T

Дурманом пахнет: белые цветы в парфюмерии

Ароматы с белыми цветами уверенно пробираются на вершину популярности среди летних парфюмерных запусков — неудивительно, ведь лилии, все виды жасмина, магнолии и далее по ботаническому списку (полный — ниже!) отлично сочетаются с июльской жарой и прохладой вечеров на излете августа. Рассказываем, почему не все белоснежные цветы удостаиваются чести войти в композиции под кодовым названием white florals и почему эти пахучие ингредиенты на самом деле способны на гораздо большее, чем мы привыкли думать.

Категория так называемых белоцветочных ароматов — одна из самых популярных и многообразных, однако четко очертить границы этого понятия не так-то просто. Более того, среди профессионалов индустрии бытуют разные мнения касательно того, какие композиции относятся к этому типу, а какие тоже цветочные, но все же не те самые белые.

2 764 ₽

От 33 057 ₽

Бесконечно летняя композиция из жасмина, сочной черной смородины и нероли — масла, которое добывается из цветков горького апельсина, также именуемого померанцем или бигарадией. Для нежной сладости в композицию добавили немного ванили и сливочного сандала — получился идеальный аромат для дней, когда жизнь прекрасна.

В пионово-розовой композиции аромата Fleur Narcotique заметно увеличили дозу флердоранжа, оно же масло цветков апельсина. От нероли оно отличается не только способом добычи, но и ароматическим профилем — флердоранж плотнее, насыщеннее, с более выраженными цветочными оттенками. В результате получился парфюмерный аналог дивной красоты сада, где хочется вальяжно проводить летние вечера, потягивая игристое или ледяной лимонад. Выпуск лимитированный, так что медлить с покупкой не стоит — флаконы аромата разлетятся, как стаи суетливых бабочек в конце августа.

В самом начале любой статьи о белых цветах в парфюмерии перечисляются популярные ноты в этой категории: лилия, жасмин, тубероза, магнолия, франджипани, гардения, иланг-иланг, ландыш, фрезия, флердоранж — кто-то обойдется этим списком, кто-то добавит сирень и упомянет нероли, эфирное масло из цветков померанца, то есть, в сущности, тот же флердоранж. Но в целом костяк составляют именно эти виды цветов, которые природа действительно наградила белым окрасом. Выходит, любые белые цветочки можно присоединить к этой группе? В целом да, но не совсем.


Если мы внимательно присмотримся к обозначенному — назовем его базовым — списку цветов, то увидим, что их объединяет характерная черта. Все они обладают довольно густым, сладковато-обволакивающим ароматом с маячащей на заднем плане или отчетливо выступающей анималистичной нотой. Это не едва заметный нежный запах яблоневого цвета или незатейливость полевой ромашки, а громогласное одурманивающее благоухание, от которого одновременно невозможно оторваться и хочется бежать.

От 14 242 ₽

В пионово-розовой композиции аромата Fleur Narcotique заметно увеличили дозу флердоранжа, оно же масло цветков апельсина. От нероли оно отличается не только способом добычи, но и ароматическим профилем — флердоранж плотнее, насыщеннее, с более выраженными цветочными оттенками. В результате получился парфюмерный аналог дивной красоты сада, где хочется вальяжно проводить летние вечера, потягивая игристое или ледяной лимонад. Выпуск лимитированный, так что медлить с покупкой не стоит — флаконы аромата разлетятся, как стаи суетливых бабочек в конце августа.

27 300 ₽

От 4 417 ₽

В новом аромате из коллекции Private Blend коварный Том Форд сделал ставку сразу на два дурман-цветка — туберозу и жасмин. Дизайнер не любит предсказуемости, и в Tubereuse Nue ему вполне успешно удалось ее избежать: эта тубероза цветет среди городских джунглей — жарких, пыльных, с плавящимися на разгоряченном асфальте шинами автомобилей и изнывающими под палящим солнцем цветущими кустами чубушника, который в наших краях нередко любят называть жасмином.

