T

Искусство в каждый дом

1 июля на Красной площади в рамках фестиваля «ГУМ-Red-Line» открылась выставка актуального российского паблик-арта «Красный сад». На два месяца на аллее у ГУМа выставят восемь работ Николая Полисского, Дмитрия Аске, Василисы Прокопчук и других современных художников. После выставки две работы отойдут парку «Никола-Ленивец» и мануфактуре Bosco в Калужской области, остальные — разъедутся по дворам элитных новостроек девелопера «Интеко» в Москве, который и организовал выставку. Показательный момент: если раньше современное искусство в городах в основном старались продвигать музеи и галереи или сами власти, то теперь инициатива отчасти перешла в руки застройщиков — кажется, после всех кризисов и политических заморозков, они единственные, кто может это себе позволить.

Скульптор Григорий Орехов любит рассказывать такую историю. В 1980-е его отец, Юрий Орехов, делал скульптурные композиции для Мраморного зала 14 корпуса Кремля. И на одной из работ он изобразил своих детей — сына Григория и его сестру. «Когда родилась моя дочь Агата, меня пронзила мысль, что я обязан выразить свою любовь к ней в скульптуре, чтобы это чувство осталось навсегда», — вспоминает сейчас младший Орехов.

У Орехова-старшего с «навсегда», по горькой иронии, не сложилось — 14-й корпус в 2016 году снесли вместе с Мраморным залом и всеми скульптурными композициями. Зато у младшего дела идут чуть лучше: матрешка «Агата», в отражениях полированных боков которой взяли за привычку фотографироваться москвичи и гости столицы, появилась в Столешниковом в 2019 году — сначала как временная, но потом власти города продлили ее экспонирование на «неопределенный срок». «Буду очень рад, если „Агата“ обретет московскую прописку навсегда», — говорит Орехов.


Ему повезло. Паблик-арт — объекты современного искусства, расположенные в общественных пространствах, — в России до сих пор не имеет никакого определенного статуса и редко обретает постоянную прописку на улицах за пределами парков, территорий музеев и выставок. В Москве это случается и того реже. Здесь нет своего «Клауд-гейта» Аниша Капура, как в Чикаго. Или Першинг-сквера, как в Лос-Анджелесе. Или «Сидящей женщины в драпировке» Генри Мура, как в Лондоне. Или, чего уж далеко ходить, хотя бы «Счастья не за горами» Бориса Матросова, как в Перми, или «Памятника клавиатуре» Анатолия Вяткина, как в Екатеринбурге. Словом, узнаваемого городского символа, не связанного с триадой «Кремль-Высотки-Сити», а имеющего отношение к современному искусству.


Вспоминаются разве что Лихоборские ворота Николая Полисского и Галины Лихтеровой на Алтуфьевском шоссе — да и то их пермская реплика, кажется, известна гораздо больше.

Григорий Орехов, «Агата»

Николай Полисский, «Лихоборские ворота», 2005 

Борис Матросов, «Счастье не за горами», 2009

«Паблик-арт в России, к сожалению, находится на зачаточном уровне, если сравнивать с другими странами», — говорит Орехов. У этого есть несколько причин. Во-первых, интерес городских властей к паблик-арту минимален. «Они каждый раз идут проторенной дорогой и воспринимают объект искусства в городе в виде бронзовой антропоморфной структуры, хотя уже давно появилось множество других материалов и технологий, я уже молчу про сами идеи и темы, над которыми работают художники, — говорит куратор и искусствовед Ольга Погасова, много работающая с паблик-артом в России. — В Перми заказчиком выступила власть — это был уникальный случай. Но здесь возник другой сложный момент — политические риски. Нужно понимать, что паблик-арт — это социальный компромисс и с этим действительно сложно работать. Он всегда находится в публичной сфере: звучит громко, выглядит заметно, согласуется с властью (за исключением каких-то нелегальных художественных интервенций). Поэтому при создании паблик-арт проекта приходится идти на компромисс: учитывать интересы всех участников, и художников, и заказчиков и других причастных».


