T

Главные цитаты из новой книги о Карле Лагерфельде «Как дела, дорогой Карл?»

текст: наталья кудрявцева

27 января французское издательство Flammarion выпустило книгу «Как дела, дорогой Карл?». Это воспоминания Себастьяна Жондо, преданного помощника, водителя, модели, телохранителя, советника и просто близкого друга Карла Лагерфельда, который провел рядом с ним более 20 лет. Над книгой Жондо работал вместе с французской журналисткой, модным критиком Виржини Муза. «Это история о борьбе, любви, восхищении и силе», — написала она в своем Instagram. Мы выбрали несколько цитат, чтобы в этом убедиться.



Со слов «Как дела, дорогой Карл?» начинался каждый день Себастьяна Жондо: такое сообщение он отправлял Карлу Лагерфельду ежедневно в девять утра. Жондо познакомился с Карлом еще в пятнадцать, когда работал грузчиком в фирме отчима. Чуть позже Карл Лагерфельд пригласил его к себе на работу. Так Себастьян не только сблизился с модельером, но и вошел в мир высокой моды и искусства. В книге Жондо вспоминает, как Лагерфельд боролся с болезнью (Карл умер от рака поджелудочной железы), как они путешествовали и как Карл открыл Жондо Париж.



«Однажды вечером в феврале 2019 года я вдруг захотел просто порадовать его. И мы поехали в „Макдоналдс“ на Риволи. Я припарковал наш впечатляющий лайнер, черный роллс-ройс Phantom VIII, прямо на улице Эшоде. Оставляю Карла в машине, включив аварийные сигналы. Делаю заказ, не спуская глаз с затонированных окон машины, — все ли в порядке. На роллс, конечно, обращают внимание, но никаких происшествий. Я возвращаюсь в машину — и Карл набрасывается на два чизбургера. Он расправился с ними, не успели мы доехать до его дома на набережной Вольтера. И тогда это так меня обрадовало».



О ШИКАРНОЙ ПОЕЗДКЕ В «МАКДОНАЛДС»

«На виллу к Карлу приехали гости, его подруги Сэнди [Брант] и Ингрид [Сиши], если я правильно помню. В то время я не знал, что одна из них [Ингрид Сиши] основала журнал Interview вместе с Уорхолом. Для меня Ингрид — настоящий парень. Она разговаривает со мной с апломбом, который я видел только у мужчин. Водит меня за нос, как пятилетнего ребенка, но все равно с ней я чувствую себя комфортно. Эта пара интеллигентных нью-йоркских женщин, нетипичная и невероятная пара, стала для меня настоящим открытием».

О ЗНАКОМСТВЕ С БОГЕМОЙ

О МАМЕ КАРЛА ЛАГЕРФЕЛЬДА

«Карл часто рассказывал мне о своей матери — так она стала частью и моей жизни. Хотя он романтизировал маму в своих воспоминаниях, все равно было ясно, что она относилась к Карлу достаточно жестко».

«В Galignani он часто заказывал одни и те же книги в двух или трех экземплярах, чтобы они хранились сразу во всех его домах в Монако, Биаррице, Раматюэле и Париже. Отец Даниэль Сабатье, директора Galignani, дрался с Мухаммедом Али на Олимпийских играх в Риме. Когда в книжном появлялись книги о боксе, Даниэль тут же дарила их мне. Я часто наведывался в этот магазин, чтобы купить книги детям. Я понял, что с помощью книг мы растем и развиваемся. Карл в этом смысле был лучшим примером».