Идеальный пикник на обочине тропинки, ведущей к уединенному пляжу где-нибудь на берегу Средиземного моря. Полуденный зной, жужжание пчел среди пахучего разнотравья, стрекот прыгучих кузнечиков и приятная лень во всем теле. В корзине заботливо собранные сочные мандарины и груши, лимонад с каплей миндального сиропа в запотевшей бутылке. Ветер пропитан сладким ароматом цветущего неподалеку жасминового сада, а в косу вплетена благоухающая ветка гелиотропа — все это немного пьянит и заставляет бабочек в животе порхать все сильнее.

В этой парадоксально манящей и отталкивающей душистости во многом «виноват» индол — ароматическое соединение, которое в том числе выделяется в процессе расщепления гнилостными бактериями триптофана — аминокислоты, входящей в состав белков в живых организмах. Он обладает резким ароматом, напоминающим запах сильно залежавшегося кочана капусты или откровенно подтухшей брокколи.

От 7 642 ₽

Тот редкий случай, когда тубероза и другие белые цветы в центре композиции поворачиваются к нам не хищной и слащавой, а меланхолично-мечтательной стороной. Поразительно правдоподобный запах свежесрезанного букета из тюльпанов, нарциссов и лилий, поставленного в простенький стеклянный кувшин на окне, из которого открывается вид на серо-зеленое, мутное и прохладное море — йод, соль, водоросли и немного солнца.

Казалось бы, при чем тут духи? А при том, что молекула индола является неотъемлемой частью и некоторых цветочных запахов — в первую очередь это относится к уже упомянутым цветам из нашего базового списка: жасмину, иланг-илангу, туберозе и так далее. Именно по этому принципу некоторые особо строгие систематизаторы парфюмерии не пускают в категорию белоцветочных ароматы на основе гвоздики, акации и других цветов, которые бывают белоснежными — но индола в них маловато или нет вовсе.


Есть в этой теме и своеобразные камни преткновения — например, османтус. Его крайне редко называют телесным, животным и уж тем более отталкивающим и вместо этого щедро одаривают восторженными комплиментами: нежный, воздушный, лиричный, деликатный, чайный. Нередко в нем слышатся и оттенки спелого абрикоса, что неудивительно — османтус относится к семейству масличных, как и жасмин. Аромат последнего тоже часто сравнивают с запахом душистого абрикосового варенья, но с ноткой того самого, о чем за столом говорить не принято.


В магазинах проекта «Молекула»

Прохлада ириса в лимитированном аромате Ilio соединяется с теплой фруктово-сливочной сладостью жасмина, к которым добавили сочные ягоды опунции. Стоит сунуть нос во флакон, как перед глазами живо встает картинка: крошечный домик где-нибудь близ Ниццы, «ушастые» метровые кактусы по краям дорожки к морю, обжигающий песок под босыми ногами и первый шаг в прохладное бирюзовое море. По крайней мере, кажется, художник Люк Эдвард Холл вдохновлялся именно этим образом — достаточно взглянуть на этикетку, которая украшает флакон «лимитки».

12 500 ₽

Выпущенный в 1999 году классический Passage d’Enfer авторства бесконечно талантливой Оливии Джакобетти в этом году обзавелся братом — версией Extrême. К букету благоухающих лилий в обрамлении дымного ладана добавили немного ванили и жасминовой нежности. Получилась чуть менее серьезная, слегка более летняя и очень удачная вариация одного из бессменных хитов французского парфюмерного дома L’Artisan Parfumeur, который, конечно же, продолжит продаваться наравне с новинкой, но в обновленном флаконе.

19 338 ₽

Еще одна зарисовка на тему Средиземноморского побережья — в реальное путешествие туда в этом году мало кто отправился, а вот парфюмерное доступно нам всем, независимо от коварных выходок вируса и прочих неприятностей. Запах нагретой солнцем кожи, смешивающийся с отдушкой крема для загара, немного соленых нот в воздухе, щедро пропитанном ароматами цветущих магнолий, жасмина и цитрусовых деревьев. Если вы ищете парфюмерный аналог состоянию безмятежности, вам точно нужно сунуть нос во флакон Sur La Plage.

