Темы
T

Возвращение 

«платьев-тортов»

Текст: Яна Лукина

Вечерние платья с пышным подолом и обилием рюшей, популярные в 1980-е, в последние десятилетия считались признаком дурного вкуса. Их избегали и невесты, и выпускницы, и звезды первой величины. Но в 2019 году все больше знаменитостей категории А появляются в таких нарядах на красных дорожках, а масс-маркет-гигант H&M выпустил коллаборацию с Giambattista Valli, брендом, для которого «принцессины» платья — важная часть ДНК. Журналистка и автор телеграм-канала superficial space cadet Яна Лукина попыталась понять, что происходит.

По-русски презрительным «тортик» могут назвать пышное, многослойное платье в рюшах и органзе. По-английски это — prom dress, платье для выпускного. Очень понятное название — такие «принцессины» наряды помимо невест часто выбирают именно старшеклассницы. Точнее, выбирали — сейчас выпускницы стремятся надеть что-нибудь попрактичнее, чтобы можно было танцевать или слэмиться. И то правда — в «платье-торте» удобнее всего стоять или позировать для фотографий. И звезды об этом отлично знают.


«Платья-торты» годами были достоянием фестивальных красных дорожек (в первую очередь, конечно, Канн и Венеции), где их практически монополизировали представительницы Восточной и Южной Азии — Айшвария Рай, Арая Харгейт, Дипика Падуконе и опальная ныне Фань Бинбин бесстрашно взваливали на себя километры тюля и килограммы атласа. Секрет устойчивости барышень был максимально прост: прогулявшись перед папарацци, они чаще всего отправлялись не в кинозал Palais des Festivals et des Congrès, а прямиком в отель — переодеваться. Трехчасовой фильм Терренса Малика в таком платье и правда не высидишь!

Aйшвария Рай, Канны, 2017

Джемма Чан, «Оскар», 2019

Дипика Падуконе, Канны, 2019

«Оскар» отметился платьями принцессы в 2013 году, этот фасон выбрали сразу две номинантки: Эми Адамс и Дженнифер Лоуренс. Первая — пыльно-голубое Oscar de la Renta с малоповоротливой юбкой из рюшей, обрамленных «ресничками»; вторая — кутюрный Christian Dior авторства Рафа Симонса с пышной юбкой, расходящейся чуть ниже линии бедер. Адамс в тот вечер не выиграла в своей категории, зато победу — она была очень предсказуемая! — одержала Лоуренс. И наглядно обозначила, чем опасны «торты»: поднимаясь за наградой из зала, блондинка запуталась в собственном подоле — и припала к ведущим на сцену ступеням. К счастью, все закончилось благополучно: на помощь старлетке пришел Хью Джекман, обошлось без травм, а сам момент стал едва ли не самым ярким за четыре часа церемонии.


После этого номинантки — особенно те, кто всерьез рассчитывал на победу, — не рисковали и выбирали силуэты попроще. А вот на других площадках за два года появились сразу два розовых «тортика» Giambattista Valli: Лина Данэм выбрала очень пышную юбку для «Эмми», Рианна — массивное платье для «Грэмми». Кинематографистку, как водится, раскритиковали. Один блог, комментирующий наряды знаменитостей, зло отшутился: «Кто-то оставил торт Барби под дождем». Певицу, напротив, хвалили; выход получился эффектный — особенно для возвращения на красную дорожку (предыдущую церемонию «Грэмми» РиРи пропустила). Но тренд задать не удалось.

Синтия Эриво, BAFTA, 2019

Кейси Масгрейвс, «Оскар», 2019

Леди Гага, Венецианский кинофестиваль, 2018

Меж тем минувшие двенадцать месяцев оказались очень богаты на «тортики». И в этом хочется полушутя обвинить Леди Гагу. Сыграв свою первую главную роль в фильме Брэдли Купера «Звезда родилась», исполнительница с присущими ей театральностью и усердием принялась косплеить звезд золотой эры Голливуда. Душа Гаги явно просила больше драмы (хотя куда уж, если вспомнить сюжет картины, больше?), и та нашлась в гиперболизированных объемах. На венецианскую премьеру ленты Стефани выплыла в похожем даже не столько на платье, сколько на гору розовых перьев Valentino Haute Couture — ни дать ни взять кусок праздничного торта! Этот союз с модным домом (в конце концов, у нее тоже итальянские корни) оказался настолько удачным, что Гага еще не раз выходила в Valentino во время так называемого оскаровского сезона — например, на «Золотой глобус» она пришла просто-таки гигантским лавандовым облаком с переходящей в шлейф накидкой.


