T

Трэвис Мэтьюс, автор портретов Бейонсе

интервью: Настя Сотник

ФОТОГРАФ: KRISTINA SHAKHT

КРИСТИНА ШАХТ

СТИЛИСТ: JOSHUA J. JENKINS

ДЖОШУА ДЖ. ДЖЕНКИНС

ПРОДЮСЕР: KRISTINA SHAKHT

КРИСТИНА ШАХТ

АССИСТЕНТ: JOSÉ GOICOECHEA

ХОЗЭ ГОЙКОЭЧЕА

В конце июля, когда Бейонсе выпустила свой визуальный альбом Black is King, по соцсетям разлетелись не только новые треки, но и новые портреты певицы. Часть из них сделал нью-йоркский фотограф Трэвис Мэтьюс. До этой съемки он был знаком с Бейонсе через одно рукопожатие — точнее, через ее бренд Ivy Park, для которого снимал лукбуки и кампании. Кроме этого у него в портфолио есть работы для Tiffany & Co., Puma, Urban Outfitters и других брендов. Настя Сотник расспросила Мэтьюса, как сделать карьеру фотографу-самоучке (и победить жадных заказчиков), а Кристина Шахт прогулялась с ним по Нью-Йорку, вооружившись собственной камерой.



Ты помнишь свой первый кадр?

Я учился в первом классе, мы тогда только переехали из Гайаны в Нью-Йорк. После уроков ходил на дополнительные занятия, что-то вроде творческих кружков. Однажды нас попросили взять домой камеры и пофотографировать все, что захочется. Я помню, как сделал фотографию стены у себя дома, и мы потом распечатали ее в школьной лаборатории — мне очень понравилось, и я запомнил это чувство. Потом, уже в старшей школе, у меня появился iPhone, и я начал фотографировать все, что вижу вокруг — в основном цветы и здания. Я загружал фотографии в VSCO, редактировал их — и сохранял. Затем у моей лучшей подруги появилась своя камера, я решил, что тоже хочу свою, и попросил у отца на ближайший праздник. Он подарил мне ее, и с тех пор я никогда не переставал снимать. Просто фотографировал все вокруг и пробовал довести снимки до самого красивого варианта.

Я до сих пор обрабатываю все в VSCO. Какой твой любимый фильтр?

Если честно, в последний раз я открывал приложение около пяти лет назад, так что сейчас не вспомню точное название. Помню, он точно был с красным оттенком. Сейчас я если и использую программы для обработки, то это Lightroom или Photoshop.

Выходит, ты самоучка. Фотографу вообще нужно специальное образование?



У меня нет точного ответа. С одной стороны, таланту нельзя научить. И обычно, если вы идете к кому-то на курсы, вы начинаете смотреть на вещи через призму преподавателя, получаете всю информацию, которую он дает, через фильтр его личных предпочтений, взгляда на мир. А в искусстве и фотографии важно развить собственное видение и научиться транслировать его. У вас должен быть собственный стиль. Но это не значит, что вам не нужна база, а за ней вполне можно пойти на курсы или в школу.



Фотографы сами по себе могут быть знаменитостями. Стремишься к этому?

Ну, я чувствую себя странно. Я достаточно скромный и не очень люблю быть в центре внимания. С другой стороны, это непрекращающийся круговорот вдохновения. Я делаю снимок, выкладываю в Instagram, кто-то из моих 34 тысяч подписчиков его видит, подхватывает идею, развивает ее, снимает свое, потом тоже куда-нибудь выкладывает. Это бесконечный творческий цикл, который, надеюсь, делает мир лучше.


Так что большая аудитория меня скорее радует. Условные три тысячи лайков для меня — большое сообщество людей, которые так или иначе отреагировали на мое творчество. Оно было замечено. Ведь даже если вам что-то не нравится, это все равно оставляет что-то в голове или в сердце. По числу лайков и комментариев я вижу, смог ли я достучаться до людей через экран.

А кого ты сам лайкаешь?

У меня три любимых фотографа: Надин Ижевере, Ронан Маккензи и Реннел Медрано. Все они женщины, две родом из Лондона и одна из Бронкса. С каждой из них мы знакомы, кстати. Иногда захожу к ним посмотреть, что нового они сняли, иногда — чтобы восполнить творческий ресурс, замотивировать себя. Они никогда не промахиваются, в их снимках хорошо все.

