T

Икона стиля: Каролина Эррера

Фото: Getty Images, Rex Features, архивы пресс-служб

9 сентября в нью-йоркской галерее Salon 94 прошел юбилейный показ Carolina Herrera — ровно 40 лет назад, в 1981-м, Каролина Эррера показала свою дебютную коллекцию, которую The New York Times позднее назвали началом новой эры в американской моде. Причиной тотального и многолетнего успеха дизайнера стало в первую очередь ее безупречное чувство стиля — Эррера была идеальным воплощением своего бренда.

Мария Каролина Жозефина Паканинс и Ниньо родилась с серебряной ложкой во рту. Ее отец, Гильермо Паканинс Асеведо, был видным политическим деятелем и губернатором Каракаса — столицы Венесуэлы, где проживала семья Каролины.

Маленькую Каролину не особенно интересовали куклы. Она увлекалась конным спортом, играла в теннис и периодически выбиралась с матерью и бабушкой на показы в европейские столицы. На своем первом модном шоу — Balenciaga — Каролина побывала в 13 лет.

«Возможно, у меня всегда был интерес к моде, и однажды он внезапно проснулся. В детстве больше всего в жизни меня интересовали лошади, теннис, собаки и нормальная жизнь, но точно не мода», — вспоминала Эррера

В 1965 году, когда Каролине исполнилось 26 лет, она стала заниматься связями с общественностью в венесуэльском представительстве компании близкого друга семьи — знаменитого дизайнера Эмилио Пуччи. В 1968-м Каролина второй раз вышла замуж — за друга детства, журналиста Рейнальдо Эрреру, происходящего из известного испанского рода (первый раз замуж Каролина вышла в 18 за венесуэльского землевладельца Гильермо Беренса Телло и прожила с ним семь лет). За ними закрепилась слава одной из самых стильных пар в Каракасе. Они путешествовали по миру и не пропускали ни одного важного светского события. Так, в 1975-м Рейнальдо и Каролина несколько дней гостили в Виндзорской резиденции, где она вела светские беседы, отказывалась играть в шарады и ужинала в компании принца Чарльза и принцессы Анны. Впечатлений хватило на несколько абзацев, которые потом вошли в колонку Рейнальдо для Vanity Fair.

В 1980 году Каролина и Рейнальдо обосновались в Нью-Йорке, где уже чувствовали себя как дома. Во время частых вылазок в Америку чета обзавелась множеством влиятельных знакомых, от арт-коллекционеров и светских див до постоянных посетителей «Студии 54» вроде Бьянки Джаггер, Роя Холстона и Энди Уорхола. C последним Каролина познакомилась благодаря клатчу Van Cleef & Arpels. «Энди взял его у меня и игрался с ним всю ночь [в „Студии 54“]. Когда пришло время вернуть [клатч], он сказал: „Подаришь его мне, и я сделаю твой портрет“. Я ответила: „Забирай“», — позднее вспоминала Каролина Эррера. Уорхол сдержал слово и создал три портрета своей новой знакомой. На самом известном из них Эррера изображена с розовыми стрелками, ярко-красными губами и массивными серьгами Van Cleef & Arpels.

В реальной жизни Каролина Эррера выглядела менее экстравагантно. «Светлые локоны, красивое белое платье с кружевом. Она была похожа на восхитительную куклу», — рассказывала светский хроникер Women’s Wear Daily и W Magazine Эйлин Меле. Тогда за Каролиной Эррерой еще не закрепился хрестоматийный комплект «белый верх, черный низ», который впоследствии стал ее визитной карточкой.

На светские мероприятия Каролина выбиралась в блузах c необычными принтами, брюках с завышенной талией и платьях-трапециях ярких цветов. «Я предпочитаю одежду простого, хорошего покроя, но экстравагантную. Ничего слишком вычурного, слишком кричащего», — рассказывала Каролина Эррера в интервью Vogue. За «кричащее» в ее образах отвечала помада. Правда, свой идеальный вариант Каролина нашла только в 1990-х — Bobbi Brown в оттенке Plum Stain. Когда эту помаду перестали выпускать, Каролина Эррера купила все остававшиеся в магазинах запасы, а потом обратилась лично к Бобби Браун. Говорят, какое-то время визажистка лично присылала дизайнеру тюбики ее любимой помады.

Каролина Эррера и Диана Вриланд

Вскоре после переезда в Нью-Йорк в начале 1980-х Каролина Эррера начала подыскивать себе какое-нибудь новое занятие. Остановилась на текстильном дизайне, но, прежде чем приступить к осуществлению задуманного, решила обратиться за советом (и поддержкой) к Диане Вриланд. Та к тому моменту уже покинула пост главреда Vogue и занимала должность куратора Института костюма. Разговор оказался судьбоносным.


«О, это так скучно! — разочарованно воскликнула Диана Вриланд, когда Каролина Эррера торжественно представила план на свое ближайшее будущее. — Дизайн тканей? Почему бы тебе не попробовать что-нибудь другое? Может, выпустишь коллекцию платьев? Это же гораздо веселее».

С запуском бренда и организацией первого показа в 1981 году Каролине помогли граф, международный директор Vogue Brazil и редакционный директор Vogue Mexico Родольфо Креспи и его жена, редактор итальянского Vogue Консуэло Креспи. Как почти 40 лет спустя напишет фэшн-журналист Александр Фьюри, «дебют Каролины Эрреры был чем-то вроде важной вехи, началом новой эры».

