Blueprint
T

5 загородных летних выставок 

ФОТО:
АРХИВ ПРЕСС-СЛУЖБЫ

План отличной летней субботы для тех, кто остался в городе, — пять выставок в московских и подмосковных усадьбах — Зинаида Морозова в Горках Ленинских и современное молодое искусство в Архангельском на фоне коллекции Юсупова.

Мураново

{"points":[{"id":1,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}},{"id":3,"properties":{"x":0,"y":10000,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}}],"steps":[{"id":2,"properties":{"duration":10000,"delay":0,"bezier":[],"ease":"Power0.easeNone","automatic_duration":true}}],"transform_origin":{"x":0.5,"y":0.5}}
<iframe src="https://www.google.com/maps/embed?pb=!1m18!1m12!1m3!1d39297.49824043091!2d37.89471411573392!3d56.18284392037837!2m3!1f0!2f0!3f0!3m2!1i1024!2i768!4f13.1!3m3!1m2!1s0x46b4d90ec5555555%3A0x333880e0e200e9d7!2zwqvQnNGD0LfQtdC5LdC30LDQv9C-0LLQtdC00L3QuNC6IMKr0KPRgdCw0LTRjNCx0LAgwqvQnNGD0YDQsNC90L7QstC-wrsg0LjQvC4g0KQu0Jgu0KLRjtGC0YfQtdCy0LDCuywg0JPQo9CQ0Jog0JzQvtGB0LrQvtCy0YHQutC-0Lkg0L7QsdC7LiDQn9C-0Y3RgiDQpNGR0LTQvtGAINCi0Y7RgtGH0LXQsg!5e1!3m2!1sru!2sru!4v1690978478237!5m2!1sru!2sru" width="600" height="450" style="border:0;" allowfullscreen="" loading="lazy" referrerpolicy="no-referrer-when-downgrade"></iframe>

Дом-музей Тютчева, в котором Федор Иванович никогда не был, но тем не менее — одно из самых важных мест на литературной карте русской классической литературы и до сих пор ассоциируется именно с автором «Умом Россию не понять». Мураново обожал главный сумеречный романтик русской поэзии Евгений Баратынский (про него в соседней деревне поговаривали, что он был вампиром), построивший там дом с подозрительно небольшим количеством окон, там гостил Николай Гоголь, туда после смерти Тютчева его сын Иван, которому по итогам некоторого количества свадеб досталось имение, перевез весь архив отца (сейчас в музее больше двадцати тысяч экспонатов). В 1920 году по инициативе Владимира Ленина там открылся Музей имени Тютчева, что для отечественного музейного дела было событием вполне эпохальным — именно в Мураново были отработаны правила, по которым в Советском Союзе будут функционировать дома-музеи русских классиков. Ясную Поляну открывали спустя год с оглядкой на Мураново.

Евгений Баратынский

Николай Гоголь

до 3 сентября

«Тютчев и Аксаков»

Выставка

Выставка, приуроченная к 220-летней годовщине со дня рождения консерватора Тютчева и 200-летней со дня рождения лидера славянофилов Ивана Аксакова — очередная, но необходимая (особенно в 2023 году) попытка понять корни этой идеологии в России. Особое внимание кураторы уделили государственной службе обоих героев, которых едва ли заподозришь в нелюбви к отечеству или желании на нем нажиться, — Тютчев служил в Государственной коллегии иностранных дел, Аксаков — в Министерстве внутренних дел, где в том числе занимался изучением сект, действующих на территории империи.

Иван Аксаков

Федор Тютчев

Царицыно

<iframe src="https://www.google.com/maps/embed?pb=!1m18!1m12!1m3!1d10459.633112721396!2d37.67633345076352!3d55.61200450659922!2m3!1f0!2f0!3f0!3m2!1i1024!2i768!4f13.1!3m3!1m2!1s0x414ab3cc65ff1f95%3A0x6261499f9a7afd91!2z0JzRg9C30LXQuS3Qt9Cw0L_QvtCy0LXQtNC90LjQuiDQptCw0YDQuNGG0YvQvdC-!5e1!3m2!1sru!2sru!4v1690978642496!5m2!1sru!2sru" width="600" height="450" style="border:0;" allowfullscreen="" loading="lazy" referrerpolicy="no-referrer-when-downgrade"></iframe>

История строительства одного из самых оригинальных московских дворцовых ансамблей будет близка любому, кто когда-то делал ремонт. Первый проект загородной резиденции Екатерины II осуществлял архитектор Василий Баженов, который столкнулся со всеми возможными катаклизмами — в какой-то момент закончились деньги (Баженов строил на свои), потом строительные материалы, потом Екатерине не понравился промежуточный вариант (слишком оригинально, а архитектор слишком увлекся масонством), и так далее. Завершал строительство ученик Баженова Матвей Казаков, и тогда назначение Царицыно круто поменялось — императрица охладела и к Просвещению (чьим архитектурным символом должна была быть резиденция), и к Москве. В Царицыно переехали кофейни и дачи, а в советский период — коммунальные квартиры и клуб «Большевик». Восстанавливали Царицыно почти тридцать лет, волюнтаристски используя эскизы обоих архитекторов, — и результат реставрации удивил бы даже Баженова, который в какой-то момент, поразившись, что твой Пушкин, собственному замыслу, сказал, что его «архитектура слишком самодостаточна, чтобы принять живых людей»

