T

Команда проекта Sample

фото:
Максим авдеев

текст:
ксения крушинская

продюсер:
саша рожкова

В 2016 году Анна Наумова и Соня Симакова основали проект Sample — площадку, которая позволяет покупать работы современных художников со всего мира по вполне приемлемым ценам — зачастую картины здесь стоят дешевле вещей из коллекций модных брендов. Вскоре к ним присоединилась подруга и соратница Саша Лекомцева. Сегодня кроме онлайн-магазина у Sample есть множество офлайн-проектов — выставки и аукционы современного искусства. Ближайший такой аукцион пройдет 19 декабря в ГУМе, а купить на нем можно будет работы студентов Школы дизайна Вышки. В преддверии события мы встретились с основательницами, а также с их командой и поговорили о том, как родился проект и почему он так важен для индустрии.

Анна Дюльгерова

Леонид Сорокин

Саша Лекомцева

Наталья Гончарова

АННА НАУМОВА

СОНЯ СИМАКОВА

Проекту Sample всего три года от роду, а чтобы пересчитать сотрудников, хватит пальцев одной руки. Но сами они считают, что в данном случае понятие «команда» куда шире обычного и включает в себя еще и многочисленных контрибьюторов (разработчиков, дизайнеров сайта, специалистов по SMM и стажеров), а также — и это, наверное, главное — несколько десятков молодых художников, которые продают свои работы на сайте и на офлайн-аукционах Sample. 

Как бы там ни было, основной костяк все же с некоторых пор остается неизменным: это художница Анна Наумова и искусствовед Соня Симакова, которые когда-то придумали проект — виртуальную площадку, где можно купить современное искусство по приемлемым ценам — начиная примерно от 8000 руб. А также присоединившиеся к ним чуть позже соучредитель Саша Лекомцева — она занимается в том числе и организацией мероприятий в офлайне — и Анна Дюльгерова, одна из самых востребованных в Москве PR-специалисток.


Чтобы встретиться со всеми четырьмя, а также с их друзьями-художниками, мы отправились в коммунальную квартиру-сквот в районе Чистых прудов, где находится небольшая мастерская одного из дружественных проекту авторов. Снимали и беседовали на коммунальной кухне, в комнате-студии на фоне картин, а также в импровизированной гостиной с видом на старую Москву.

Анна Наумова,

соосновательница проекта


Три года назад я была студенткой, училась на факультете визуальных коммуникаций в Британской школе дизайна по партнерской программе с Университетом Хартфордшира. Когда я заканчивала образование, у меня скопился пул работ, которые мне хотелось бы показать; хотелось чтобы ими владели люди, которым интересно мое творчество. В то же время я понимала, что вокруг меня огромное число талантливых людей, и они не знают, что делать, чтобы их заметили галеристы. Я подумала, что было бы весело обратиться к небольшой дружественной галерее, которая предоставила бы площадку, и устроить аукцион своих работ и работ друзей. Когда я заканчивала институт, я так и сделала.


Через несколько месяцев мы познакомились с Соней, и появилось ощущение, что это именно тот формат, который может многих привлечь. Например, людей, которые интересуются современными молодыми художниками, обставляют дома и хотят иметь дома уникальные вещи. Ну и вообще молодой художник всегда чуть-чуть на грани фола существует. Это непростой путь, на котором его должны поддерживать больше, чем это делают сейчас. Между покупателем (коллекционером) и художником совершенно не выстроена коммуникация. Кроме того, у нас отсутствует система грантов для молодых. Художник недостаточно материально защищен, и уже в самом начале карьеры он сталкивается с огромными препятствиями. Не многие готовы рисковать, искать, вкладываться в молодых.


Я очень быстро сама сделала наш сайт, а потом мы подружились с Женей Устиновым (Евгений Устинов, меценат, в 2016–2018 гг. — исполнительный директор универмага «Цветной». — Прим. The Blueprint). Он поддержал нас, и мы провели первый аукцион в «Цветном», после стали сотрудничать с «Триумфом», Музеем Парка Горького, ММОМА. Со временем вокруг нас появилось много художников, мы получили возможность выбирать, с кем хотим сотрудничать. Возник взаимный интерес — между молодыми художниками и начинающими коллекционерами, у которых только появился интерес к искусству. Мы уже давно не отбираем художников по принципу ближнего круга. Но миссия осталась прежней: мы хотели и хотим стать «мостом» между выпускниками учебных заведений и их покупателями. Мы проводим большую скаутскую работу: смотрим соцсети, ходим на выпускные выставки. Главные принципы отбора такие — мы работаем с теми, кто не продается в коммерческих галереях; с теми, кто недавно начал карьеру и кто активно развивается на рынке. Остальное — полностью на наш вкус.