Зрелище было впечатляющее. Модели, среди которых была Иман (она вышла на подиум в платье, державшемся на булавках, которое дизайнер не успела закончить), перемещались по роскошным залам нью-йоркского частного клуба «Метрополитен», впервые арендованного для такого события. Музыканты исполняли хиты Коула Портера. В первом ряду аплодировали сливки нью-йоркского модного комьюнити — Палома Пикассо, Бьянка Джаггер, Энди Уорхол, Диана Вриланд и сооснователь «Студии 54» Стив Рубелл, которому пришлось купить галстук в ближайшем универмаге, чтобы его пустили на шоу. Еще тогда, на своем дебютном показе, Каролина Эррера нарядила моделей по своему образу и подобию. Как отмечалось в рецензии Women’s Wear Daily, даже прически на шоу были «в духе Эвы Перон» — бывшей первой леди Аргентины, с которой Каролина разделяла любовь к шиньонам.

Успех дебютной коллекции Каролины Эрреры был налицо: на дизайнера обратили внимание не только универмаги Saks Fifth Avenue и Bergdorf Goodman, но и Джеки Кеннеди. Бывшая первая леди Соединенных Штатов стала для Эрреры идеальной клиенткой и заодно помогла распространить славу о новом талантливом дизайнере за пределами нью-йоркской светской тусовки. «Джеки обратилась ко мне, когда я только начинала, — вспоминала Эррера. — С ней было весело, и она меня очень вдохновляла. Она была такой естественной, точно знала, чего хочет и что будет хорошо на ней смотреться».


Через 20 лет Каролина Эррера снова оказалась в центре события, разделившего американскую моду на «до» и «после». Самый масштабный по количеству жертв теракт в истории пришелся на четвертый день недели моды в Нью-Йорке. Через несколько дней после трагедии 11 сентября в шоуруме Carolina Herrera прошло шоу An American View, в рамках которого свои коллекции представили 11 молодых американских брендов.

Это событие стало точкой отсчета в истории «новой американской моды». В ней Каролина Эррера играла важную роль: поддерживала Нью-Йоркскую неделю моды и начинающих дизайнеров в CFDA, собирала американских звезд на красные дорожки и одевала первых лиц США (даже Меланию Трамп, от которой в 2016-м открестились почти все американские бренды). Не обошла стороной и кино, создав один из самых известных нарядов в американском кинематографе — свадебное платье главной героини «Сумерек» Беллы Свон.

Кстати, любопытный факт. Женщина, которая вошла в историю как одна из главных представительниц американской моды, получила паспорт Соединенных Штатов только в 2009 году.

В 2018-м, за неделю до показа осень 2018, Каролина Эррера объявила об уходе из собственного модного дома. На прощальном шоу она снова вывела на подиум своих «двойников» — в белоснежных рубашках с закатанными рукавами и с аккуратно собранными волосами. Так же в тот день выглядела и сама Эррера, когда напоследок выглянула на поклон вместе с сотрудниками своего модного дома. «Белая рубашка дарит мне чувство безопасности. Она выглядит стильно в любой ситуации. У меня рубашки разных стилей для разных случаев, — признавалась Каролина Эррера. — Брюки лучше всего сочетаются с рубашкой с мужского плеча, а для юбки-карандаша нужен более облегающий вариант».

Кресло креативного директора бренда занял ее любимчик Уэс Гордон, заслуживший доверие Каролины за 11 месяцев работы креативным консультантом. Сейчас они вместе ходят на завтраки, выбираются на выставки и заглядывают в бутики на Мэдисон-авеню. Каролина гордится успехами своего преемника, а Гордон — тем, что наставница одевается в его вещи. Недавно, например, она заказала ему черный шерстяной жакет.


Из таких простых, но элегантных вещей и состоит ее гардероб. В свои 82 она носит все те же накрахмаленные белые рубашки, не имеет ничего против ботокса («Почему нет? Я верю в то, что кожа должна быть чистой и свежей»), не верит в тренды и советует не пренебрегать одеждой из масс-маркета. «Все эти магазины вроде Zara и H&M копируют то, что мы делаем, для масс. Я думаю, эти вещи великолепны, потому что доступны каждому, — считает Каролина Эррера. — Элегантность — это целая комбинация разных вещей. Она никак не связана с красотой или деньгами, но важно знать, что вам идет. Если мне понравится что-то в Zara, H&M или в любом другом похожем магазине, я куплю это. Я люблю сочетать разное».

Уэс Гордон и Каролина Эррера

На протяжении 37 лет Каролина Эррера была не только дизайнером своего бренда, но и его глобальным амбассадором. С этой ролью она успешно справляется до сих пор: рассуждает об элегантности, ругает соцсети («В каждом человеке должна быть загадка!»), терпеливо отвечает на вопросы о любимой униформе — черном низе и белом верхе — и делится своими секретами успеха: «Думаю, чтобы выжить в этом бизнесе, нужно во что-то верить. Если хотите быть дизайнером, вы должны быть уверены в том, что вы делаете именно то, во что верите. Я верю в гламур. Я верю в красивых, элегантных женщин. И я верю, что женщины становятся красивыми, когда надевают Carolina Herrera».

{"width":1200,"column_width":75,"columns_n":16,"gutter":0,"line":40}
false
767
1300
false
true
true
[object Object]
{"mode":"page","transition_type":"slide","transition_direction":"horizontal","transition_look":"belt","slides_form":{}}
{"css":".editor {font-family: tautz; font-size: 16px; font-weight: 400; line-height: 21px;}"}