T

Дворец культуры

ФОТО:

Глеб Леонов

«ГЭС-2» — будущая мекка современной культуры в Москве — откроется только через несколько месяцев. Однако бывшая электростанция на Болотном острове уже начала разворачиваться к городу: сначала — тощими синими трубами-карандашами (это «легкие» здания, через них в него будет поступать воздух), затем — фасадом, который реконструировали целых пять лет. Теперь горожанам доступна и набережная-спуск к Водоотводному каналу. Полина Садовникова побывала на стройплощадке будущего Дома культуры и поговорила с его архитекторами.

Оранжевый жилет, каска, высокие резиновые сапоги на толстой подошве и именной пропуск — такова униформа для входа на территорию «ГЭС-2». Пока. В восемь утра на Болотной набережной уже вовсю трудятся 1500 строителей. Все для того, чтобы осенью 2021-го здесь состоялось открытие самого громкого российского художественного проекта — «ГЭС-2», бывшей трамвайной электростанции на Болотном острове с башенкой в неорусском стиле и просторными, словно у вокзального здания, залами. В фонде V—A—C, который управляет проектом, «ГЭС-2» предпочитают называть Домом культуры. Хотя больше бы подошло слово «дворец» — аккуратный фасад цвета слоновой кости, стеклянные стены, солнечные панели на крыше и прозрачные своды. О том, что это место больше века обеспечивало электричеством городские трамвайные линии и Московский Кремль, напоминают разве что впечатляющие размеры (целых 19 тысяч квадратных метров) и высокие трубы.

Точный адрес «ГЭС-2» — Болотная набережная, 15. Отсюда рукой подать не только до Кремля и Дома на набережной, но и до ГМИИ им. А. С. Пушкина и обеих Третьяковских галерей. Семь лет назад бывшую электростанцию выкупил бизнесмен Леонид Михельсон — номер два в списке самых богатых людей в России тогда искал место под музей. Генеральный директор фонда V—A—C Тереза Мавика, ответственная за все культурные проекты «ГЭС-2», сначала выслушала идею Михельсона без энтузиазма. «Я была против [стройки на месте электростанции]... Я была в шоке от объема этого пространства. Мне казалось, что это нечто неподъемное», — признавалась Мавика в интервью The Blueprint. Впрочем, потом все же согласилась с тем, что пришло время вернуть Болотную набережную, 15, на карту Москвы.


Задача превратить промышленное предприятие, переставшее работать только в 2014 году, в современный арт-центр, легла на плечи архитектора Ренцо Пьяно. Автор нью-йоркского небоскреба The New York Times и один из создателей парижского Центра Помпиду пришел в восторг от масштабов бывшей электростанции. Эскиз будущего Дома культуры Пьяно набросал в свой первый приезд в Россию — как водится, на салфетке.


Вселенная «ГЭС-2», уместившаяся на четырех этажах и территории общей площадью 36 400 квадратных метров, устроена следующим образом. (Сразу стоит оговориться: это не музей и не галерея, «ГЭС-2» — действительно Дом культуры, место не только для тех, кто занимается искусством). Шесть апартаментов для художников, библиотека, концертный зал на 420 посадочных мест (его можно использовать под лекции, спектакли, кинопоказы и конференции), образовательные классы, выставочные площади. А еще — три кафе, ресторан (новый гастропроект команды The Stolen Artichoke, открывшей в Хамовниках «Вадваре», разместится на нескольких этажах и верандах), магазин и Центр художественного производства «Своды». Это вообще отдельное пространство дома культуры — под кирпичными сводами расположатся мастерские с высокотехнологичным оборудованием. Там будут столярная, слесарная, текстильная, керамическая мастерские, звукозаписывающая и видеостудия, библиотека, фотолаборатория, 3D-печать, студия шелкографии и пекарня.

 «ГЭС-2» — Болотная набережная, 15

«Больше всего мне нравится идея опен-спейса, — отмечает архитектор Антонио Бельведере, работавший над проектом. — В само здание можно попасть разными путями — у „ГЭС-2“ несколько входов. При этом, оказавшись внутри, можно перемещаться из одного пространства в другое, не выходя на улицу. В этом и заключалась наша идея — мы создавали это место, чтобы объединять людей. Москве этого, кажется, очень не хватало».