{"points":[{"id":1,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}},{"id":3,"properties":{"x":0,"y":10000,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}}],"steps":[{"id":2,"properties":{"duration":10000,"delay":0,"bezier":[],"ease":"Power0.easeNone","automatic_duration":true}}],"transform_origin":{"x":0.5,"y":0.5}}

до 22 октября

«Невероятная Индия. Взгляд из России»

Выставка

Новая глава в серии выставок Царицыно, посвященной русскому ориентализму, которая началась в 2011 году с «Панорамы империи: Путешествие на восток цесаревича Николая Александровича». За десять лет в Царицыно устраивали воображаемые путешествия в Китай и Турцию, теперь пришло время для Индии. На родину Ганди и Рабиндраната Тагора из России даже в 2023 году взгляд все еще имперско-романтический — тут и индийские серии Верещагина и Рериха, и эскизы Льва Бакста к «Баядерке» Мариуса Петипа. Центральный экспонат выставки, на которой представлено около 400 работ, — бесценные миниатюры из «Бабур-наме» XVI века, мемуаров Бабура — первого из Великих Моголов. Иллюстрации эти Алексей Морозов случайно выторговал в начале ХХ века у персидских купцов на ярмарке в Нижнем Новгороде (звучит как сказка, но это не она).

Коломенское 

<iframe src="https://www.google.com/maps/embed?pb=!1m18!1m12!1m3!1d22445.777167995573!2d37.65001068621548!3d55.65876238662918!2m3!1f0!2f0!3f0!3m2!1i1024!2i768!4f13.1!3m3!1m2!1s0x414ab361fab5986d%3A0x40e79c5459845722!2z0JTQstC-0YDQtdGGINGG0LDRgNGPINCQ0LvQtdC60YHQtdGPINCc0LjRhdCw0LnQu9C-0LLQuNGH0LAg0LIg0JrQvtC70L7QvNC10L3RgdC60L7QvA!5e1!3m2!1sru!2sru!4v1690978801545!5m2!1sru!2sru" width="600" height="450" style="border:0;" allowfullscreen="" loading="lazy" referrerpolicy="no-referrer-when-downgrade"></iframe>

Любимая летняя резиденции царя Алексея Михайловича, где случился Медный бунт и где проводил летние каникулы школьник Петр Первый, к концу XIX века село было одним из религиозных центров страны — староверы Московского уезда (за вычетом Рогожских) жили и молились именно тут. С приходом большевиков все это закончилось, но благодаря проекту архитектора и реставратора Петра Барановского (с перерывом на время, когда в Коломенском располагались исправительно-трудовые лагеря) в Коломенском к 1960-м был организован Музей народной архитектуры, куда свозили памятники религиозного искусства XVIII века.

«Коломенское. Шедевры коллекции»

Выставка

Удивительные цифры — в коллекции Коломенского насчитывается около 170 тыс. предметов, а показывают всего 280. Каждый, впрочем, на вес золота. Найденный школьниками в 1960-х на дачном чердаке «Апостол» 1564 года из типографии первого русского книгопечатника Ивана Федорова или чудом сохранившиеся иконы времен Алексея Михайловича. Символический центр тяжести всей выставки — копеечный, но вполне себе волшебный портфель первого директора Коломенского Петра Барановского — явно родственник того, в котором Ньют Саламандер Джоан Роулинг носил всех своих фантастических тварей.

Усадьба Большие горки 

<iframe src="https://www.google.com/maps/embed?pb=!1m18!1m12!1m3!1d37008.04294794498!2d37.75060349936024!3d55.5074315963309!2m3!1f0!2f0!3f0!3m2!1i1024!2i768!4f13.1!3m3!1m2!1s0x414aa5945641d693%3A0x719f88483bb6009e!2z0JzRg9C30LXQuS3Rg9GB0LDQtNGM0LHQsCDQk9C-0YDQutC4!5e1!3m2!1sru!2sru!4v1690978869338!5m2!1sru!2sru" width="600" height="450" style="border:0;" allowfullscreen="" loading="lazy" referrerpolicy="no-referrer-when-downgrade"></iframe>