Из этого же следует другая проблема: установить на улице Москвы или другого города скульптуру или объект современного искусства — не временно, не для фестиваля, а надолго — очень сложно. Попробуйте продраться через закон «О порядке возведения в городе Москве произведений монументально-декоративного искусства городского значения» — уже на названии легко споткнуться. А внутри еще много интересного — конкурсы, комиссии и так далее. «Для современных художников это очень сложный путь, — говорит Ирина Коршунова, куратор специальных проектов девелоперской компании „Интеко“. — Его могут пройти только бронзовые Владимиры, Калашниковы, памятники Есенину и так далее. Должна быть добрая воля кураторов, которые умеют работать с городом. Могу вспомнить только одну современную скульптуру в Москве на постоянной основе — это Лихоборские ворота Николая Полисского. Их разместили 16 лет назад, и с тех пор таких крупных работ не было. Проще договариваться с парками и усадьбами — у них самоуправление. Если же говорить об улицах, то это очень сложный по договоренностям механизм».

Самая очевидная проблема — финансовая. Современное искусство — вещь в принципе не дешевая, что уж говорить о масштабных скульптурных произведениях. «Тут вопрос не в больших гонорарах художников, а в стоимости производства работ, — говорит Орехов. — Хороший, качественный объект стоит очень дорого. Я считаю, что лучше вообще ничего не делать и оставить зеленую лужайку, чем установить некачественный арт-объект из пенопласта». Скульптор продолжает: «Главная проблема паблик-арта в стране — это отсутствие арт-фондов, которые готовы тратить большие средства на поддержку российских художников в создании объемных произведений для города. Как правило, в мире паблик-арт финансируется частными институциями или галереями, которые таким образом поддерживают художников и поднимают их акции».


Анатолий Вяткин, «Памятник клавиатуре», 2005 

Здесь на помощь могла бы прийти схема одного процента — по которой в большинстве штатов США в бюджет строительства любого государственного здания должен быть заложен один процент на искусство. Похожая история была и при Советском Союзе — впрочем, это привело к неоднозначным результатам: не только к шедевральным модернистским панно, но и к тысячам памятников Ленину и другой халтуре.


Сейчас в России подобных инициатив нет. А после похолодания во внутренней политике 2014 года прекратилась даже та небольшая поддержка со стороны государства, что была. Больше невозможен, например, московский фестиваль стрит-арта «Лучший город Земли» в рамках которого в Беляево масштабным муралом «АЯ» воспели Пригова. Невозможен до такой степени, что в 2020-м граффити пытались зарисовать — но после масштабной общественной кампании и заступничества главного архитектора города Сергея Кузнецова изображение стихограммы удалось отстоять. «Наша власть не понимает, что современное искусство — это такая же валюта страны, с которой, если вкладывать и продвигать во всем мире, государство будет получать дивиденды в виде налогов от продаж произведений. И главное — развитие культуры в стране», — говорит Орехов. Погасова продолжает эту мысль: «Самый сложный участник — это власть, особенно в наше время. Она боится критики общества, боится самой себя». Поэтому инициативу перехватили частные компании: фестиваль на Красной площади — яркий тому пример.


«Мы считаем, что жилые пространства должны содержать в себе и культурный слой тоже, — говорит Коршунова из „Интеко“. — Мы уже не первый год занимаемся созданием своей XXL-коллекции паблик-арта: на текущий момент она включает десять масштабных работ от восьми разных художников. Мы чувствуем, что у людей есть запрос на такой вид искусства. Они об этом сами говорят: им приятно понимать, что на территории их дома находится работа знакового художника. Это придает дополнительную ценность нашим проектам».

Аристарх Чернышев, Античная голова, 2020
Из-коллекции ИНТЕКО

Дело, конечно, не только в абстрактной любви к искусству. Так можно повысить узнаваемость предприятия — выксунский «Арт-овраг», самый крупный фестиваль паблик-арта в стране, организует благотворительный фонд Объединенной металлургической компании «ОМК-Участие». А еще искусство может попросту улучшить продажи, как в случае с «Интеко». Плюс девелоперы могут устанавливать на своих объектах что хотят, не согласовывая это с властями. «Появилась тенденция — коммерческие компании стали обращать внимание на современное искусство и, в частности, на паблик-арт, — говорит Погасова, которая сама сейчас работает над паблик-арт-проектами вместе с „ОМК-Участие“ и одной из девелоперских фирм. — Обычно это вписывается в их маркетинговую стратегию — к таким компаниям относятся и девелоперы. С помощью интеграции современного искусства в свои пространства они стараются выйти на новую аудиторию — и повысить продажи недвижимости».


