T

Боги горшки обжигают

Керамика быстро поднялась в материальной иерархии современного искусства, и теперь никакой мрамор не может смотреть на нее свысока. Разбираемся, как это произошло, и почему это здорово.

Кто и зачем занимается керамикой?


Речь не только о множестве независимых мастеров и студий, которые делают очень разную авторскую посуду (существуют даже гончарные мастерские, работающие наподобие коворкинга). Тренду следуют и дизайнеры высшей лиги: после своего ухода из моды созданием керамики занялась Анн Демельмейстер; в 2013 году дом Bottega Veneta запустил специальную коллекцию ювелирных украшений в партнерстве с берлинским Королевским фарфоровым заводом, а Hermès на Миланской неделе дизайна в 2018 году представил коллекцию изделий для дома в специально созданном пространстве, полностью облицованном яркой марокканской плиткой из глазурованной глины.

Анн Демельмейстер

Bottega Veneta

Все заметнее проникновение керамики и в современное искусство — работы из глины постоянно встречаются на больших международных выставках, ярмарках, в галереях, кураторы и художники посвящают отдельные проекты этому материалу, к нему обращаются «звездные» художники. Стоит только вспомнить масштабную презентацию глиняной «энциклопедии» фантастических исторических событий «Вдруг все стало ясно» (Suddenly this Overview) Фишли и Вайса на 55-й Венецианской биеннале (2013); выставку тринадцати актуальных художников, работающих с глиной, на выставке Beyond the Vessel, прошедшей параллельно c 16-й Стамбульской биеннале (2019); обзорный проект That Continuous Thing: Artists And The Ceramics Studio, 1920 — Today (2017) о европейской, японской и североамериканской керамике прошлого столетия в филиале галереи Тейт в городе Сент-Айвс (знаковом месте для британской художественной керамики); публикации в издательстве Phaidon в 2017 году объемного тома Vitamin C — первого в своем роде обзора ста важнейших художников, работающих с глиной.

That Continuous Thing: Artists And The Ceramics Studio, 1920

Suddenly this Overview

Beyond the Vessel

Барометром интереса ценителей к этому демократичному материалу стали и торги Shape & Space. New Ceramic Presence («Форма и пространство. Новое явление керамики»), организованные осенью 2018 года крупнейшим аукционным домом Phillips. О Shape & Space организаторы говорили как о первом международном аукционе, посвященном именно этому материалу. Целью аукциона было подчеркнуть важную роль глины среди средств художественной выразительности, с которыми художники работали в прошлом веке. Куратором проекта выступил Франческо Бонами, ответственный среди прочего за 3-ю «Манифесту» в Любляне (2000), 50-ю Венецианскую биеннале современного искусства (2003) и 75-ю биеннале музея Уитни (2010. На торгах были представлены тридцать две работы как художников, знаковых для керамики XX века (Бетти Вудман, Питер Вулкос, Ханс Копер, Эндрю Лорд, Люси Ри), так и лишь экспериментирующих с материалом (Ай Вэй Вэй, Рой Лихтенштейн, Пабло Пикассо, Лучо Фонтана). Ну и наконец, прошедшие в первой половине сентября московские ярмарки современного искусства — Cosmoscow и blazar — также продемонстрировали востребованность керамики и у авторов, и у покупателей.

Shape & Space

Когда керамика становится искусством


До середины прошлого века западная история искусства выносила ее в основном в более «приземленную» область декоративно-прикладного искусства, и поэтому (хотя художники работали с глиной всегда) керамика существовала несколько обособленно от таких «высоких» видов искусства, как живопись и скульптура. За последние полтора века эта иерархия художественно-выразительных средств размылась, и сегодня среди медиа в современном искусстве скорее царит равноправие.


Выбор из множества видов глины и множества способов работы с ней открывает перед автором поле возможностей, а перед зрителем — поле интерпретаций. Например, использование шамотной глины (глины с крошкой) позволяет добиться эффекта более жесткого и фактурного, как будто необработанного объекта, а при ручной лепке достигается максимальный контакт между автором и материалом, что может служить поводом для рассказа о телесности и интимности.



Керамика, кроме того, — непредсказуемый материал. Поскольку при обжиге глина деформируется, зачастую окончательный результат может отличаться от первоначальной задумки. С одной стороны, именно эта непредсказуемость и отсутствие полного контроля над своей работой часто привлекает художников и добавляет произведению дополнительное смысловое измерение. С другой — материал как будто становится соавтором и частично управляет процессом. Например, для крупных произведений из керамики требуются особые большие печи, которые не всегда легко доступны художникам, а создание тонких, фигурных произведений с множеством деталей становится более сложным.