На BAFTA Гагу, не попавшую в число номинанток по географическим причинам, неплохо подменила Синтия Эриво в своем почти что необъятном Vera Wang (к слову, почти такой же весомый игрок в деле реабилитации «платьев-тортов», как уже упомянутые Valentino и Valli, — достаточно вспомнить Констанс Ву и Элисон Бри на «Золотом глобусе»). Ну а к самому «Оскару» тенденция стала абсолютно очевидной. Под ярко-розовым Valentino Haute Couture Джеммы Чан легко бы укрылось несколько гостей-безбилетников (девушка, впрочем, ограничилась печеньем в карманах). Кейси Масгрейвс в Giambattista Valli легко сошла бы за десерт со стола Марии-Антуанетты. А про Билли Портера, кажется, уже можно и не пояснять: после своего триумфального появления в платье Christian Siriano (еще один стабильный поставщик пышных платьев — вспомните Люси Лью на «Тони» полторы недели назад) он моментально поднялся до статуса иконы стиля.

Билли Портер, «Оскар», 2019

Леди Гага, «Золотой глобус», 2019

Сложно не заметить, что возрождение princess gown (еще одно название пышного платья с рюшами) совпало с популяризацией среди масс кэмпа (спасибо музею Метрополитен с его ежегодной выставкой и желающим разобраться в тонкостях предмета журналистам!). Что из чего следует, так сразу и не скажешь. Да и нужно ли? Достаточно того, что посвященная кэмпу Мет Гала перещеголяла саму себя по количеству «принцессиных» платьев. И если Зендея в снабженном подсветкой платье Золушки Tommy Hilfiger, Дипика Падуконе в частично напечатанном на 3D-принтере Zac Posen и Хейли Стейнфилд в мемоподобном Viktor & Rolf не реабилитируют пышные платья, то это, уж поверьте, никому не под силу.


Среди тех, кто отстаивает право «торта» на существование, есть большой знаток эксцентрики Марк Джейкобс. Этот кудесник в своей весенне-летней коллекции вообще умудрился выступить с мини-«тортиками», которые тут же разлетелись по гардеробам юных звездочек вроде Роуэн Бланчард и Грейс Вандервол. В общем-то обилие рюшей и слоев при короткой длине — добротный компромисс и, вероятно, будущее тренда. Кто не хотел бы побыть пирожным? Let them be cake!

Зендея, Met Gala, 2019

Грейс Вандервол

Хейли Стенфилд, Met Gala, 2019

Роуэн Бланчард

Пока, впрочем, рано говорить, что упрочившиеся позиции пышных юбок на красных дорожках повлияли на мнение обычных выпускниц. «Платья-торты уже давно не пользуются спросом, — заверяет Александр Терехов. — Существует явный тренд на практичность: современные выпускницы отказываются от платьев на один раз, взамен выбирая такое, которое можно носить как с лодочками, так и с кроссовками и в принципе комбинировать с основным гардеробом. Самая популярная длина — миди». Слова дизайнера подтвердили и в салоне Dioni, где десятками наряжают старшеклассниц перед важным днем: «Если кто-то и берет платье в пол, то оно, как правило, не пышное, А-силуэта. Сегодняшние выпускницы выбирают гораздо более лаконичные вещи, чем те, кто приходил за платьями три года назад: без блеска, кружев и камней».


Но не все потеряно. Дизайнер марки Rasario (которая, кстати, очень неплохо чувствует себя на голливудских премьерах и премиях) Расида Лакоба предлагает не сбрасывать пышные платья со счетов — просто ответственно подойти к вопросу: «Очень важно, каким будет целостный образ. Мы, например, любим платья-бюстье или короткие коктейльные платья из пайеток (это всегда актуально!), но стараемся отталкиваться от конкретного человека и понимаем, что в этом смысле не существует каких-либо тенденций. С удовольствием создаем максимально пышные образы — и обязательно обговариваем, как их лучше подать».

Подписывайтесь на наш канал в YouTube, будет интересно.

{"width":1200,"column_width":80,"columns_n":12,"gutter":21,"line":21}
false
767
1300
false
true
{"mode":"page","transition_type":"slide","transition_direction":"horizontal","transition_look":"belt","slides_form":{}}
{"css":".editor {font-family: tautz; font-size: 16px; font-weight: 400; line-height: 21px;}"}