Сейчас у Sample есть три главных формата: во-первых, сайт и онлайн-магазин, где можно сразу увидеть, сколько стоит работа, что делает покупку прозрачной, а для меня это очень важно. Меня всегда смущала надпись «цена по запросу» — это отталкивает покупателя. Мне же хотелось, чтобы люди не боялись покупать современное искусство. Наш клиент всегда знает, за сколько он может купить конкретную работу, за сколько — ее оформить (такая услуга тоже есть). Во-вторых, организация выставок. Мы сами привозим художников, первый такой опыт у нас был со Стефаном Дюбусом (современный немецкий художник. — Прим. The Blueprint), которого мы привозили в галерею Maxim Boxer. Ну и в-третьих, конечно, аукционы, которые мы проводим раз в сезон, объединяясь с разными организациями. Мне очень важно, что все эти площадки управляются нашими единомышленниками, людьми, которые поддерживают нашу идею.

Соня Симакова,

соосновательница проекта


Мы с Аней работали в соседних офисах: я в галерее «Триумф», а она — в одной фандрайзинговой компании. Училась Аня параллельно в Британке, а я — в Голдсмитском колледже в Лондоне, то есть жила на две страны. Мы проводили долгие летние вечера на верандах и обсуждали разные проблемы. Хорошо помню, как однажды мы шли по Никольской после совместного ланча и говорили о том, как много есть молодых художников, которым сложно продать свои работы. О том, что появился новый социальный слой, который принято называть «средний класс». Что есть люди из креативной индустрии, которые заработали на то, чтобы снять квартиру в центре, купить недорогую дизайнерскую или винтажную мебель и покрасить стены в белый цвет. А на эти белые стены они хотят повесить картины. И, например, они приходят в тот же «Триумф», а я им говорю, что самая дешевая работа стоит $1500, и это фотография тиражом в тысячу экземпляров, размером — 10×15. Понятно, что это не может удовлетворить их запрос. Поэтому мы подумали, что будет здорово просто соединить одних наших друзей, которые хотят продавать, с другими, которые хотят покупать


Изначально мы планировали вообще только онлайн-аукционы, потому что нам хватало наших основных работ, мы были крайне на них заняты. Но возникла необходимость как-то продвигать проект, и Аня рассказала мне про свой опыт с арендованной галереей и аукционом выпускников. Я подумала, что это действительно хорошая идея — всех позвать, угостить шампанским, показать работы вживую. Когда мы вывели формулу «аукцион офлайн, галерея онлайн», нас поддержал универмаг «Цветной». И мы за короткий срок в полном ужасе это все собирали, сами разносили по кофейням какие-то флаеры. Сейчас все это звучит, конечно, как абсолютная архаика. Но тогда мы пытались собрать ту аудиторию, которая могла бы этим интересоваться. В моем понимании, именно так и родился проект Sample.

У нас много не только российских, но и иностранных художников. Когда проект начинался, я еще частично жила и училась в Англии и как раз занималась иностранцами, а Аня — местными. Это было логистически проще. Но сейчас все смешалось — у нас с Аней вообще нет четкого разделения обязанностей. Я могу здесь кого-то найти, Аня, например, съездить в Барселону и кого-то найти там.


Сложно ли привлекать к сотрудничеству европейских художников? Совсем нет. Во-первых, мы никогда не берем суперзвезд, они просто не в той ценовой категории; во-вторых, подчеркиваем, что с художниками у нас нет эксклюзивных контрактов. Мы подписываем контракт на определенное количество работ и на заранее оговоренный срок. Как правило, это 15–30 работ и один-два года — если все они распродаются заранее, то их количество пополняется. Во-вторых, у иностранцев есть интерес к нашей стране. Имидж враждебной России за границей пропагандируется практически так же сильно, как у нас — негативный образ Запада. Это абсолютно равнозначные медиавойны. У европейцев есть желание понять, что же там, в этой «страшной» России, такого уж страшного. Как-то мы привезли в Москву берлинского художника. Он тут потрясающе проводил время, тусовался, был в восторге от того, что здесь побывал и что к нему было приковано все внимание.

Саша Лекомцева,

соосновательница проекта


Я присоединилась к проекту полтора года назад, а до этого была клиенткой, покупательницей. Все началось с того, что друзья пригласили меня на аукцион Sample. Сказали: «Все организуют друзья друзей. Ты как раз интересуешься искусством. Пошли!» Я пришла и была потрясена тем, на каком высоком уровне все было организовано — качеством работ, оформлением; тем, какая публика туда пришла, как общаются с клиентами волонтеры и сами Аня с Соней. Это было тем более удивительно, если знать, что все это сделали две двадцатилетние девчонки, на тот момент студентки, и вложений извне было ноль. Так я стала ходить на аукционы постоянно и покупать у них искусство. В какой-то момент мы с девочками начали общаться ближе и задумались о сотрудничестве.


