T

Хороший пример: Линда Фарго

© REED YOUNG  

ТЕКСТ: Ира Соломатина

В мире моды за Линдой Фарго, вице-президентом и директором по женской моде универмага Bergdorf Goodman, закрепилось звание «человечной Анны Винтур». Дело тут не только в том, что обе они носят похожие стрижки боб, но и в том, что в индустрии моды Фарго, как и Винтур, обладает немалым влиянием. От нее зависит ассортимент женских коллекций Bergdorf Goodman, а соответственно, и карьеры многих молодых дизайнеров, ведь продать коллекцию известнейшему универмагу мира — бесспорная победа. Рассказываем про путь Линды от витрин Macy's до собственного бутика.

Линда Фарго выросла на Среднем Западе, в городе Милуоки. Окончив бакалавриат Висконсинского университета в Мэдисоне по программе истории искусства, она отправилась в Нью-Йорк, где устроилась в универмаг Macy’s оформителем витрин. Работать в галерее современного искусства (удел всех искусствоведов!) Фарго не хотелось, а должность в универмаге показалась вполне практичной альтернативой. В конце восьмидесятых Линда уже отвечала в Macy’s и за витрины, и за внутреннее оформление.

«Мне кажется, если речь идет о такой долгой карьере, как моя, сложно назвать момент, который можно было бы считать прорывом. Скорее, я оказалась там, где оказалась, благодаря цепочке не связанных между собой событий», — рассказывала она Business of Fashion. Одним из примечательных эпизодов в карьере Фарго была работа в гиганте GAP («Мне было интересно, что из себя представляет работа в масс-маркете»). Правда, после нескольких лет там Линда поняла, что это ей не подходит: «Мне не хватало драмы и экзальтации, которые есть только в высокой моде».



В 1997 году Фарго отправилась на встречу в Bergdorf Goodman, захватив книгу своих эскизов. На собеседовании, которого она добилась с руководством, она заявила, что готова создать новый образ универмага: «Я сказала: “Если бы я работала у вас, то ваши витрины выглядели бы так, а ваши отделы — так”». После столь яркой презентации Фарго на работу, разумеется, приняли, а с 2006 года она начала отвечать не только за облик Bergdorf Goodman, но и за его ассортимент, став вице-президентом и директором по женской моде. Благодаря документальному фильму 2013 года «Развейте мой прах в Bergdorf» стиль Линды стали узнавать не только профессионалы.




Недавно Фарго открыла в универмаге одноименный бутик Linda, где представлены одежда и аксессуары, ее любимые сорта чая и косметика. В Linda она закупает не коллекции целиком, а вещи, которые ей кажутся интересными, поэтому концепт-стор получается достаточно эклектичным: авангардный японский бренд Sacai соседствует здесь с «консервативной» Carolina Herrera, а молодые скандинавские марки — с работами любимого дизайнера Фарго Наима Хана. Свой новый проект вице-президент Bergdorf Goodman описывает как «рай для шопоголика и фантазера», замечая, что для нее работа над магазином оказалась очень личным делом.





На манекенах в бутике надеты серебристые парики со стрижкой боб, на стенах развешаны изображения самой Фарго: за годы блестящей карьеры ей удалось стать брендом и иконой стиля. Дело тут в ее умении взглянуть на моду свежим взглядом. Фарго, которой сейчас около шестидесяти, уверена, что дизайнеры создают прекрасные вещи для клиенток всех возрастов; проблема лишь в том, что модная индустрия не всегда помогает женщинам за сорок разобраться в том, что и как стоит носить. Стиль самой Линды очень яркий: как-то она рассказывала, что не может выйти из дома, не захватив красную помаду: алые губы — еще одна характерная деталь ее образа, наряду с идеальной прической.






Фарго, наверное, нашла бы общий язык с легендарным редактором Vogue Дианой Вриланд. Та говорила, что «бояться показаться вульгарной не нужно, нужно бояться показаться скучной». Фарго утверждает, что испытывает сожаление лишь в тех случаях, когда не надевает что-то экстравагантное, и никогда — если совершает faux pas. В интервью британскому Telegraph Линда призналась, что до сих пор не может себе простить заурядный наряд на Met Gala в 2008 году. Темой тогда были супергерои, и она хотела прийти в медном корсете, который ювелир Роберт Ли Моррис сделал когда-то для японской модели Сайоко. «Я собиралась надеть его поверх простого синего платья! Но в итоге я передумала. Я испугалась! До сих пор даже вспомнить не могу, в чем же я тогда пришла, настолько неинтересным мне это кажется».







© REED YOUNG  

В прошлом году Линда попробовала себя в качестве «девушки с обложки» — снялась для журнала-каталога Bergdorf. «Мне кажется, клиенткам, которым больше сорока лет — а у Bergdorf таких предостаточно, — легче ассоциировать себя со мной, чем с юными моделями». И действительно, в мире, где у женщин зрелого возраста все еще мало ролевых моделей в моде, именно Фарго — оригинальную, яркую и успешную — можно назвать примером для подражания. И именно поэтому ее смелый стиль не только интересен, но и по-настоящему важен.






Лучшие материалы The Blueprint — в нашем телеграм-канале. Подписывайтесь!

{"width":1200,"column_width":111,"columns_n":10,"gutter":10,"line":40}
false
767
1300
false
true
{"mode":"page","transition_type":"slide","transition_direction":"horizontal","transition_look":"belt","slides_form":{}}
{"css":".editor {font-family: tautz; font-size: 16px; font-weight: 400; line-height: 21px;}"}