В целом же функциональная форма, которую могут иметь объекты из керамики, часто вторична. Например, известные работы британского художника Грейсона Перри выглядят как керамические вазы, но по сути каждая является графическим рассказом, который возможно «прочитать».


Хрупкость и материальность, плотность и гибкость, диктуемая материалом преднамеренность и непредсказуемость, возможность создавать новую форму вокруг пустоты и установить близкий, почти интимный контакт с материалом, медитативность процесса и разнообразие техник — все это в совокупности делает глину одним из самых интересных выразительных средств текущего момента.

Грейсон Перри

Как дела с керамикой в российском искусстве?


Интерес к глине хорошо был заметен во время Cosmoscow на стенде молодой галереи Fabula: место нашлось и скульптурным кубкам Елены Гилевой, и похожим на языческих божков миниатюрным фигуркам Сараи Дельфендаль, и нежным зеркалам Маши Колосовской, и ироничному облицованному плиткой креслу-душу Петра Крощинского. Галерея формально находилась в секции дизайна, однако основатели Fabula Елена Фадеева и Алина Чичикова предпочитают не проводить четких границ. «Мы считаем, что и искусство, и авторские прикладные предметы — это равноправные части жизни, такой точки зрения придерживались еще в конце XIX века члены движения «Искусства и ремесла». Мне нравится, когда объекты балансируют на оси между функциональным предметом и объектом искусства. И когда к нам на стенде подходили и спрашивали, это скульптура или кресло, — это была именно та реакция, которую я хотела получить, и таких вопросов было очень много», — поясняет свою позицию Елена.

По словам Софьи Симаковой, одной из основательниц проекта Sample, глина — это «очень ручной материал, который делает практику искусства телесной практикой, в которой нет расстояния между художником и материалом». Выпустившись из лондонского университета Goldsmiths в 2018 году, Софья Симакова стала куратором выставки студентов и выпускников британских художественных институтов Something Else в галерее «Триумф». В центре внимания на выставке оказались керамические работы. Так куратор отметила растущее внимание к современной керамике, который был затем подкреплен проектами «Хрупкие вещи» в галерее Osnova (декабрь 2018) и «Чистый звук глиняной свистульки» в центре современного искусства «Типография» (март–апрель 2019). Кураторский текст проекта Something Else отмечал, что у многих участников выставки было сформулированное желание вернуться к ручному труду и интимному процессу создания работ.

Алиса Гвоздева

Алина Золотых

Даниил Антропов

Ульяна Подкорытова

Немало работ из керамики можно было увидеть и на выствке blazar, причем каждый художник осмыслил этот материал по-своему. Lota Lota очаровывает ироничными и непринужденными объектами, которые как будто случайно выскочили на поверхность из разных воспоминаний. По словам художницы, «ее завораживает само создание трехмерных, в особенности утилитарных объектов, тактильность сырой глины и текстура готовых работ, возможность отрефлексировать что-то в процессе, пошутить или о чем-то напомнить». Керамические рисунки и фигурки Алисы Гвоздевой собраны из неожиданных сочетаний знакомых образов. Алина Золотых в принципе увлекается техниками, связанными с ручным трудом: вязанием, вышиванием и лепкой из глины — и подчеркивает важность медитативного процесса работы над произведениями. Ульяна Подкорытова переносит в керамику персонажей вымышленного мира, который родился на пересечении мифологии интернета и русского фольклора. Объединение Cheltsoviii сестер Чельцовых создает блюда с интуитивными рисунками, а Ольга Шурыгина использует печать на фарфоре в проекте культурного осмысления собственной генеалогии. Наконец, уже достаточно известные работы Даниила Антропова объединяют традиционную керамику с современными промышленными текстурами.

Cheltsoviii 

Ольга Шурыгина

Лучшие материалы The Blueprint
в нашем канале на Яндекс.Дзен

{"width":1200,"column_width":120,"columns_n":10,"gutter":0,"line":40}
false
767
1300
false
true
true
{"mode":"page","transition_type":"slide","transition_direction":"horizontal","transition_look":"belt","slides_form":{}}
{"css":".editor {font-family: tautz; font-size: 16px; font-weight: 400; line-height: 21px;}"}