T

Первый спектакль Алисы Горшениной

Фото:

Федор Телков

Очень ждем премьеру «Приключений сапожника Петра» в «Электротеатре» — спектакля, в котором главного героя играют четыре актера, а образы персонажей придумала Алиса Горшенина. О долгой работе над куклой Короля, пользе театрального опыта и сильных женщинах в русских сказках уральская художница рассказала The Blueprint.

30 и 31 октября в Электротеатре Станиславский в рамках фестиваля «Территория» покажут танцевальный спектакль «Приключения сапожника Петра», сюжет которого сводится к тому, что апостол Петр заскучал на небе и спустился на Землю. Над спектаклем екатеринбургский театр современной хореографии «Провинциальные танцы» работал в период карантина, и каждый танцовщик придумывал свой фрагмент, из чего потом собрали спектакль.. Образы персонажей для него создала уральская художница Алиса Горшенина, за работами которой мы внимательно следим. The Blueprint побывал на репетициях спектакля и обсудил с Алисой наряды и детали этого в хорошем смысле странного спектакля.

Алиса Горшенина:

«В раннем детстве сказки мне не особенно нравились. Я стала куда сильнее ими интересоваться, когда выросла: особенно когда решила учиться в местном худграфе (факультет Нижнетагильского педагогического института). Во всех сказках мне ближе женские образы, особенно сильные духом: от Василисы, которая превратилась в лягушку и обратно, до Хозяйки Медной горы. И конечно, куда менее известные «Золотые рога». Там главная героиня Евдокия спасает своих детей с мечом в руках, одетая в красивые рыцарские доспехи. Мне в целом импонируют истории про перевоплощения — думаю, это видно и в моих работах.


Над костюмами к спектаклю мы работали на расстоянии: я живу не в Екатеринбурге, где находится театр современной хореографии «Провинциальные танцы», а в Нижнем Тагиле. Кроме того, случился карантин, и все это время мы провели в зум-переговорах. Иногда во время серьезных разговоров я сидела на грядке. Может быть, из-за этого поначалу нам было сложно договориться о пластических решениях — команда просила меня задействовать меньше текстиля, использовать другой визуальный язык. Но в итоге удалось договориться. Некоторые образы — прежде всего это образ принцессы — в спектакле настолько похожи на костюмы, которые я делаю для самой себя, что мне даже было немного сложно смотреть на актера, который в них выглядел абсолютно как я.



Я была одной из четырех художников, которые работали над этим спектаклем. Родион Пашин отвечал за сценографию, дизайнер Юрий Помелов шил костюмы и платья. Я занималась масками и куклами. Иногда мы работали над одними и теми же деталями вместе: обувь сапожника шил другой человек, а я украшала сапоги крыльями с глазами — и выполняла, например, нашивки на костюмах. Все элементы в этом спектакле изготовлены вручную, и что самое невообразимое — ростовая кукла короля. Если шить маски для меня — отлаженная история, одну маску я успеваю сделать примерно за вечер, то с куклой все оказалось сложнее. Над королем я работала несколько недель, это был технически очень сложный проект. Нужно было придумать, как сделать кукле короля плотный каркас, и чтобы вместе с тем она казалась нежной. В итоге она получилась многослойной: плотное основание мы покрыли внешним слоем синтепона и капрона.

Наш спектакль — совсем не страшный, хотя в нем есть сцена, как принцесса раздавила сапожника и он попал назад на небеса. Для меня это история про путь человека — от начала и до финала, пусть финал и открытый. Путь нашего сапожника начинается на небе, и через житейские ситуации он пытается стать человеком: сначала обретает физическое тело, а по ходу спектакля обретает духовное значение человека. Сапожник и есть главный образ спектакля. Он перевоплощается несколько раз, его даже играют несколько человек. У принцессы всего два костюма, а у сапожника их множество: изначально он спускается с неба обнаженный, в одном белье, а потом облачается в разные наряды. У него появляются фартук, сапоги, маска. В процессе спектакля у него появляется все больше и больше одежды, и в конце концов он превращается в человека в костюме. И теперь на нем очень много масок одновременно, которые появились у него за его жизненный путь.


Змей Горыныч с его трехголовой маской, за которую я отвечала, для меня загадочный персонаж. У него тоже несколько ипостасей: то это неведомая конструкция, которая поддерживает его маску, то баскетболист, который пытается отнять у короля корону. Для меня это скорее даже не физический персонаж, а предмет, некоторое абстрактное воплощение зла.

Это мой первый опыт работы с театром. Я осознавала, что будет тяжело, но мне хотелось посмотреть, что происходит за кулисами театра. Я не люблю отдавать свои работы и видеть свои образы на других людях. После премьеры я поняла, что этот опыт взгляда на себя и свое искусство со стороны мне очень многое дает: в спектакле есть много хореографии, и глядя на то, как танцуют мои образы, я сама решила развивать свое искусство в этом направлении».


Лучшие материалы The Blueprint
в нашем канале на Яндекс.Дзен

{"width":1200,"column_width":90,"columns_n":12,"gutter":10,"line":40}
false
767
1300
false
true
true
{"mode":"page","transition_type":"slide","transition_direction":"horizontal","transition_look":"belt","slides_form":{}}
{"css":".editor {font-family: tautz; font-size: 16px; font-weight: 400; line-height: 21px;}"}