T

Citron 28: чем пахнет аромат, посвященный Сеулу?

Вы наверняка знаете о коллекции City Exclusive — линейке ароматов Le Labo, каждый парфюм которой посвящен одному городу и только в нем и продается? Так вот, только в сентябре каждый из ароматов — нью-йоркский, амстердамский и далее по списку — можно купить в бутике на Малой Бронной в Москве. А еще в линии пополнение: Citron 28, ставший одой Сеулу. The Blueprint поговорил с одним из создателей марки Le Labo Эдди Роски о новом цитрусовом аромате, судьбе нишевой парфюмерии и постковидном мире.

Аромат посвящен Сеулу. У вас есть какая-то личная история, связанная с городом ? Может, был какой-то особый момент, который и передает Citron 28?

Когда меня попросили разработать аромат для Сеула, я подумал, что это отличная мысль. Я вспомнил, как много лет назад гулял по району, в котором мы позже открыли один из бутиков Le Labo. Это воспоминание было очень личным, честным для меня. Это был солнечный день, люди вокруг сидели на верандах кофеен. Вокруг кипела жизнь, но энергетика была очень спокойной. Именно это ощущение я и хотел поместить во флакон, воплотить ту непередаваемую атмосферу в аромате. В аромате, который было бы легко носить, для которого не нужно было бы подбирать особые случаи.


Я постарался уместить в него много светлых воспоминаний и какую-то жизненную страсть, сделать легким и вместе с тем интенсивным и запоминающимся. Citron 28 основан на легких цитрусовых нотах, но при этом у него твердая основа из разных древесных аккордов. Это один из тех ароматов, который оставляет характерное впечатление и в то же время который очень легко нанести с утра и носить весь день.


Получается, это скорее утренний аромат?

Я стараюсь не делить ароматы на утренние и вечерние. На самом деле все зависит только от вашего настроения. Это сияющий аромат. Вопрос лишь в том, когда вы хотите сиять.



Почему в Citron 28 именно этот набор нот? Какое ощущение передает лимон? Что там делает имбирь? Как там оказался жасмин? Дело в ваших личных ассоциациях?

Ноты не соотносятся с Сеулом в прямом смысле слова. Во всяком случае, мы так хотели, иначе это было бы слишком примитивно. С городом соотносится парфюм в целом. Вы всегда хотите понять причины, почему парфюмеры выбирают те или иные ароматические вещества. Но сами мы о причинах не думаем. По крайней мере, я не думаю. Даже не обозначаю функции элементов парфюма: сложно объяснить после того, как аромат готов, почему я сделал его именно таким. Я просто хочу превратить ощущения в запах.


Кроме того, решение принимаю не я один. Моя работа — всегда диалог с парфюмерами. Ингредиенты выбираются на основе впечатлений и опыта других специалистов. Но мы не составляем определенный рецепт аромата. Это больше про поиск множества запахов, которые при смешении могут дать нужные нам эмоции или реакции; это больше про то, как все части взаимодействуют друг с другом. Создание парфюма — всегда множество маленьких вещей, собранных вместе, обдуманных и опробованных. Если взять те же самые 28 ингредиентов из Citron 28, но использовать их в других дозировках, получится совершенно другой аромат. Для парфюмеров важно иметь очень богатый опыт, чтобы понимать, какие запахи возбуждают нужные эмоции или воспоминания, а потом создавать их жидкую форму. А ингредиенты вторичны.

С кем из парфюмеров вы сотрудничали?

С Дафной Бюже из Firmenich. Мы работаем с ней с первых выпусков Le Labo. В самом начале бренд работал с большим числом парфюмеров, но сейчас осталось только двое: Дафна Бюже и Франк Фелкл. Мы знаем друг друга очень хорошо, и это помогает разработать хороший аромат. Они знают, что нам нужно и что нам нравится, а мы знаем, как они работают и что нужно им. Так что рабочий процесс становится быстрее и проще, а его качество только повышается. При работе над Citron 28 у нас не было мудбордов с картинками и словами. Только диалог с Дафной и концепция аромата: легкого и в то же время интенсивного, который можно надеть не раздумывая и который просидит на тебе долго.

И все-таки Сitron 28 цитрусовый, это ясно из самого названия. Чувствуете ли вы, что цитрусы становятся все более модными?

Лимонные и цитрусовые ноты в ароматах всегда были популярны хотя бы потому, что это широко доступные натуральные ингредиенты. Но мы в Le Labo не гонимся за трендами. Гораздо интереснее создавать то, что вызовет «зависимость», точно будет комфортно носить, что будет соответствовать личности владельца аромата, ощущению его идентичности. Когда все выпускали ароматы с удом, мы этого не делали — потому что не хотели. Мы запускаем аромат с лимоном не потому, что это «хот», — я вообще не знаю точно, что прямо сейчас на пике моды. Для нас гораздо более комфортно и естественно делать какие-то вещи просто потому, что мы хотим их сделать. Иногда они работают, иногда — нет.

С City Exclusive сработало. Ароматы этой линейки — лучший сувенир для парфюмерного маньяка. Как линейка вообще появилась?

