T

Flor et Lavr

Фотограф:

Арт-директор:

Продюсер:

БОГДАН ШИРОКОВ

СЕРГЕЙ ПАЦЮК

МАКС КУЗИН

В галерее Фрола Буримского Flor et Lavr открывается вторая выставка — петербургских скульпторов Александра Позина и Марины Спивак. Марина Анциперова побывала в новом пространстве и обсудила с начинающим куратором, какого искусства нам не хватает.

Карантин и пандемия не то совпали, не то парадоксальным образом поспособствовали росту российского арт-рынка: все сентябрьские ярмарки прошли на ура, в Париже начали целенаправленно продавать работы российских художников, а арт-дилеры заговорили о формировании нового поколения коллекционеров. А значит, не могло обойтись и без открытия новых галерей, и в первых рядах энтузиастов тут оказались люди из мира моды, никогда прежде искусство не продававшие. Вслед за Машей Комаровой, открывшей арт-пространство в своей квартире, попробовать силы в качестве галериста решился бывший бренд-директор Ulyana Sergeenko и основатель бренда Flor et Lavr Couture Фрол Буримский. Без влияния самоизоляции тут не обошлось: тревожные весенние месяцы Фрол провел под Лугой, в деревне Большие Шатновичи — где восстанавливал родительский дом, общался с деревенскими жителями, а заодно поставил в саду две скульптуры санкт-петербургского художника Валерия Бытки. В Больших Шатновичах Фрол планирует открыть небольшой музей, но не торопитесь строить маршрут вглубь Ленинградской области — первая галерея Фрола, тоже Flor et Lavr, уже открылась в самом центре Москвы, в Гранатном переулке.

И если проект Flor et Lavr Couture Фрол Буримский начинал практически в одиночку, то с появлением галереи (проект, также созданный на личные средства — и без ближайших планов по поиску инвесторов) понял, что один уже не справляется. «Примеров, чтобы на них ориентироваться, не было, да и времени провести анализ рынка, мягко говоря, тоже. Ведь все началось с очень эмоциональной встречи со скульптором Валерием Константиновичем Быткой. Сам автор и его произведения меня очень тронули и побудили действовать безотлагательно — так, буквально за несколько недель удалось реализовать давнюю мечту». Сейчас в команде три человека — директором галереи стал бывший партнер компании Wonderloft Николай Корьков, Натали Салий занимается продажами и международными проектами, а сам Фрол сосредоточился на кураторской работе. «Галерея занимает много времени, не скрою — для меня это новый волнующий опыт, которым я наслаждаюсь: мы в постоянном поиске художников, продумываем логистику, экспозиции, собираем альбомы, постоянно консультируемся с коллегами из музейного мира», — замечает Фрол и обещает создать в будущем целый творческий союз, «который объединит единомышленников, верных идеям добра и преданных красоте».

58-летний Валерий Бытка, работающий с известняком и деревом, стал первым художником галереи. С Валерием Фрола познакомил фотограф Абдула Артуев, снимавший его кутюрную коллекцию. Абдуле как-то раз довелось снимать мастерскую Бытки. Аскетичное творчество Бытки не чурается спецэффектов: скульптуры из известняка становятся ярче, когда их поливают водой, и это само по себе отдельный перформанс. Для открытия галереи Валерий специально сделал и привез в Москву глиняную труппу актеров и поставил для первых гостей Flor et Lavr Gallery пять сеансов спектакля «Падение метеорита на Патриаршие пруды».

Работы Бытки есть в собрании Русского музея, но его персональных выставок музеи и галереи, которые участвуют в больших ярмарках, пока не показывали. Как и живопись художников, которые воспитали себя сами, галерея Flor et Lavr не лишена скромного самобытного обаяния: свет негалерейный, работы расставлены на на пьедесталах-табуретках, само пространство — крохотное: его хватило бы на кофейню в три столика. В галерею ведет дверь из общего тамбура офисного центра Дома архитекторов за ресепшеном — таблички пока нет, и можно в некотором смысле называть пространство speak-easy-местом. Галерейная жизнь оставила Патрики, здесь несколько лет работала галерея «Фрагмент», но не так давно переехала. Теперь ближайший сосед — Ассоциация производителей посадочного материала. Но и в этом можно усмотреть символизм и поверить, что искусство здесь снова приживется и прорастет.

Во всяком случае, сам Фрол Буримский не пытается играть в большого арт-дилера и торговать уже известными именами, предпочитая работать с теми, кто, как Валерий, до сих пор большой славы не увидел. Где бы еще Константин Эрнст и Вика Газинская, посетившие открытие галереи, познакомились с работами из «Деревни художников» — а благодаря Фролу почти все продано. 25 ноября открывается следующая выставка — товарищей Валерия по «Деревне художников», семьи петербургских скульпторов Александра Позина и Марины Спивак. Силуэты городов, балансирующие на шарах лягушки, бронзовые быки на тыквах и полуабстрактные мраморные формы — многим кураторам это напомнит печальный скульптурный заповедник на Крымской набережной, но Фрол не из их числа. «К сожалению, я также часто сталкивался и с тем, что талантливые художники и их произведения были незаслуженно забыты и недооценены, не только в финансовом плане, но и с точки зрения внимания», — отмечает Фрол Буримский и вовсю планирует выставки на следующий год, в том числе и за рубежом. Также в ближайших планах — показывать работы художников Средней Азии, особенно из нежно любимого Фролом Узбекистана.

{"width":1200,"column_width":120,"columns_n":10,"gutter":0,"line":40}
false
767
1300
false
true
true
{"mode":"page","transition_type":"slide","transition_direction":"horizontal","transition_look":"belt","slides_form":{}}
{"css":".editor {font-family: tautz; font-size: 16px; font-weight: 400; line-height: 21px;}"}