«Все очень просто — у девелоперов есть деньги и площадки, где искусство можно разместить. Поэтому сейчас нужно просто показать девелоперскому и архитектурному сообществу, что есть эти авторы, которые делают классные с точки зрения искусства и архитектуры объекты», — говорит Коршунова.


Это, конечно, тоже не панацея — помимо «ОМК» и «Интеко» можно вспомнить разве что девелопера Capital Group, который в 2018 году поддержал установку трех паблик-арт-объектов в парке «Зарядье», и магазин Aizel, оплативший установку «Агаты» Орехова в Столешниковом. И эстетские частные проекты вроде «Никола-Ленивца» (которым занимается все тот же Полисский: «Все классные примеры паблик-арта в России созданы усилиями буквально нескольких людей», — говорит Погасова) или «Парка Бродского» в Веретьево — но они к городу практически не имеют отношения.


«У классных художников нет заказов на эти скульптуры. С одной стороны, галереям сложно оплачивать подобные работы — непонятно, кому их потом продать и где выставлять. А коммерческие компании часто не понимают, у кого заказывать контемпорари-арт — поэтому часто покупают очередную металлическую стрекозу или садового гнома. Скажу больше, даже продвинутые архитекторы, с которыми мы сотрудничаем, не знают современных художников и обращаются с этим вопросом к нам. К тому же люди часто не понимают, сколько проживет скульптура Полисского из орешника, допустим. Какие-то объекты мы на свой страх и риск заказывали художникам без подобного опыта. „Стабильная композиция“ Ермакова — первая его скульптура. „Хранитель“ Дмитрия Аске тоже была дебютом художника в уличной скульптуре. Теперь у него есть городские заказы — не в Москве, в других городах».

