T

Рабочий стол парфюмера Cartier Матильд Лоран

Мы продолжаем следить за тем, как герои The Blueprint обустраивают рабочее пространство в условиях самоизоляции. Парфюмер Cartier Матильд Лоран не смогла выбрать для домашнего офиса только одно место в своей парижской квартире — поэтому периодически «переносит» кабинет из гостиной в спальню и обратно. Рассказываем, как ей удается создавать новые ароматы в таких условиях.

Должна признать, изначально я не осознавала, какой именно будет жизнь в условиях карантина. Я думала, что он продлится максимум несколько дней, и не предполагала, что режим самоизоляции будет так контролироваться. Я также думала, что смогу посещать офис на пару часов несколько раз в неделю, чтобы забирать документы, работать за компьютером. Но, как мы знаем, все сложилось иначе.

Сейчас мой домашний офис — это весь дом. Ограничение свободы, с которым мы все столкнулись, показывает, что нужно быть легкими на подъем и уметь преобразовывать любое пространство, будь то кухня или спальня, в рабочее. Я живу с мужем и двумя дочерьми, и когда у моей старшей дочери идут дистанционные лекции, слова преподавателя по математике слышно в любой точке квартиры. Младшая слушает уроки истории: их мы тоже, получается, учим все вместе. Мой муж часто слушает музыку. При этом, когда я работаю с ароматами, мне нужна тишина и свободное пространство, а еще — возможность слушать свою музыку. Очевидно, так или иначе все мы мешаем друг другу, но мне нравится сложившаяся ситуация — это новый необычный опыт. Что я особенно ценю, так это то, что мне не нужно никуда выходить и, по сути, не нужно ничего планировать. Ни разу в жизни я не испытывала ничего подобного — ощущение наличия свободного времени. Никто не ходит в школу, и, соответственно, не нужно просыпаться в 6 утра, так что, если мне хочется работать ночью, пока все спят, это спокойно ложится в семейный график. Никто тебя не ограничивает: можно сделать рабочий процесс максимально естественным. В итоге узнаешь о себе что-то новое. Понимаешь, например, как и когда лучше работать, когда ты наиболее сообразителен, изобретателен, когда твой нюх наиболее чуток. Для меня как для парфюмера это особенно важно.

Конечно, работа с ароматами, создание парфюмов — это всегда исследование. Но секрет в том, что ароматы получаются не тогда, когда вы ищете их — на улице, в деревне, на море или за границей. Я часто объясняю, что вдохновение — это не что иное, как память: ты собираешь разные элементы ароматов каждый день, где бы ни был, с первого дня жизни до последнего. Память гораздо эффективнее при создании новых парфюмов, чем то, что ты можешь уловить на улице прямо сейчас. Поэтому нужно создать у себя в голове что-то вроде библиотеки идей. Например, в основе моего парфюма Carat, который появился в 2018 году, задолго до Les Epures, была идея, связанная с рефракцией — физическим явлением, когда свет преломляется и мы видим радугу.


Во время работы я слушаю много разной музыки. Это может быть что угодно, от рок-н-ролла до электронных сетов. Мне нравится The Clash, PIL (Public Image Ltd), Blondie, музыка 80-х, The Cure. Еще мне нравится современная классика: я без ума от Макса Рихтера, Джо Девина, Чилли Гонзалеса и других таких композиторов. Меня всегда увлекала идея объединения музыки и ароматов. У этих направлений много общего. Мы, парфюмеры, ведь даже используем музыкальные термины, говоря о запахах: ноты, аккорды — это все относится и к ароматам. И сейчас я особенно вдохновлена, ведь работаю с двумя удивительными музыкантами над секретным проектом.

На моем столе много фотографий, но на самом деле мне нравится, когда он пустой, так как во время работы нужно много места для сосудов, бутылочек.


Мои любимые свечи в данный момент — ароматы La Comédie-Française. Это специальная коллекция для театра, созданная парфюмером Оливией Джакобетти.


Мои любимые свечи вообще — Christian Tortu. Они очень редкие, их тяжело найти. Это одни из самых лучших свечей, которые я когда-либо видела и слушала.


iPad — это единственный девайс, который я использую. Я просто без ума от приложения Notability App, в котором можно рисовать, писать, редактировать фотографии.

Все время пью чай во время работы, поэтому у меня на столе всегда стоит чашка чая. В моем настоящем офисе на мои кружки можно наткнуться повсюду — ведь я везде их оставляю.


Чай — это настоящий «наркотик» для меня. Он буквально делает меня счастливее, придает сил, помогает сконцентрироваться на работе. У меня тут есть редкий чай с бергамотом, который для меня привезла лучшая подруга, она чайный эксперт.

Лучшие материалы The Blueprint
в нашем канале на Яндекс.Дзен

{"width":1200,"column_width":90,"columns_n":12,"gutter":10,"line":40}
false
767
1300
false
true
true
{"mode":"page","transition_type":"slide","transition_direction":"horizontal","transition_look":"belt","slides_form":{}}
{"css":".editor {font-family: tautz; font-size: 16px; font-weight: 400; line-height: 21px;}"}