Все началось с аромата, который мы придумали и хотели запустить, но он не укладывался в основную коллекцию (там уже был аромат из той же ольфакторной линии), с которой запускался Le Labo. Кроме того, мы хотели поговорить с людьми о том, что глобализация — это не обязательно позитивная вещь, что у нее есть и другие грани. Поэтому мы решили сделать его доступным именно в виде некой благодарности Нью-Йорку, и чтобы получить аромат, пришлось бы приехать в Нью-Йорк: заказать его по телефону или интернету было невозможно. Это многих расстроило — люди хотели его послушать, но не могли, не приехав в город. Но в этом и была наша задумка. Мы быстро поняли, что у нас еще много городов, которые важны для нас, с которыми у нас есть какая-то связь, которые нам особенно интересны, которым мы могли посвятить ароматы. Вот так родилась эта линия.

А как вы выбираете эти города?

Сейчас у нас есть бутики во многих городах, поэтому выбор очень широкий. Но мы не создаем ароматы для всех подряд, мы выбираем те, которые нам более всего интересны, которые вдохновляют, у которых сильная индивидуальность и «собственное мнение».

У Le Labo есть аромат, посвященный Москве. Чем вы вдохновлялись?

Я был в Москве много раз, но первое свое представление о России, еще будучи мальчиком, я формировал по книгам Толстого, вы же знаете, его читают по всему миру. И когда я думал об аромате, первое, что пришло голову, — какой парфюм использовал бы Вронский, чтобы свести Анну с ума? В итоге получился Benjoin 19 — противоречивый, чувственный, немного тяжелый аромат с яркой индивидуальностью.



А какой город станет следующим для ароматов линейки?



Не знаю, не уверен... Это секрет!

А может быть, City Exclusive — это еще и способ оставаться нишевыми, не превратиться, как многие, в масс-маркет.

Когда мы только начинали в 2005-м, нишевые ароматы были нишевыми. А сейчас это мейнстрим. Кажется, теперь, чтобы быть нишевыми, надо пойти на самоограничения: не открывать столько магазинов и не выпускать так много ароматов. Оставаться такими же успешными при этом — сложно. Так что я думаю, что «новая ниша» станет тем, чем была селективная парфюмерия когда-то.

Вы думаете, это возможно в эпоху интернет-продаж?

Это очень сложный вопрос. С одной стороны, покупатели нишевой продукции хотят, чтобы вы были в их городах, да вы и сами этого хотите. С другой, чем больше точек продаж — тем менее вы нишевые. Но вот что еще делат аромат нишевым, и это даже важнее контролирования дистрибуции, — так это наличие собственного мнения, сильной индивидуальности.

А вообще еще важно оставаться нишевыми? Ведь если аромат делает людей немного счастливее, то хорошо бы, чтобы этих людей было больше?

Я думаю, важен правильный баланс, и он есть у Le Labo. Если сравнивать нас с большими мейнстримными брендами — мы очень нишевые, а вот если сравнивать нас с маленькими брендами, мы уже не будем нишевыми, мы гораздо больше. Нам есть куда расти, но я не уверен, что нам надо быть везде, иначе мы можем потерять нашу идентичность.

Какой вы видите парфюмерную индустрию, скажем, через 10 лет? Люди будут составлять ароматы на компьютере или делать их с помощью наборов «сделай сам»?

Сейчас каждый может быть писателем и вести свой собственный блог, каждый может снять фильм на телефон. Но есть действительно значимые произведения искусства, которые могут оказать влияние, изменить жизнь. В парфюмерии все так же. Я совсем не против людей, которые могут стать сами себе парфюмерами в один день. Одно никогда не заменит другого.


Для меня интересно, что будет той следующей вещью, которая сделает мир парфюмерии более важным и значимым. А этого ответа у меня пока нет.


Люди часто задают вопросы про будущее, потому что я парфюмерный эксперт, но у меня нет хрустального шара для предсказаний.


Все зависит от того, каким будет мир. Может быть, ничего кардинального и не произойдет.


Технологии постоянно совершенствуются, вероятно, в будущем появятся новые синтетические молекулы и новые экстракты. Но в этом сегменте вряд ли произойдет революция. В мире существуют гораздо большие силы, которые могут перевернуть мир и индустрию с ног на голову. И COVID-19 тому хороший пример.

А как коронавирус изменил парфюмерную индустрию?

Если вы остаетесь дома, вы, скорее всего, не носите ароматы. Или носите их совсем иначе. Все мысли перефокусируются с социальной идентификации и с того, чтобы быть красивым снаружи, на то, чтобы быть спокойным и уверенным внутри, ощущать себя и свою семью в безопасности. Мы возвращаемся к базовым нуждам, и это неприятное, но все же напоминание, что действительно важно: безопасность, любовь, комфорт — как эмоциональный, так и физический, контакт с природой, доступ к еде, возможность насладиться чашкой кофе.

А для парфюмерии есть место в списке этих базовых вещей?

Давайте себя не обманывать, это не самая главная необходимость человечества — в мире много прекрасных вещей, без которых мы можем жить. Но для некоторых людей аромат — это возможность почувствовать себя рядом с любимым человеком, который оказался далеко. Или возможность вспомнить о месте, в котором был счастлив. Возможность путешествовать не выходя из квартиры.



Лучшие материалы The Blueprint
в нашем канале на Яндекс.Дзен

{"width":1200,"column_width":90,"columns_n":12,"gutter":10,"line":40}
false
767
1300
false
true
true
{"mode":"page","transition_type":"slide","transition_direction":"horizontal","transition_look":"belt","slides_form":{}}
{"css":".editor {font-family: tautz; font-size: 16px; font-weight: 400; line-height: 21px;}"}