«Задача стояла перед нами не из легких. Под Москвой было немало заброшенных особняков, роскошных дач, просторных дворцов, но мы знали, что во дворец Ильич не поедет. Надо было найти удобный, по возможности хорошо сохранившийся, но не слишком роскошный дом» — так в 1918 году писал Павел Мальков,человек, расстрелявший Фанни Каплан, и по совместительству комендант Московского Кремля, когда партия поручила ему срочно найти жилье для Владимира Ленина. Ильич поехал в усадьбу Горки — до этого принадлежавшую вдове Саввы Морозова Зинаиде и построенную в XVIII веке в качестве семейной резиденции дворянского рода Спасителевых. К моменту приезда Ленина в Горках было 500 яблонь, 300 вишен, 150 кустов черной смородины, 24 грядки малины и усадебный комплекс, отреставрированный под руководством любимого архитектора Морозова Федора Шехтеля. «Не слишком роскошный дом» благодаря этому жильцу дошел до нас в идеальном состоянии и сейчас явно находится на пороге новой главы своей истории и, возможно, скоро перестанет быть исключительно «ленинским».

{"points":[{"id":1,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}},{"id":3,"properties":{"x":0,"y":10000,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}}],"steps":[{"id":2,"properties":{"duration":10000,"delay":0,"bezier":[],"ease":"Power0.easeNone","automatic_duration":true}}],"transform_origin":{"x":0.5,"y":0.5}}

Владимир Ленин

Зинаида Морозова

до 22 октября

«Пальмы и розы Зинаиды Морозовой»

Выставка

Музей после прихода в прошлом году Алисы Бирюковой на пост директора хочет несколько дистанцироваться от своего самого знаменитого владельца и готовит большой биографический проект про предыдущую владелицу Горок Зинаиду Морозову, жену могущественного капиталиста Саввы Морозова, в свое время прятавшего от властей лидера московских большевиков Николая Баумана и давшего деньги на строительство здания МХТ. «Пальмы и розы» — это первый заход на тему и идеальная летняя выставка, посвященная одной из главных страстей Морозовой, всю жизнь по заветам Belle Époque окружавшей себя цветами. Не только в известных на всю страну оранжереях, но и дома — показывают Врубеля, Коровина и Юона — во всем их цвету.

Музей-заповедник «Архангельское» 

<iframe src="https://www.google.com/maps/embed?pb=!1m18!1m12!1m3!1d20161.33966365664!2d37.2821548417886!3d55.79010113375019!2m3!1f0!2f0!3f0!3m2!1i1024!2i768!4f13.1!3m3!1m2!1s0x46b545cb96e6f3ed%3A0x944d112e599d0af5!2z0JDRgNGF0LDQvdCz0LXQu9GM0YHQutC-0LU!5e1!3m2!1sru!2sru!4v1690978910759!5m2!1sru!2sru" width="600" height="450" style="border:0;" allowfullscreen="" loading="lazy" referrerpolicy="no-referrer-when-downgrade"></iframe>

В усадьбу, в народе известную как «подмосковный Версаль», несмотря на пожары, Наполеона и многочисленные разорения владельцев, до нас ездили отдыхать и Пушкин, и Герцен, и Коровин, и Стравинский, и как минимум пять русских императоров. Главное имя в славной истории Архангельского, впрочем, — это Николай Юсупов, в свое время «заведовавший всем». Человек, который побывал директором Эрмитажа, директором Императорских театров и Оружейной палаты, за жизнь собрал выдающуюся коллекцию искусства, часть которой осела в Архангельском.

{"points":[{"id":1,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}},{"id":3,"properties":{"x":0,"y":10000,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}}],"steps":[{"id":2,"properties":{"duration":10000,"delay":0,"bezier":[],"ease":"Power0.easeNone","automatic_duration":true}}],"transform_origin":{"x":0.5,"y":0.5}}

«утопия и пауза» 

Выставка

Феликс Юсупов, последний владелец усадьбы Архангельское писал в мемуарах: «Хотел я превратить Архангельское в художественный центр. Сам дворец я превратил бы в музей, отведя несколько залов для выставок. Были это мечты, однако, неотступные. И строил я планы, и строил. Так что новое идеальное Архангельское стал видеть порой во сне. Я хотел сохранить Архангельское прекрасно-роскошным и, значит, не мог держать его для десятка счастливцев, но обязан был открыть возможно большему числу ценителей». Сегодня это делают под предводительством куратора направления «Современное искусство» в ВШЭ, коллекционера Пьера Кристиана-Броше, который знает, что современное искусство на фоне Тьеполо и Франсуа Буше из коллекции Николая Юсупова только расцветает, — и привез в усадьбу работы своих учеников.

{"width":1200,"column_width":75,"columns_n":16,"gutter":0,"line":40}
false
767
1300
false
true
true
{"mode":"page","transition_type":"slide","transition_direction":"horizontal","transition_look":"belt","slides_form":{}}
{"css":".editor {font-family: tautz; font-size: 16px; font-weight: 400; line-height: 21px;}"}