Ты говоришь, что не любишь быть в центре внимания. Но ведь фотографу постоянно нужно быть на виду, чтобы о нем не забывали, предлагали проекты.



Не знаю, как это работает, но меня замечают. Мне кажется, моя скромность в каком-то смысле и позволяет мне делать очень честные вещи. Я, ну правда, снимаю для себя. Делаю то, что мне нравится, вкладываю важные мне смыслы. Но всегда находятся люди из индустрии, которым это вовремя попадается на глаза. Мне ни разу не приходилось закидывать людей письмами, рассылать портфолио. Конечно, есть и другой путь, когда вы собираете свои лучшие работы и рассылаете их всем, с кем хотите сотрудничать. Если у вас крепкое портфолио, вам обязательно ответят. И, возможно, предложат контракт.

Кто был твоим первым заказчиком?

VP Records, это самая известная карибская звукозаписывающая компания, я снимал им обложки для сборников Soca Gold и Reggae Gold. Это такие очень яркие обложки, я их хорошо помню из детства, у меня целая коллекция таких пластинок была. Очень странное чувство — понимать, что и через десять или двадцать лет кто-то, взяв в руки этот диск, тоже может что-то подобное почувствовать.


Еще помню самую безумную съемку. Как-то моя подруга взяла меня поснимать очень важного человека. Точно не скажу, как его звали, но он был членом королевской семьи какой-то страны. Так вот я снимал его буквально 15–20 минут, еще 20–30 минут редактировал фотографии, и мне заплатили пять тысяч долларов. Я не шучу! Это было стремительно: мы встретились в отеле, спустились вниз, прошлись за угол, вернулись в отель — и все, пять кусков в кармане. Никогда не забуду.

Но это скорее исключение?

Фотографам, конечно же, часто недоплачивают. Большинство заказчиков стараются занизить гонорары во что бы то ни стало. Притом что они зарабатывают на наших снимках в десять раз больше. Если говорить о рекламной кампании большого бренда, то ее бюджет отбивается за минуту после публикации снимков. Они просто знают, как живут фотографы и в принципе люди творческих профессий: у нас бывают хорошие периоды, а бывают плохие, мы перебиваемся от проекта к проекту. Так что все просто изначально уверены, что ты согласишься на любые деньги. А если не ты, то кто-нибудь другой.

Как с этим бороться?

Надо, чтобы как можно больше творческих людей четко понимали, сколько они стоят, и прямо, уверенно обсуждали деньги. Да, это будет стоить столько-то по таким-то и таким-то причинам. Если ты относишься к работе серьезно, это заслуживает достойной оплаты.

Ты же в основном снимаешь на пленку, а это тоже сложнее.

Да, я фанат пленки, у меня куча пленочных камер, иногда даже по две одной и той же модели. Но цифра тоже есть. На всех коммерческих съемках всегда дублирую кадры на нее — на всякий случай. Плюс я использую цифровые камеры, чтобы выставить свет. И на руки заказчики всегда получают оба варианта кадров — цифровой и пленочный. Но чаще выбирают именно вариант с пленки!



У каждого фотографа есть «та самая история» про пленку. Расскажешь свою?

Ну, для меня пленка прежде всего ассоциируется с детством. Помню, как мама снимала на одноразовые камеры. Пленка всегда вызывает ностальгические эмоции, это очень живое, реалистичное чувство, поэтому она всегда трогает за душу. Я считаю, что это оправдывает все риски и любые вложения. Все пленочные кадры уже как будто отредактированы: когда ты их получаешь на руки из проявки, остается только откорректировать цвет или устранить пятна. И во время процесса пленка дает особенное ощущение пространства, а цифра съедает эту атмосферу. Ее не добавить ни в Lightroom, ни в Photoshop. Ну и пленка меня еще ни разу не подводила. Однажды, может быть, два раза, она неправильно смоталась, но это мелочи.

Ладно, как на тебя вышли люди Бейонсе?

