T

История одного платья: платье Манижи на «Евровидении-2021»

Против нее ополчилась толпа хейтеров-ксенофобов, депутаты Госдумы хотели запретить ей выступать под флагом России, угрозу внезапно заболеть коронавирусом тоже никто не отменял, но несмотря на все это случилось: Манижа выступает за Россию на «Евровидении» 2021. Репетицию ее номера с песней-гимном в честь всех русских женщин «Рашн Woman» мы уже видели Manizha — Russian Woman — Russia 🇷🇺 - Official Video — Eurovision 2021, а сегодня она споет в первом полуфинале конкурса. И мы даже знаем, в каком наряде — рассказываем его историю.

ПЛАТЬЕ-СИМВОЛ

На записи репетиции мы увидели два наряда, но больше всего внимания привлекло многоярусное «платье на колесах». Реакция на это платье в соцсетях и прессе была такой же противоречивой, как и на само появление Манижи на «Евровидении». Пока одни критиковали наряд, называя его нелепым, другие рассматривали детали и пытались расшифровать замысел. Первых Манижа заслуженно проигнорировала, а вторым дала ответ на пресс-конференции по случаю конкурса: «Платье — главный манифест „Русской женщины“ на сцене. Оно полностью сделано из тканей со всей России. <...> Это платье демонстрирует, как много национальностей в нашей стране». Придумала это платье-манифест русских женщин мама Манижи — ее правая рука и главный советник по сценическим нарядам — Наджиба Усманова. По ее словам, идея родилась во время первых обсуждений номера — тогда же, когда на певицу обрушилась волна ненависти с очевидно шовинистическим душком, дескать, «нерусская» женщина не может представлять на национальном конкурсе Россию. «Манижа, которая выросла в России, является россиянкой и воспринимает русскую культуру как свою родную, понятную, близкую, задалась вопросом — а кто же современная русская женщина? — вспоминает Усманова. — Мы оглянулись вокруг, заглянули за МКАД и дальше — и убедились в том, что мы ничего не перепутали. Русские женщины, они разные и внешне — цветом кожи, волос, разрезом глаз, — и внутренне. И в этом многообразии, миксе и есть их главная сила и красота». Эту разность команда Манижи и решила отразить в платье — с помощью тканей, которые сшили по принципу лоскутного одеяла.

ПЛАТЬЕ-ЛОСКУТНОЕ ОДЕЯЛО

Частями этого лоскутного платья-одеяла в итоге стали кусочки, представляющие едва ли не все регионы, республики, малые народы России. «Что-то купили сами, а что-то было не достать — например, северные орнаменты. Но после того как мы об этом рассказали в телевизионном интервью, на Первый канал стали приходить посылки со всех уголков страны с образцами национальной ткани. Часть из них сопровождались письмами со словами поддержки или очень трогательными историями: один человек прислал три фрагмента ткани, которые соткала его бабушка еще сто лет назад. Вы только представьте! До слез!» — рассказывает Усманова. Одна из поклонниц Манижи, Аниса Муртаева, которая прислала фрагмент ткани, говорит: «Вдоховившись мужеством, смелостью, талантом Манижи, решила отправить частичку солнечной Черкесии — адыгскую ткань с изображением адыгского флага». В итоге весь верхний ярус платья стал своего рода орнаментальной картой России. «Даже, наверное, женщин России — ведь тканями испокон века занимались именно они. Самые разные Russian woman вложились в это платье своим трудом — и славянки, и якутки, и татарки, и осетинки», — уточняет Усманова.


Сшивали эту карту специалисты театральной мастерской «Вот — Так» под руководством Татьяны Куликовой. Дальше вместе с Наджибой Усмановой дизайнер Светлана Серякова, постоянный партнер Усмановой в создании большинства костюмов для Манижи, придумала, как на основе этого яруса собрать полноценный костюм. «С самого начала хотелось буйства красок, традиционных лубочных узоров. Мы обратились к творчеству русской художницы Натальи Гончаровой — она идеально сочетала нечто традиционное и авангардное, Восток и Запад, ее принимали не все соотечественники, но талант ее был признан во всем мире. За основу платья взяли ее эскиз костюма русской женщины для оперы-балета «Золотой петушок», — вспоминает Усманова. Под руководством Серяковой платье вручную расписывали узорами и декорировали сусуальным золотом мастерицы на производстве в подмосковном Королеве. Кстати, работами Гончаровой вдохновились и при создании изображений, появляющихся во время номера за спиной Манижи на LED-экранах.


ПЛАТЬЕ-НОМЕР

Получившееся платье вообще не просто сценический костюм, но и полноценный технический элемент выступления, поэтому кроме художников по костюмам над ним работали режиссер-постановщик номера Андрей Сычев и его помощница Ольга Наделюева. «Мы сразу придумали, что платье должно показывать процесс перерождения из одного состояния женщины в другое. Из стереотипа в реальность. Из нагромождения образов и ожиданий в то, кем женщина на самом деле является», — вспоминает Усманова. Первый раз, на отборе, метафору обыгрывали в облегченном варианте — чтобы раскрепоститься, певица скидывала кафтан-телогрейку с лоскутами платков и оставалась в красном «рабочем» комбинезоне — современной независимой женщины. А вот платье, напоминающее «бабу на чайник», подготовили уже к самому конкурсу. По задумке Маниже должно быть в нем максимально неудобно, а выглядеть она в нем должна максимально нелепо — сама певица утрирует этот эффект мимикой и жестами. «Это монументальный арт-объект, некая „тяжелая“ конструкция — символ патриархата, прошлого, чего-то нагроможденного, из чего „русская женщина“ будет высвобождаться. Это символ всего того багажа, который накопился на плечах русских женщин. В том числе тех стереотипов, о которых Манижа поет. Она даже пытается передвигаться в нем, но каждый раз визуально ее будто отбрасывает весом всех этих ожиданий. Явно видно, что то, что внутри — тело Манижи, ее эмоциональное лицо, — не органично с этим внешним нарядом, эдаким платьем-тюрьмой», — описывает Наджиба Усманова. Манижа освобождается, буквально выходит из этой нарядной тюрьмы, открывая «дверь» металлического каркаса, созданного на заказ специалистами компании «Арт-эш».

Происходит это по команде «Встала и пошла!» — эту фразу, кстати, часто произносит мама Манижи, когда ей нужно подбодрить дочь. «Даже то, что оно остается на сцене — образ. Да, оно все еще стоит рядом с Манижей, красивое, монументальное, но уже за ее спиной. Это просто статуя на контрасте с динамичной и живой исполнительницей», — добавляет Наджиба Усманова. На фоне этой статуи Манижа уже свободно и легко танцует в кроссовках adidas (что понятно: Манижа — амбассадор бренда) и все в том же «рабочем» красном комбинезоне — «да, мы тоже можем», отвечает она американской «Клепальщице Роузи» на международно понятном языке образов. Кстати, на отборе спину этого комбинезона украшала желтая надпись «Рашн Woman», на репетиции — таджикский орнамент. На самом выступлении Наджиба Усманова обещает что-то совершенно новое, но гарантирует, что многослойное платье-символ-одеяло-карта-трансформер останется неизменным.


Лучшие материалы The Blueprint
в нашем канале на Яндекс.Дзен

{"width":1200,"column_width":90,"columns_n":12,"gutter":10,"line":40}
false
767
1300
false
true
true
[object Object]
{"mode":"page","transition_type":"slide","transition_direction":"horizontal","transition_look":"belt","slides_form":{}}
{"css":".editor {font-family: tautz; font-size: 16px; font-weight: 400; line-height: 21px;}"}