Blueprint
T

Valentino Pink

Розы красные, фиалки синие — Burberry бежевые, а Tiffany & Co. бирюзовые. Valentino теперь, похоже, ярко-розовые. Рассказываем,
как и почему Пьерпаоло Пиччоли забрендировал именно этот цвет.


По данным агентства Tag Walk, розовый — один из самых популярных цветов сезона осень—зима 2022. Он делит четвертое и пятое места с голубым (по 7% в палитре прошедших показов). И можно предположить, что попаданием в пятерку он обязан шоу Valentino Pink PP с коллекцией, которую уже
можно назвать одной из самых популярных в этом году.




НОВЫЙ РОЗОВЫЙ

Подруга бренда Зендея, появившаяся в тотал-луке розового цвета на том самом показе, в итоге открыла парад звезд в нарядах Pink PP: Симон Эшли на BAFTA, Савити на «Грэмми», Омар Аполло и Конан Грей на «Коачелле». Пока Грей светился розовым в кастомизированном наряде авторства Пьерпаоло Пиччоли на сцене фестиваля, Ариана Гранде в тот же день отмечала в тотал-луке Pink PP запуск продаж своего бьюти-бренда REM. На собственных мероприятиях Valentino тоже активно промоутируют Pink PP, например, на ужине бренда в честь Венецианской биеннале. Тина Кунаки, Кернан Шипка, Джильда Амбросио, Сюзи Баббл — намек вполне прозрачен: «Pink PP идет всем независимо от цвета кожи, роста и объема талии». Что же это за волшебный цвет?


PP Pink — похож на Screaming Pink Скиапарелли, но чуть холоднее. Вроде бы фуксия, но светлее. Близок к неоновому, но более глубокий. Точно не «нью-йоркский розовый», но вызывает такой же необъяснимый восторг и желание обладать. Еще он намного насыщеннее, например, розового Jacquemus, поэтому всегда бросается в глаза. «Розовый как освобождение от необходимости смотреть на мир уж слишком реалистично», — объясняет сам Пьерпаоло Пиччоли смысл оттенка, помеченного его собственными инициалами — PP. Велик соблазн добавить, что для Пиччоли это цвет обретенной независимости. 




РАЗБАВЛЕННЫЙ
КРАСНЫЙ

Вообще-то с Valentino исторически ассоциируется красный — его связь с итальянским домом даже прочнее, чем, например, с Christian Louboutin. Один из любимых цветов основателя бренда, Валентино Гаравани, он долгое время получал отдельную главу в коллекциях и на выставках (из недавних примеров — Valentino Re-Signify в Шанхае), а в виртуальном музее бренда красному отвели собственный зал. Гаравани даже посвятил красному линию молодежной одежды RED Valentino, запущенную в 2003-м. Romantic, Eccentric, Dress — в расшифровке названия дизайнер объяснил всему миру, что для него красный не просто цвет, а философия.

Но Гаравани больше не правит Valentino безраздельно. С приходом в бренд креативных директоров началась принципиально новая глава. И если в дизайн-дуэте с Марией Грацией Кьюри Пьерпаоло Пиччоли немного стеснялся, то, оставшись в гордом одиночестве, начал расставлять акценты сам. В итоге красных дней в календаре Valentino все меньше, да и линию RED закрыли в мае 2021-го. Бренду был нужен новый цвет — такой же собственный, как бирюзовый для Tiffany & Co. или бежевый для Burberry.




Наталья Водянова на благотворительном показе в Париже, 2011

Кутюрный показ Valentino,
весна-лето 2008

VALENTINO, ОСЕНЬ-ЗИМА 2022

Прощание с красным цветом Гаравани требовало перемен драматических и при этом исторически обоснованных. Здесь вспоминается история, которую тайваньский режиссер Энг Ли, который построил в Голливуде сверхуспешную карьеру («Горбатая гора», «Жизнь Пи») рассказывал как-то на площадке «Гордости и предубеждения» исполнительнице главной роли и сценаристке Эмме Томпсон. Экранизация Джейн Остин была его первым англоязычным фильмом, сделанным с западной командой: «Я привык, что на площадке я — император, но теперь мне придется смириться с тем, что я всего лишь президент». И если Валентино и его красный — это императорская глава в истории дома (вспомним хотя бы документальный фильм «Валентино: Последний император»), то Пьерпаоло Пиччоли — глава демократическая, и логичным цветом такого обновления стал, разумеется, белый.


VALENTINO, ОСЕНЬ-ЗИМА 2021

Попытка была предпринята еще в 2021-м, когда он показал кутюрную коллекцию осень—зима 2021. Пандемия оторвала нас от многого — и Пиччоли в ответ на события вокруг лишил себя любимых насыщенных цветов, оставив себе только белый — в него и окрасилась вся коллекция. Красивая, зрелищная, тонкая — ее отметили и Леди Гага, которая выступила в кутюрном белом комбинезоне Пиччоли на ковидной «Грэмми», и Дуа Липа — появившаяся в узнаваемых белых перьях на SNL. Однако магии не случилось — белый не закрепился за Пиччоли, и удивляться тут нечему:
с тем же успехом можно требовать авторские права на чистый лист.


