T

Chanel и трикотаж: история любви

Лето встретило нас дождями, будто напоминая, что зима близко, а осень так и вовсе может наступить в любой момент. И пока не начнется новый отопительный сезон, согревать нас промозглыми вечерами будут свитера и кардиганы, они же — шерстяной трикотаж. И за его появление в женском гардеробе спасибо нужно сказать прежде всего Габриэль Шанель.

Габриэль Шанель и Артур Кепел у бутика Chanel в Довиле, 1913

«Я сколотила состояние на старом трикотаже, который набрасывала на плечи, когда в Довиле было холодно», — говорила Шанель. Доподлинно известно, что в Довиле Коко отдыхала с Артуром «Боем» Кэйпелом, и речь идет именно о его кардиганах. Воспользовавшись гардеробом любимого мужчины, Коко задумала революцию в гардеробе всех женщин.


Там же, в Довиле, где 1912-м Габриэль открыла свой бутик, она заметила, что повсюду продаются тельняшки, и решила, что нижнее белье для моряков вполне можно перешить в приличную одежду. Свободолюбивая (во всех смыслах этого слова) Габриэль Шанель решила, что именно трикотаж поможет ей подарить свободу женскому телу, все еще скованному корсетом. В итоге с 1913 года Шанель использовала трикотаж для создания блузок, топов, платьев и костюмов. Единственным, что напоминало о былых тенденциях, был ремень, которым Коко подпоясывала все вышеперечисленное. Но этот рудимент корсета движений уже не сковывал. «Вы должны быть в состоянии наклониться, поиграть в гольф и самостоятельно надеть обувь», — объясняла Коко необходимость перемен.

Габриэль Шанель и ее тетя Эдриенн у бутика Chanel в Довиле, 1913

Уже в 1914-м журнал Women’s Wear Daily писал: «Габриэль Шанель предлагает исключительно интересные и инновационные свитера. Они сделаны из шерстяного трикотажа... И мы предсказываем им большое будущее». Два года спустя американский Vogue отметил: «Шанель в совершенстве овладела своим искусством, и ее искусство — это трикотаж». Девять лет спустя и парижский Vogue подтвердил успех Коко: «Мадемуазель Шанель открыла шерстяной трикотаж — ткань, которую никто другой не использовал. <...> Эти платья полностью отвечают требованиям сегодняшнего дня и придают очарование тем, кто их носит».

Габриэль Шанель и герцог Вестминстерский на своей яхте, 1928

Танцоры балета Le Train bleu, 1924

Шанель шила из трикотажа не только платья и предметы повседневного гардероба, но и спортивную одежду. «Я изобрела спортивную одежду не потому, что кто-то занимался спортом, а потому, что сама в этом нуждалась», — цитирует Коко Пол Моранд в книге «Очарование Шанель». Она ориентировалась на собственный образ жизни — охоту, рыбалку и парусный спорт, которым занималась вместе с герцогом Вестминстерским Хью Гросвенором. В 1920-х и 1930-х годах Коко вдохновлялась трикотажем шотландского острова Фэр-Айл, и в 1933-м Harper’s Bazaar писал: «Шанель начала свое мастерское дело, продавая француженкам английский трикотаж. И именно она подарила женщинам свободу, научив их носить свитера и кардиганы, которые раньше были предметом мужского гардероба».

<iframe src="https://player.vimeo.com/video/425117493" width="1200" height="600" frameborder="0" allow="autoplay; fullscreen" allowfullscreen></iframe>

Фабрика Barrie

Вера в шотландское качество пряжи не угасла и после смерти самой Габриэль Шанель. В конце восьмидесятых модный дом стал заказывать кашемир фабрике Barrie в городке Хоик, а в 2012 году, когда полюбившиеся подрядчики оказались на грани банкротства, Chanel и вовсе купили фабрику со столетней историей, «чтобы сохранить традиции производства». С тех пор здесь производится весь трикотаж бренда. За «трехмерные» узоры на кашемире отвечают новейшие японские станки (программирование сложного рисунка занимает до недели), однако большая часть работы по-прежнему выполняется вручную. Это позволяет обеспечить работой три сотни высококлассных профессионалов, которые скручивают и окрашивают шерсть, ткут, сшивают из деталей готовые свитера и кардиганы, а затем отправляют их стираться в кристально чистых шотландских водах, которые, оказывается, благотворно влияют не только на вкус сингл-молтов, но и на мягкость кашемира.

Chanel, осень-зима 2020/2021

«Вязаные вещи носить очень просто, — говорил Карл Лагерфельд. — Они хорошо смотрятся абсолютно со всем». Эта простота позволяла Карлу экспериментировать с длиной, цветом и формой трикотажа — и готовность к экспериментам унаследовала Виржини Виар, которая сегодня занимает пост креативного директора модного дома. Так, например, одним из самых знаковых образов на подиуме шоу Chanel осень—зима 2020/2021 стало сочетание графичного кардигана белого, розового, голубого и песочного цветов со свитером, на котором изображен большой многоцветный крест. В итоге за сто лет благодаря Chanel трикотаж из утилитарного материала превратился сперва в инструмент эмансипации, а затем в атрибут роскоши. Интересно, что ждет его дальше.

Лучшие материалы The Blueprint
в нашем канале на Яндекс.Дзен

{"width":1200,"column_width":90,"columns_n":12,"gutter":10,"line":40}
false
767
1300
false
true
true
{"mode":"page","transition_type":"slide","transition_direction":"horizontal","transition_look":"belt","slides_form":{}}
{"css":".editor {font-family: tautz; font-size: 16px; font-weight: 400; line-height: 21px;}"}