продать пару ботинок, — это грустно. Те, кто так поступает, упускают шанс создать что-то личное и делают просто продукт».




о плагиате

«Мне все равно, когда меня копируют. И вовсе не «о, мне все равно, я их ненавижу». С другой стороны, если люди пытаются подделывать мое творчество и выдают фейк за настоящее — это позор, это разрушает мою работу. Если вы делаете что-то без души, это будет грязно и безобразно».




О референсах

«В инстаграм-аккаунте Diet Prada к моим вещам иногда можно найти референсы, о которых я даже не задумывался. Это классно, потому что позволяет взглянуть на то, что я делаю, с другой точки зрения».




Об источниках вдохновения

«Это просто вся моя жизнь: моя квартира и моя кладовка, в которой лежат вещи, уже давно мной забытые. Я заглядываю туда, чтобы найти что-то новое, а на самом деле хорошо забытое старое. А еще это мое подсознание. Когда мы работали над коллекцией весна–лето 2019, я думал о театре и хотел сделать несколько пафосных буржуазных образов. А потом решил добавить туда Микки-Мауса, и все сказали: «Это уж чересчур. Как будто мы пришли в магазин Disney». Но мне важно изложить все, что есть у меня в голове. Это как стоять перед людьми и говорить: «Да мне все равно. Сейчас вообще возьму и сниму нижнее белье»».



О цветном маникюре

«Когда я был маленьким, я обожал играть с маминым лаком для ногтей. Я был влюблен в эту маленькую бутылочку, мне так нравился цвет! Когда я пытался выбрать правильный цвет для маникюра моделей на последнем шоу, я сказал: «Красный — это красиво, потому что его обычно носила моя мама. И это так по-панковски». Но выбрать нужно было из множества оттенков, и я покрасил два своих ногтя, чтобы их сравнить. А потом я заметил, что это так мило — мои массивные руки с двумя ногтями, окрашенными в красный. Я почувствовал себя очень счастливым и крутым, потому что это было так «неправильно»! Теперь я часто так делаю. Кстати, кажется, я покрасил их криво, но мне все равно: я старею и плохо вижу без очков».

О кэмпе — теме следующего Met Gala

«Кэмп — это как разговор с той частью тебя, которая обычно скрыта. Я всегда как будто спорю с множеством Алессандро внутри себя. Эти безумные разговоры помогают мне чувствовать себя живым, что важно, иначе я был бы просто модным дизайнером».








О своем месте в мире моды

«Когда я только попал в мир моды, я не чувствовал себя как дома, но теперь вполне обжился. Я знаю тут много людей, давно с ними работаю и получаю от них массу позитивной энергии. Когда я впервые пришел на Met Gala, я подумал: «Это всего лишь группа людей — точно таких же, как я, таких же, как и все». Я не из тех ребят, которые вечно отдыхают в Сен-Тропе, и всегда буду чувствовать себя немного деревенским пареньком. Хоть я родился в Риме».








О собственной внешности

«В детстве я был очень эксцентричным и впервые перекрасил волосы, когда мне было 11. Получился абсолютно ужасный блонд. Я заперся в туалете, а когда вышел, мой папа сказал: «Ты так плохо выглядишь!» Я много сражался за то, чтобы быть тем, кем мне хочется. То, как я выглядел, было подтверждением моей личности. Мои волосы, мои туфли, мои штаны — каждая часть была как война. Каждый день. Сейчас я все еще борюсь с собой, со всеми сложностями во мне и со всем, что меня окружает. Я хочу будоражить людей, но в хорошем смысле».








Лучшие материалы The Blueprint
в нашем канале на Яндекс.Дзен

{"width":1200,"column_width":111,"columns_n":10,"gutter":10,"line":40}
false
767
1300
false
true
{"mode":"page","transition_type":"slide","transition_direction":"horizontal","transition_look":"belt","slides_form":{}}
{"css":".editor {font-family: tautz; font-size: 16px; font-weight: 400; line-height: 21px;}"}