О ЛЮБИМОМ КНИЖНОМ МАГАЗИНЕ КАРЛА

«Я познакомился с Канье Уэстом и Вирджилом Абло в бутике Colette — тогда Абло еще был стилистом Уэста, хотя уже и презентовал коллекцию своего бренда Off-White в легендарном концепт-сторе. Вирджил сразу напомнил мне Карла Лагерфельда, этакого универсального гения <...> Когда Канье записывал альбом Watch the Throne вместе с Jay-Z, над частью треков они работали в студии на первом этаже отеля Mercer. Так получилось, что мы с Карлом в тот момент на несколько дней оказались там же. В коридоре сильно пахло травой, было шумно, музыка была включена на максимум. Карл спросил меня, что там происходит, и я отвел его в номер, где Канье записывал треки. Для Уэста, как и для всех творцов его поколения, авторитет Карла был абсолютным. К нему относились преданно почти до идолопоклонства. Карл был их рок-звездой. И моей тоже».

О ВСТРЕЧЕ С КАНЬЕ УЭСТОМ И ВИРДЖИЛОМ АБЛО

«Когда Карл заболел в 2015 году, я много думал о болезни моей матери. Было ощущение, будто Вселенная стукнула меня тростью по голове. Она будто говорила: «Твои родители умерли от рака, ты не заботился о них. На этот раз ты будешь заботиться о Карле так, как о члене семьи».

О БОЛЕЗНИ ЛАГЕРФЕЛЬДА

«Мы возвращаемся в дом на улице Сен-Пер через секретный вход со стороны дома номер два по улице Вернёй. Повар уже приготовил ужин. Карл не совсем в форме, но, как всегда, его стальная выдержка берет верх. Эрик [Пфрандер] не может остаться на ужин с нами, он идет домой. Когда я ухожу от Карла после ужина, чтобы пойти в 6-й округ к моей девушке J., то чувствую, что что-то не так, что-то беспокоит Карла. Это давит на меня. Не вдаваясь в детали, я рассказываю обо всем случившемся J. со слезами на глазах. На следующий день в восемь часов утра Ив [Даан] звонит мне и говорит: „Привет, красавчик, пора приниматься за дело. Ты должен позвонить Карлу и поехать с ним в американскую больницу“. Мое предчувствие подтвердилось. Как и утром каждого дня, я отправил Карлу сообщение: „Как дела, дорогой Карл?“. Не представляю, как смогу заставить его первым делом ехать в больницу: я будто между двух огней. У меня есть сильное предчувствие, что проблема серьезная, поэтому собираюсь с мыслями еще час, но все-таки звоню ему и говорю, что Ив советует нам поторопиться и поехать в больницу сейчас же. Я думал, что он откажется. Но он сказал лишь: „Ладно, мне нужно было поработать, но, так и быть, я соберусь и поедем“. Я думаю, он тогда понял, что все это действительно не шутки. Через некоторое время он спросил меня, не потолстел ли. Так он отвлекался, это был его способ решения всех проблем».

О ПЕРВОМ ВИЗИТЕ В БОЛЬНИЦУ

«Карл так сильно похудел, что решил даже немного изменить свой имидж. Он так радовался своей новой стройности, что попросил меня купить ему в APC джинсы того же размера, что и у меня. <...> В то время он всем говорил: „Смотрите, я ношу тот же размер, что и Себастьян“. Наверное, это первый раз за очень долгое время, когда Карл надел джинсы. После он пошел в Dior Homme, чтобы примерить всю коллекцию своего давнего друга Эди Слимана — его вещи теперь идеально сидят на Карле. <...> В l’Eclaireur, мультибрендовом бутике, основанном Арманом и Мартином Хадида, когда не было даже Colette, он купил самые первые куртки, разработанные Эди Слиманом для Dior Homme, и подарил мне одну. Так я впервые надел вещь Dior».

О ПОБЕДЕ НАД ТЕЛОМ

Лучшие материалы The Blueprint
в нашем канале на Яндекс.Дзен

{"width":1200,"column_width":90,"columns_n":12,"gutter":10,"line":40}
false
767
1300
false
true
true
{"mode":"page","transition_type":"slide","transition_direction":"horizontal","transition_look":"belt","slides_form":{}}
{"css":".editor {font-family: tautz; font-size: 16px; font-weight: 400; line-height: 21px;}"}