Это случилось через мою подругу, которая позвонила мне среди ночи и попросила срочно прислать мое портфолио. Я тогда как раз доделал свой сайт и просто отправил на него ссылку. Проходит пара минут, она перезванивает и говорит: надо выезжать через пару часов. В общем, утром я выехал, не особенно подготовившись. Ну и до последнего не знал, что за проект. Думал, что это съемка для [бренда одежды Бейонсе] Ivy Park, с которым я раньше работал. И вот, я еду в автобусе, мне звонит та самая подруга и говорит: будешь снимать Бейонсе. И я такой: «Что?!». Мне в голову не могло прийти, что фотографу с таким небольшим опытом могут доверить съемку такого большого артиста. До последнего не верил.

В портретной съемке очень важен личный контакт. Со звездами такой величины это вообще возможно? Не трясло?

Я не знаю, как это описать. Я весь был как один натянутый нерв. С одной стороны, это невероятный шанс, но при этом — и колоссальная ответственность. В такие моменты ты просто берешь себя в руки и погружаешься в свою стихию. Пытаешься вытащить из героя все и при этом раскрыть его с каких-то новых сторон. Чтобы на снимках она увидела новую себя. Но, думаю, эффект неожиданности тоже помог. Если бы мне сказали все заранее, мне кажется, было бы хуже: исчезла бы спонтанность момента.

Доволен результатом?

О да, очень доволен. Ну, как я и говорил, пленка никогда не подводит.

Что ты почувствовал, когда эту съемку опубликовали?

Это было нереально. Мы же снимали около года назад, и тут все внезапно выходит. На самом деле я до сих пор каждый раз, когда вижу эти фото в изданиях или блогах, просто расплываюсь в улыбке. Такой: «йоу, мои снимки и правда везде: в прессе, в музыкальных приложениях, в блогах». Поверить не могу, что теперь я часть истории и мои работы — часть истории. Потому что они часть альбома, который вошел в историю.

Ну, кстати, альбом вышел очень вовремя, в разгар протестов Black Lives Matter.

Мне кажется, это вневременной альбом, он всегда будет актуальным: и сейчас, и через двадцать лет. В нем заложено очень много смыслов, а это залог бессмертия. Да и сама Бейонсе уже вечная! Я видел, сколько сил она вкладывает в каждую крошечную деталь, от подбора костюмов до танцев. С такой самоотдачей невозможно не стать легендой.

Сложно после этого поднимать планку? У тебя есть новый проект мечты?



Сейчас я мечтаю вернуться домой, в Гайану, поснимать город и сделать в Нью-Йорке выставку. Я всегда хотел показать свою страну — такой, какой я ее вижу. Надеюсь успеть все снять до февраля, так что, возможно, летом 2021 года все покажу.

Хочется увидеть свои снимки на бумаге, в раме?

На самом деле нет, я в этом плане не сентиментальный. Но вообще, надо бы распечатать мои самые любимые снимки. Просто, чтобы помнить момент, когда ты поймал кадр, нажал на кнопку и потом увидел превью. Когда влюбился в снимок. Это хорошее чувство.

Ты считаешь себя частью модной индустрии?

Да нет, не думаю.

Почему?

Ну, у меня не тот поток и не тот уровень работ, что у людей, на которых я равняюсь. Но я и не обязан быть в фэшн-бизнесе! К тому же, когда встаешь на эти индустриальные рельсы, можно потерять себя. Не буду лукавить, конечно же, я хочу поработать с определенными брендами, чтобы в моем портфолио были и такие проекты. Но если этого не случится, особо переживать не буду.



Вряд ли это будет проблемой! Вон Тайлер Митчелл снял ту же Бейонсе для обложки американского Vogue, а он ведь совсем молодой фотограф. Значит, что-то меняется?



Это очень крутая съемка: и по цвету, и по композиции, и по концепции. Безотносительно Vogue. Лично для меня Тайлер Митчелл существовал как отличный фотограф и до Vogue — и было бы классно, если для индустрии тоже. Конечно, это был крутой маркетинговый ход со стороны Vogue, но в то же время и очень искренний. Они отлично поймали дух времени. В мире очень много талантливых темнокожих фотографов, которые давно заслуживают признания. Пришло время для нового.




Лучшие материалы The Blueprint
в нашем канале на Яндекс.Дзен

{"width":1200,"column_width":75,"columns_n":16,"gutter":0,"line":40}
false
767
1300
false
true
true
{"mode":"page","transition_type":"slide","transition_direction":"horizontal","transition_look":"belt","slides_form":{}}
{"css":".editor {font-family: tautz; font-size: 16px; font-weight: 400; line-height: 21px;}"}