VALENTINO, ОСЕНЬ-ЗИМА 2021

А вот с PP Pink, похоже, получилось. И дело даже не в том, что розовый — естественный компромисс между красным и белым. Розовый — новый цвет не только для Valentino, но и для все нас. В нем больше нет инфантильности и карикатурной феминности — теперь это символ внутреннего бунта и силы. Пиччоли сам говорит, что в коллекции PP Pink не только разрушает стереотипы о розовом как легкомысленном цвете, но и думает о гендерном разделении. В частности, размышляет над тем, как розовый могут носить мужчины, опираясь и на исторический контекст, и на тропы современной популярной культуры.


ИСТОРИЯ
В РОЗОВОМ

Незамысловатая традиция — «розовые пеленки для девочек, а голубые — для мальчиков» — не только устаревшая, но и не вполне традиция. Исторически дело обстоит ровно наоборот. Если говорить о костюме ХIX века, то мальчиков скорее одевали в розовый — как более приглушенный вариант энергичного красного, который символизировал мужественность. Голубой же, в котором часто изображалась Дева Мария, был цветом женским — эту линию можно проследить вплоть до диснеевской Золушки, которая в решающий момент оказывается в платье небесно-голубого цвета. В современной поп-культурой традиции этот троп называется «настоящая голубая женственность».


VALENTINO, ОСЕНЬ-ЗИМА 2022

В 1897 году газета The New York Times опубликовала статью «Первый гардероб ребенка», в которой родителям советовали: «розовый цвет — для мальчика, а голубой — для девочки». Спустя двадцать лет, в июне 1918-го, журнал Ladies’ Home Journal писал: «Общепринято, что розовый — для мальчика, а голубой — для девочки. Розовый, будучи более решительным и сильным цветом, больше подходит для мальчика, в то время как голубой, являясь более нежным и изящным, лучше подходит для девочки».


Но если «девичий голубой» у мужчин отнять все-таки не удалось, то розовый, начиная с 40-х годов ХХ века, казалось, навсегда отошел в традиционный женский гардероб. Тут постарались жены американских президентов (среди самых выдающихся поклонниц — Мэйми Эйзенхауэр и Жаклин Кеннеди), Мэрилин Монро и, конечно, компания Mattel, производившая кукол Барби. С 1959 года, начала выпуска кукол, все брендирование компании велось в розовом цвете, который быстро стал ассоциироваться c нездоровыми стандартами красоты, патриархальными представлениями о женщинах и просто — вредительством. С Барби, захватившей розовый, в 1960-е и 1970-е не смогли справиться даже титаны контркультуры и авангарда вроде Энди Уорхола, Дэвида Хокни и всех любителей кислотных трипов — казалось, цвет навсегда отдан идеологическому врагу. С мертвой точки дело сдвинулось в 1980-е — с массовым приходом в кино антиутопий, неона и неонуара. Розовый стал опасным, сексуальным и мрачным, пока в нулевые не произошел полный реклейминг цвета — здесь помогла Бейонсе, оформившая свой феминистский манифест Flawless в розовых цветах, и Никки Минаж с The Pinkprint. И это не говоря о гражданском потенциале розового, который в современном обществе активно используется ЛГБТК+-сообществом.


Но Пиччоли идет дальше, его розовый — это не розовый ХХ века, не розовый XIX и даже не пастельный розовый эпохи рококо с румяными амурчиками и придворными фаворитками. Он в некотором смысле очищает цвет от всех его «гражданских» инкарнаций. Его розовый — это божественный средневековый и возрожденческий розовый, в котором изображали и языческих богов, и королей (портрет Генриха IV в образе Марса Жакоба Бюнеля), и младенца Христа. Универсальный цвет, победительный цвет любви.


РОЗОВАЯ МЕЧТА

VALENTINO, ОСЕНЬ-ЗИМА 2022

Это, кстати, все еще в ДНК Valentino — первого бренда, предложившего мужчинам носить кутюр, — и вполне отвечает мировому тренду на переосмысление маскулинности. Конечно, мы уже видели красивых мужчин в красивом и модном розовом — Спайк Ли в фуксиевом костюме Louis Vuitton на красной дорожке Каннского кинофестиваля, например. Но мужчины в PP Pink смотрятся еще свежее: тот же Конан Грей в кастомизированных нарядах Valentino на «Коачелле» и вовсе будто воплощение свободы. Они выглядят так, будто надели розовый не в качестве жеста (как Билли Портер) и не потому, что посоветовал стилист. А так, будто этот цвет всегда им принадлежал — так же, как и женщинам. PP Pink — для всех.


Недаром в этот цвет Valentino красят не только одежду, но и коллекционные товары, вовлекающие покупателя в экосистему бренда. Первый шаг — ограниченный тираж книг, выпущенных вместе с Penguin Random House и Billetrist в фирменной розовой коробке. Что дальше? Пока не знаем, но с нетерпением ждем Met Gala 2022, который состоится через неделю. Пиччоли его точно не пропустит: в прошлый раз делегация дизайнера выгуливала на балу главные образы из кутюрной коллекции бренда. Что ж, PP Pink будет отлично сочетаться с розовой дорожкой, которую расстелят на ступеньках Метрополитен-музея.


{"width":1200,"column_width":75,"columns_n":16,"gutter":0,"line":40}
false
767
1300
false
true
true
{"mode":"page","transition_type":"slide","transition_direction":"horizontal","transition_look":"belt","slides_form":{}}
{"css":".editor {font-family: tautz; font-size: 16px; font-weight: 400; line-height: 21px;}"}