<blockquote class="instagram-media" data-instgrm-permalink="https://www.instagram.com/p/CEtKI8Zppod/?utm_source=ig_embed&utm_campaign=loading" data-instgrm-version="13" style=" background:#FFF; border:0; border-radius:3px; box-shadow:0 0 1px 0 rgba(0,0,0,0.5),0 1px 10px 0 rgba(0,0,0,0.15); margin: 1px; max-width:540px; min-width:326px; padding:0; width:99.375%; width:-webkit-calc(100% - 2px); width:calc(100% - 2px);"><div style="padding:16px;"> <a href="https://www.instagram.com/p/CEtKI8Zppod/?utm_source=ig_embed&utm_campaign=loading" style=" background:#FFFFFF; line-height:0; padding:0 0; text-align:center; text-decoration:none; width:100%;" target="_blank" rel="nofollow noreferrer"> <div style=" display: flex; flex-direction: row; align-items: center;"> <div style="background-color: #F4F4F4; border-radius: 50%; flex-grow: 0; height: 40px; margin-right: 14px; width: 40px;"></div> <div style="display: flex; flex-direction: column; flex-grow: 1; justify-content: center;"> <div style=" background-color: #F4F4F4; border-radius: 4px; flex-grow: 0; height: 14px; margin-bottom: 6px; width: 100px;"></div> <div style=" background-color: #F4F4F4; border-radius: 4px; flex-grow: 0; height: 14px; width: 60px;"></div></div></div><div style="padding: 19% 0;"></div> <div style="display:block; height:50px; margin:0 auto 12px; width:50px;"><svg width="50px" height="50px" viewBox="0 0 60 60" version="1.1" xmlns="https://www.w3.org/2000/svg" xmlns:xlink="https://www.w3.org/1999/xlink"><g stroke="none" stroke-width="1" fill="none" fill-rule="evenodd"><g transform="translate(-511.000000, -20.000000)" fill="#000000"><g><path d="M556.869,30.41 C554.814,30.41 553.148,32.076 553.148,34.131 C553.148,36.186 554.814,37.852 556.869,37.852 C558.924,37.852 560.59,36.186 560.59,34.131 C560.59,32.076 558.924,30.41 556.869,30.41 M541,60.657 C535.114,60.657 530.342,55.887 530.342,50 C530.342,44.114 535.114,39.342 541,39.342 C546.887,39.342 551.658,44.114 551.658,50 C551.658,55.887 546.887,60.657 541,60.657 M541,33.886 C532.1,33.886 524.886,41.1 524.886,50 C524.886,58.899 532.1,66.113 541,66.113 C549.9,66.113 557.115,58.899 557.115,50 C557.115,41.1 549.9,33.886 541,33.886 M565.378,62.101 C565.244,65.022 564.756,66.606 564.346,67.663 C563.803,69.06 563.154,70.057 562.106,71.106 C561.058,72.155 560.06,72.803 558.662,73.347 C557.607,73.757 556.021,74.244 553.102,74.378 C549.944,74.521 548.997,74.552 541,74.552 C533.003,74.552 532.056,74.521 528.898,74.378 C525.979,74.244 524.393,73.757 523.338,73.347 C521.94,72.803 520.942,72.155 519.894,71.106 C518.846,70.057 518.197,69.06 517.654,67.663 C517.244,66.606 516.755,65.022 516.623,62.101 C516.479,58.943 516.448,57.996 516.448,50 C516.448,42.003 516.479,41.056 516.623,37.899 C516.755,34.978 517.244,33.391 517.654,32.338 C518.197,30.938 518.846,29.942 519.894,28.894 C520.942,27.846 521.94,27.196 523.338,26.654 C524.393,26.244 525.979,25.756 528.898,25.623 C532.057,25.479 533.004,25.448 541,25.448 C548.997,25.448 549.943,25.479 553.102,25.623 C556.021,25.756 557.607,26.244 558.662,26.654 C560.06,27.196 561.058,27.846 562.106,28.894 C563.154,29.942 563.803,30.938 564.346,32.338 C564.756,33.391 565.244,34.978 565.378,37.899 C565.522,41.056 565.552,42.003 565.552,50 C565.552,57.996 565.522,58.943 565.378,62.101 M570.82,37.631 C570.674,34.438 570.167,32.258 569.425,30.349 C568.659,28.377 567.633,26.702 565.965,25.035 C564.297,23.368 562.623,22.342 560.652,21.575 C558.743,20.834 556.562,20.326 553.369,20.18 C550.169,20.033 549.148,20 541,20 C532.853,20 531.831,20.033 528.631,20.18 C525.438,20.326 523.257,20.834 521.349,21.575 C519.376,22.342 517.703,23.368 516.035,25.035 C514.368,26.702 513.342,28.377 512.574,30.349 C511.834,32.258 511.326,34.438 511.181,37.631 C511.035,40.831 511,41.851 511,50 C511,58.147 511.035,59.17 511.181,62.369 C511.326,65.562 511.834,67.743 512.574,69.651 C513.342,71.625 514.368,73.296 516.035,74.965 C517.703,76.634 519.376,77.658 521.349,78.425 C523.257,79.167 525.438,79.673 528.631,79.82 C531.831,79.965 532.853,80.001 541,80.001 C549.148,80.001 550.169,79.965 553.369,79.82 C556.562,79.673 558.743,79.167 560.652,78.425 C562.623,77.658 564.297,76.634 565.965,74.965 C567.633,73.296 568.659,71.625 569.425,69.651 C570.167,67.743 570.674,65.562 570.82,62.369 C570.966,59.17 571,58.147 571,50 C571,41.851 570.966,40.831 570.82,37.631"></path></g></g></g></svg></div><div style="padding-top: 8px;"> <div style=" color:#3897f0; font-family:Arial,sans-serif; font-size:14px; font-style:normal; font-weight:550; line-height:18px;"> View this post on Instagram</div></div><div style="padding: 12.5% 0;"></div> <div style="display: flex; flex-direction: row; margin-bottom: 14px; align-items: center;"><div> <div style="background-color: #F4F4F4; border-radius: 50%; height: 12.5px; width: 12.5px; transform: translateX(0px) translateY(7px);"></div> <div style="background-color: #F4F4F4; height: 12.5px; transform: rotate(-45deg) translateX(3px) translateY(1px); width: 12.5px; flex-grow: 0; margin-right: 14px; margin-left: 2px;"></div> <div style="background-color: #F4F4F4; border-radius: 50%; height: 12.5px; width: 12.5px; transform: translateX(9px) translateY(-18px);"></div></div><div style="margin-left: 8px;"> <div style=" background-color: #F4F4F4; border-radius: 50%; flex-grow: 0; height: 20px; width: 20px;"></div> <div style=" width: 0; height: 0; border-top: 2px solid transparent; border-left: 6px solid #f4f4f4; border-bottom: 2px solid transparent; transform: translateX(16px) translateY(-4px) rotate(30deg)"></div></div><div style="margin-left: auto;"> <div style=" width: 0px; border-top: 8px solid #F4F4F4; border-right: 8px solid transparent; transform: translateY(16px);"></div> <div style=" background-color: #F4F4F4; flex-grow: 0; height: 12px; width: 16px; transform: translateY(-4px);"></div> <div style=" width: 0; height: 0; border-top: 8px solid #F4F4F4; border-left: 8px solid transparent; transform: translateY(-4px) translateX(8px);"></div></div></div> <div style="display: flex; flex-direction: column; flex-grow: 1; justify-content: center; margin-bottom: 24px;"> <div style=" background-color: #F4F4F4; border-radius: 4px; flex-grow: 0; height: 14px; margin-bottom: 6px; width: 224px;"></div> <div style=" background-color: #F4F4F4; border-radius: 4px; flex-grow: 0; height: 14px; width: 144px;"></div></div></a><p style=" color:#c9c8cd; font-family:Arial,sans-serif; font-size:14px; line-height:17px; margin-bottom:0; margin-top:8px; overflow:hidden; padding:8px 0 7px; text-align:center; text-overflow:ellipsis; white-space:nowrap;"><a href="https://www.instagram.com/p/CEtKI8Zppod/?utm_source=ig_embed&utm_campaign=loading" style=" color:#c9c8cd; font-family:Arial,sans-serif; font-size:14px; font-style:normal; font-weight:normal; line-height:17px; text-decoration:none;" target="_blank" rel="nofollow noreferrer">A post shared by Dmitri Aske (@dmitriaske)</a></p></div></blockquote> <script async src="//www.instagram.com/embed.js"></script>

