Темы
T

Хлоя Вайз: молодая и модная художница из Нью-Йорка

ТЕКСТ: Олег Баранов, Ольга Страховская

6 декабря в Майами стартовала финальная часть международной ярмарки искусства Art Basel, на которой взгляды прессы помимо прочего привлекла гигантская пудреница Chanel, наполненная лазаньей. Автор этой работы — Хлоя Вайз, которая прославилась в 2014-м сумкой Chanel в виде бейгла и с тех пор превратилась в героиню глянца и арт-изданий. Рассказываем, как уроженка Монреаля за несколько лет стала одной из самых востребованных и модных молодых художниц.

Четыре года назад модель, художница и начинающая актриса Индия Менуэз пришла на премьеру фэшн-фильма об аромате Chanel № 5 с сумкой в виде бейгла со сливочным сыром — и с логотипом Chanel.


Обозревательница New York Daily News тут же назвала ее statement piece, Glamour посчитал, что Менуэз уделала на вечеринке всех остальных знаменитостей (включая Анну Винтур, Поппи Делевинь и Лили Аллен), а канал MTV заявил, что еще никогда углеводы не выглядели так шикарно, и определил сумку в категорию must-have. «Короткометражка Chanel, снятая Базом Лурманом, и Жизель Бюндхен в сияющем мини-платье, — это, конечно, прекрасно. Но важнее вот что: там была СУМКА ШАНЕЛЬ В ВИДЕ БЕЙГЛА», — написал Racked, поставив в заголовок статьи риторический вопрос: «Где купить бейгл-клатч Chanel прямо сейчас?».

Сделать это было невозможно: сумку придумал вовсе не Карл Лагерфельд, а молодая канадская художница Хлоя Вайз, живущая в Нью-Йорке. «Это работа моей подруги, и когда меня позвали на мероприятие, а Chanel предложили меня одеть [в свой тотал-лук], я подумала: «Хех, надо замиксовать сюда булочку», — объяснила Менуэз. «Моя скульптура: Бейгл № 5. Уретан, масляная краска, найденная фурнитура. Это не Chanel, но я в восторге, что всех вас одурачила», — написала в твиттере довольная Вайз и прямо назвала это пранком. На все тот же вопрос, где купить эту сумку, художница ответила, что ее работы можно приобрести в галереях современного искусства или у нее напрямую — и пошутила, что в будущем, возможно, сделает «более доступную по цене коллаборацию с Dunkin’ Donuts».


Бейгл действительно оказался не единственным хлебобулочным изделием в серии работ Вайз. Начиная с 2013 года она «выпускала» сумки в виде вафель Moschino, сэндвичей Prada, багетов LV и оладий с кленовым сиропом — снова Chanel. По мнению самой художницы, хлеб — это такой же символ достатка, как и знаковые сумки. «В начале 2000-х (да в определенной степени и сейчас) эти сумки олицетворяли роскошь и статус и немедленно приносили своим обладателям популярность. Я хотела показать, насколько обожествление люксовых товаров в мире моды напоминает потребление в мире искусства. И дизайнерские вещи, и работы художников — это ценные статусные предметы, которые можно рассматривать как объекты культурного капитала», — объясняла создательница провокационной арт-коллекции. Она добавляла, что у нее самой есть сумки дорогих брендов — но в то же время признавалась в любви к подделкам под Louis Vuitton и Dior.

Как подмечает Вайз, искусство предлагает нечто большее, чем может дать «обычное» потребление, а именно — возможность уникального обладания. В собранной Вайз иллюзии ей принадлежит главная роль — и это не просто девушка с дизайнерским бейглом наперевес, а «та самая девушка». Художница одновременно играет эту роль — и является настоящей It-girl. О ней пишут L’Officiel и Dazed, Forbes включил ее в список 30 главных героев 2018 года моложе 30 лет в категории «мода и искусство», она дружит с дизайнерами и моделями, часто появляется на модных показах и активно ведет соцсети. Ее работы даже скептически называли «фигуративным искусством, созданным для инстаграма». «Настоящая лакмусовая бумажка — это Google. Если ее загуглить, там будут одни фотки с вечеринок», — сетовал анонимный арт-критик в комментарии New York Magazine.