За этот контраст тягучей сладости и телесности, которая кому-то кажется привлекательной, а другим отталкивающей, индольные цветы часто награждают довольно пафосными эпитетами вроде «греховный», «волнующий», «соблазнительный», «чарующий» и так далее. Вместе с этим они же вызывают ассоциации с чистотой, невинностью, расцветом природы — вспомним хотя бы ландыши, с которых начинается жизнь после зимней спячки, или лилии, которые далеко не только в христианской культуре символически связываются с непорочностью (правда, со смертью и эротикой тоже).


Значит ли это, что, увидев в описании туберозу или магнолию, флердоранж или фрезию, стоит ожидать, что во флаконе вас ждет запах цветочного магазина пополам с тухлой кочерыжкой? Разумеется, нет. Во-первых, даже сами по себе эти ароматы удивительно многогранны — ту же «хищную и плотскую» туберозу нередко сравнивают со сливочными помадками и ирисками, а «дурманящую» магнолию — со стираным и свежевыглаженным бельем. Во-вторых, парфюмерная композиция устроена гораздо сложнее, чем просто набор нот, — к примеру, жасмин входит в колоссальное количество ароматов, недаром его называют королем среди пахучих ингредиентов, при этом не приученный нос при всем желании не сможет выхватить его из стройной ольфакторной симфонии.

От 2 099 ₽

Необычное сочетание чуть шершавого на нюх чая маття — травянисто-зеленого, но с отчетливой шоколадной сладостью на горизонте — с ароматами белых цветов (жасмина и флердоранжа). В результате имеем правдоподобный запах чашки пахучего японского чая, заботливо взбитого специальным бамбуковым венчиком часен. Аромат медитативно переходит в сливочно-цветочный парфюмерный аккорд, к которому добавили немного мшистой горечи.

Наконец, видимо, чтобы подлить масла в огонь нашего смущения и замешательства, многие профессионалы индустрии любят напомнить: в целом понятие «белые цветы», как и многие другие в парфюмерии, — абстрактно. Так что решать придется собственным носом, а уж выбрать есть из чего — так называемые white florals уверенно держат позицию одной из самых популярных парфюмерных категорий. И судя по новинкам, сдавать ее не собираются. В подтверждение этого мы собрали 12 классных ароматов.

12 800 ₽

От 4 800 ₽

Нью-Йорк в этом году для большинства путешественников — еще более далекая мечта, чем пляжи Средиземного моря. Тем радостнее, что именно этому городу с его бесконечными вечеринками, шумными улицами, суетливыми перекрестками и внезапными блэкаутами посвящен аромат Night Flow. В композиции жгучий перец и смолисто-шоколадные пачули в сочетании с нежной сладостью жасмина — как-никак, речь про город контрастов.

Возможно, более неожиданного парфюмерного сочетания, чем пиво, жженая резина и тубероза, этим летом нам не найти. Неудивительно, ведь речь не только об очень продвинутой барселонской парфюмерной марке 27 87, но и об аромате, посвященном знаменитому фестивалю электронной музыки Sonar. Разгоряченные тела, статическое напряжение в воздухе, ритмичные басы из гигантских колонок и резвые лазеры, пронзающие ночное небо над Барселоной. Когда-нибудь и любимые фестивали по всему миру вернутся в наши планы на отпуск.

{"width":1200,"column_width":75,"columns_n":16,"gutter":0,"line":40}
false
767
1300
false
true
true
[object Object]
{"mode":"page","transition_type":"slide","transition_direction":"horizontal","transition_look":"belt","slides_form":{}}
{"css":".editor {font-family: tautz; font-size: 16px; font-weight: 400; line-height: 21px;}"}