Аниш Капур «Клауд-гейт», 2004 

Генри Мур, «Лежащая женщина в драпировке», 1957 

Рикардо Легоретта, ансамбль Першинг-сквер, 1992

Сложно сказать, к чему это приведет в будущем: The Guardian британский аналог схемы одного процента скорее критикует — он привел к засилью в английских городах бессмысленных металлических конструкций («Какашка на площади», как архитектурный критик газеты Олли Уэйнрайт называет одну из них), которые не нравятся ни арт-сообществу, ни горожанам: «Физическое проявление угрызений совести девелопера». В России угрозы такой коммерциализации паблик-арта пока нет, уверяет управляющий партнер «Никола-Ленивца» Юлия Бычкова, которая курирует «Архстояние» и «Красный сад»: «С коммерческими структурами можно и нужно работать. В нашей стране хватает людей, которые готовы заплатить за достаточно острые проекты. Для этого мы — бюро «Никола-Ленивец» — создаем такие прецеденты, как на Красной площади. Мы говорим: «Не бойтесь делать большой и качественный паблик-арт и говорить на злободневные темы».

Куда отправится искусство из «Красного сада»

Роман Ермаков, «Стабильная композиция» → ЖК «Вестердам», Аминьевское шоссе, 4А

Николай Полисский, «Колонна» → West Garden, улица Минская, 1Г

Дмитрий Жуков, «Французский de Sad» → West Garden, улица Минская, 1Г

Аристарх Чернышев, «Большая античная голова» → улица Сергея Макеева, 11

Ринат Волигамси, «Звезда» → «Садовые кварталы», улица Ефремова, 10

Андрей Филиппов, «Гномон» → Ильинка, ⅜

Василиса Прокопчук и Евгений Брагин, «Непроходимая чаща» → Никола-Ленивец

Дмитрий Аске, «После Макоши» → мануфактуры Bosco, Калуга, проезд Энтузиастов, 1, строение А


{"width":1200,"column_width":90,"columns_n":12,"gutter":10,"line":40}
false
767
1300
false
true
true
[object Object]
{"mode":"page","transition_type":"slide","transition_direction":"horizontal","transition_look":"belt","slides_form":{}}
{"css":".editor {font-family: tautz; font-size: 16px; font-weight: 400; line-height: 21px;}"}