T

«Большая глина №4» 

Гигантскую скульптуру швейцарского художника Урса Фишера закончили монтировать только в понедельник, а разговоры о новой достопримечательности на Болотной не утихают уже несколько дней. Пока строительная команда возводила 12-метровую «Большую глину № 4», москвичи и гости столицы (и, громче всех, Максим Галкин) обсуждали, достойна ли эта работа называться произведением искусства, или это не самый удачный паблик-арт.

Что хотел сказать автор


«Большая глина № 4» — это отлитая из алюминия 12-метровая копия куска глины, который Урс Фишер разминал в ладони почти десять лет назад. Кусок был, само собой, поменьше — примерно в 50 раз. В 2013 году швейцарский художник (и частый гость Венецианской биеннале) превратил кусок глины в скульптуру. Идею «Большой глины № 4» Фишер объясняет следующим образом: скульптура демонстрирует, как материя преображается в руках человека. А еще символизирует «незавершенность, преображение и становление» и олицетворяет суть творчества, с помощью которого художники создают новый облик окружающего мира.


Впрочем, Фишер не отрицает того, что «Большая глина № 4» может вызывать неоднозначные ассоциации. «Искусство — это то, что вы в него вкладываете. Если вы видите цветок, это цветок. Если вы видите кусок дерьма, то это кусок дерьма», — говорил в 2017-м художник.


Нью-Йорк—Флоренция—Москва


Болотная набережная, дом 15, — уже третий адрес «Большой глины № 4». В свое первое путешествие скульптура Урса Фишера отправилась в 2015 году. Тогда увеличенную копию куска глины установили прямо посреди стеклянных небоскребов на Манхэттене. В 2017-м скульптура переехала во Флоренцию на площадь Синьории и только через четыре года отправилась в Москву. Надо отметить, что ни в США, ни в Италии особого возмущения работа не вызвала. И только в Гонконге, куда Урс приехал с выставкой, авторитетная газета South China Morning Post без колебаний назвала его работу тринадцатиметровой кучей «того самого».


Центр треугольника


Площадка напротив дома культуры «ГЭС-2», который должен открыться уже этой осенью, не таких впечатляющих размеров, как площадь Синьории и Сигрем-билдинг. Однако куратор проекта Франческо Бонами уверен, что московская локация выбрана идеально. «Памятник Петру I Церетели олицетворяет историю, храм [Христа Спасителя] — религию, а „ГЭС-2“ — культуру. Скульптура Урса [Фишера] расположилась в центре всего этого и отлично вписалась в городское пространство. Пока что скульптура вызывает разные реакции, что естественно — искусство может казаться либо красивым, либо уродливым. Но я уверен, что со временем [скульптура] приживется», — рассказал Франческо Бонами The Blueprint.


Едва ли Болотная набережная станет для скульптуры-путешественницы местом последней стоянки. Пусть она и понравилась архитектору и автору проекта «ГЭС-2» Ренцо Пьяно. «Вчера я разговаривал с ним [Ренцо Пьяно] по телефону, — сказал Франческо Бонами. — Он сказал, что скульптура похожа на рассеченный камень и хорошо сочетается с общим ландшафтом. Хотя поначалу Ренцо говорил, что она похожа на кучу дерьма».

{"width":1200,"column_width":75,"columns_n":16,"gutter":0,"line":40}
false
767
1300
false
true
true
[object Object]
{"mode":"page","transition_type":"slide","transition_direction":"horizontal","transition_look":"belt","slides_form":{}}
{"css":".editor {font-family: tautz; font-size: 16px; font-weight: 400; line-height: 21px;}"}