Сейчас моя основная обязанность — поиск партнерских площадок для совместных проектов. Ведь чтобы проект был знаменит и в нем хотели участвовать художники и приходили новые клиенты, нужно делать еще и сопутствующие вещи: выставки, коллаборации, проекты с офисами, гостиницами, корпорациями.


Мы очень гордимся тем, что не пошли легким путем: не взяли много-много денег у родственников, не сняли дорогую галерею, а дальше будь что будет. Мы действуем исходя из собственных возможностей. Не арендуем площадки, не платим партнерам за сотрудничество. Просто рассказываем, что хотим сделать, и если потенциальному партнеру это интересно, получается совместный проект. И когда такие институции, как ММОМА, на это соглашаются — для нас это очень ценно.


Аукцион, который мы проводили в ММОМА, — вообще, наверное, мой любимый проект. Мы вели его вместе с Сергеем Гущиным (галерист, блогер, эксперт по современному искусству. — Прим. The Blueprint). Для меня это был неожиданный опыт, но все прошло прекрасно — мы продали 80% работ, а потом и остальные, потому что были постпродажи.

Анна Дюльгерова,

PR-агент


С проектом я работаю с августа прошлого года. Сначала мне было непривычно. До этого мне казалось, что единственный возможный формат работы в нашей сфере — это тот, который предлагают традиционные галереи. Но у девочек совершенно другая история. Формат новый и невероятно свободный! Художники приходят и уходят, растут и вырастают, часто в итоге попадают уже в большие галереи. Так можно сотрудничать только с теми, кто молод духом.


Мне нравится, что все вместе мы меняем стереотипное отношение к молодому — да и вообще к современному — искусству. Этот проект делает для индустрии в России больше, чем некоторые другие, которые существуют по 10–15 лет. За примерами далеко ходить не надо. У меня есть подруга, которая близко дружит со многими московскими галеристами, но при этом ничего никогда у них не покупала. А потом она пришла на наш аукцион в ММОМА и купила две работы. Под одну из них она теперь сделала ремонт в квартире, а с автором второй подружилась. Он нашел ее в Instagram, когда она выложила фото его картины, и теперь присылает ей свои новости. Потом этот художник делал перформанс, и моя подруга одолжила ему для этого шубу.


Я сама, с тех пор как начала работать с Sample, открыла для себя невероятное количество новых имен и вообще перестала покупать подарки где-нибудь в другом месте, кроме нашего сайта. Я просто присылаю друзьям несколько работ на выбор — а они сами решают, какую именно хотят в подарок. Отклик невероятный, всем очень приятно.



Наталья Гончарова,

художница


По образованию я художник русских народных промыслов, а сейчас учусь в Институте проблем современного искусства. На сайте Sample представлены мои работы — графика, акварель и несколько картин маслом. Про проект я узнала, когда с ним стали сотрудничать мои знакомые. Я заинтересовалась, начала изучать, смотреть. А потом мы встретились с Соней и Аней и поняли, что можно попробовать посотрудничать. Девочки приехали ко мне в мастерскую, я им показала то, что у меня есть, и вместе мы выбрали то, что может подойти.


У нас очень большая страна и очень большой город. Но многие сферы, которые на Западе давно сложились, у нас только-только начинают развиваться. Еще 25 лет назад все было совершенно по-другому. В Париже галерея, которой 25 лет, считается молодой, а у нас это уже ветеран рынка! Я считаю, очень круто и важно, что есть такие проекты, как Sample. Они помогают искусству стать рентабельным. Благодаря таким проектам художники наконец-то могут жить за счет своих работ.

Леонид Сорокин,

художник, фотограф


Я сотрудничаю с проектом примерно год. Девочки пригласили меня сами. За это время я выставил на продажу восемь или девять своих работ и продал три из них. Как происходил отбор? Чисто интуитивно! Я собрал все, что хотел показать, скинул девушкам, а они уже провели свою узкую селекцию. Потом все вместе мы сделали еще один отбор — сухую выжимку, которая в итоге попала на сайт.


Мне нравится сотрудничать с проектом, потому что это не просто площадка, где можно реализовывать свои проекты и показывать их друзьям, а та, благодаря которой появляется новая аудитория. До этой аудитории ты не смог бы дотянуться своими силами. Sample — это очень в духе времени, в духе эпохи интернета. Он помогает охватить больше меньшими «порциями». Участие в таких проектах стимулирует художника на то, чтобы продолжать — чтобы и дальше делать что-то новое.

Лучшие материалы The Blueprint
в нашем канале на Яндекс.Дзен

{"width":1200,"column_width":120,"columns_n":10,"gutter":0,"line":40}
false
767
1300
false
true
true
{"mode":"page","transition_type":"slide","transition_direction":"horizontal","transition_look":"belt","slides_form":{}}
{"css":".editor {font-family: tautz; font-size: 16px; font-weight: 400; line-height: 21px;}"}