Проект Ренцо Пьяно продуман до мелочей. Основные цвета здания — серый и синий — тоже выбраны не случайно. «Мы хотели, чтобы „ГЭС-2“ сочетался с Москвой и окружающими постройками, — рассказывает архитектор Renzo Piano Building Workshop Мэттью Даубах. — При этом нужно было выбрать цвет, который еще не наделен особым смыслом и не вызывает стойкую ассоциацию с другим местом, как, например, красный. Наш финальный выбор получился идеальным: при ярком солнце здание будто подсвечивается, а в пасмурную погоду сливается с облаками».

Старые трубы решили заменить — теперь они не наносят окружающей среде никакого вреда. «Мы проанализировали, какую функцию раньше выполняли четыре дымовые трубы, и поняли, что это полностью противоречит концепции „ГЭС-2“. Мы решили, что у новых труб должна быть обратная функция: их цель — забирать воздух. Теперь это „легкие“ здания. На высоте 70 метров расположена заборная часть — в этом месте трубы немного темнее. Воздух поступает через них, попадает в четыре ядра в центральной части здания. Все это сделано для системы вентиляции. Внутрь ГЭС-2 попадает очищенный воздух», — рассказывает архитектор бюро Renzo Piano Building Workshop Анна Прокудина. Цвет труб тоже символичен. «Глубокий синий вызывает не только ассоциацию с Ивом Кляйном (конечно, он был для нас важным источником вдохновения), но и с небом. В этом есть символизм: из труб больше не валит черный дым, они не вредят планете. Серебряный или медный оттенок труб нарушил бы экологическую концепцию», — объясняет Мэттью Даубах.


А ведь именно ей архитектурное бюро гордится больше всего. «У нас не было цели взять курс на sustainability, лишь потому что это современно, — говорит Анна Прокудина. — Идеи устойчивого развития рождались и вплетались в канву проекта при плотном изучении здания, работе со средой, анализе всех составляющих. Когда Ренцо первый раз увидел ГЭС, он сразу решил, что зданию нужна стеклянная кровля, так как именно свет будет главным участником проекта. Следом за стеклянной кровлей появилась идея солнечных панелей, которые позволяют сэкономить на расходе электроэнергии, особенно в летние месяцы».


За строительной лентой и металлическими ограждениями скрывается березовая роща и зеленый двор. Все это пока скрыто от глаз москвичей — внутренний двор могут рассмотреть только жители ближайших домов (как шутят строители, такая привилегия — подарок за то, что люди вытерпели шум от строительных работ, которые ведутся аж с 2015 года). Обустройством сада занималась команда ландшафтных дизайнеров во главе с архитектором RPBW Мари Пиммел. За зданием посадили 620 берез высотой строго не больше 10-12 метров. Специальная система фильтрации грунта под деревьями позволит собирать дождевую воду или снег. Помимо берез на территории «ГЭС-2» посадили более 80 тысяч кустарников. Мари Пиммел говорит, что она бы разбила напротив Водоотводного канала целый сад, если бы позволяла московская инфраструктура.



Внутри будущего Дома культуры сейчас пусто. Возле здания возвышаются горы мешков со строительным грунтом и банки с краской в оттенке RAL 7047 — рабочие заканчивают внешнюю отделку. Но архитектор Анна Прокудина уверяет: до завершения проекта осталось всего ничего — к осени все будет готово. Осталось установить мебель и наладить освещение — для этого в Москву пригласили парижских специалистов по свету.


Пока что на Болотной набережной, 15, открыт только спуск к Водоотводному каналу — место притяжения скейтеров и любителей еды навынос. Сюда уже можно прийти — и никакие жилет, каска, резиновые сапоги и пропуск вам не понадобятся.

Лучшие материалы The Blueprint
в нашем канале на Яндекс.Дзен

{"width":1200,"column_width":90,"columns_n":12,"gutter":10,"line":40}
false
767
1300
false
true
true
[object Object]
{"mode":"page","transition_type":"slide","transition_direction":"horizontal","transition_look":"belt","slides_form":{}}
{"css":".editor {font-family: tautz; font-size: 16px; font-weight: 400; line-height: 21px;}"}