Статуса по-настоящему модной молодой художницы Вайз умудрилась добиться за какие-то три года в Нью-Йорке. Она окончила университет в Монреале со степенью бакалавра искусств и устроилась ассистенткой нью-йоркского художника Тиби Нойшпиля — который тоже питает слабость к еде и, например, «печатает» портреты Гитлера на тостах. В 2015 году — вскоре после того, как о сумке-бейгле Вайз написали все модные американские издания, — у нее прошло несколько персональных выставок, и тоже как будто бы про еду. «Все они касались желания и потребления — сексуального, связанного с едой и вещами, — рассказывала художница журналу i-D. — Я изучаю, как они взаимосвязаны».

В рамках проекта Full Size Body, Erotic Literature художница расставила красочные скульптуры китайского фастфуда по залам, напоминающим Красный вигвам из «Твин Пикса». На стенах висели работы с «романтическими сюжетами» вроде красных роз в женских руках, а на «креветках» в «китайской лапше» были дорогие обручальные кольца. Так Вайз отреагировала на взлом базы данных агентства «внебрачных знакомств» Ashley Madison, где большинство женских анкет оказались поддельными. Художница объяснила, что китайская еда в еврейской среде, из которой она родом, — такой же способ обойти закон, как и сайт для измен.


На первой парижской выставке Вайз — Of False Beaches and Butter Money — были представлены картины на «молочную» тему. Художница переосмыслила богатую историю молочных продуктов в европейской культуре — от вермееровской «Молочницы» до современных рекламных образов, отмечая неоднозначное положение молочных продуктов в современном обществе. Это и символ материнства, и источник пугающей лактозы, и продукт животного происхождения, атакованный заместителями из сои и миндаля. «Хлоя Вайз — самая современная из всех современных художников?» — задавался по этому поводу вопросом Vogue.

Еще одна ее известная работа, Star of Larry David, — не что иное, как звезда Давида, выложенная из полосок обжаренного бекона. Выбор на роль «главного еврея» (сама Вайз регулярно напоминает о своем еврейском происхождении) легендарного американского комика и уроженца Бруклина Ларри Дэвида безошибочно указывает и на важнейшее для Вайз место действия — Нью-Йорк. Она пишет свои работы в просторной студии с огромными окнами в Ист-Виллидже и там же устраивает громкие вечеринки с героями своих картин (отчеты и о том и о другом регулярно появляются в ее инстаграме). А в видеорубрике Vogue о настоящих ньюйоркцах художница в числе любимых мест города называет продуктовые магазины и фермерские рынки.

Помимо очевидного упоения эстетикой и этикой еды, с современным брендом Нью-Йорка Вайз роднят и другие вещи. Она чрезвычайно продуктивна: работает и со скульптурой, и с живописью. Стиль ее картин наследует одновременно поп-арту и Джорджии О’Киф. Она пишет женщин разных этнических групп, типов внешности и рода занятий. Во многом следуя за современной фотографией, она играет с «врожденной» (на деле — сконструированной обществом) сексуальностью неодушевленных предметов. Фотография отвечает ей взаимностью — в предпоследнем выпуске журнала Novembre вышла модная съемка по мотивам работ Хлои Вайз, а до этого ее выставку для журнала художественно снял французский фэшн-фотограф Леонард Мешино.


Выставленная на Арт-Базеле в Майами гигантская пудреница, набитая лазаньей, уже не способна вызвать такой же резонанс, как и пресловутая сумка-бейгл, — но служит скорее подтверждением проделанного Вайз пути от удачливого пранкера до признанной художницы. Незадолго до этого в Женеве прошла выставка новых работ Вайз Coast Unclear Seeks Rained Parade — серия портретов ее друзей. На этих картинах практически отсутствуют бренды и другие статусные знаки: жанрово Вайз смещается в сторону бытового портрета, типичного для современных классиков вроде Алекса Каца или фотографа Вольфганга Тильманса.

Почти на всех портретах изображены и части других работ той же серии. Так Вайз подчеркивает личный характер этих сюжетов, на них — близкие ей люди, которые приходят к ней в студию. «Художница связывает свое творчество и личную жизнь, говорит о проницаемости границ между рабочим пространством и домом, размышляет о дружбе и интимности, — объясняли кураторы выставки. — Фактически мы видим политическую сторону художественного жеста. Вайз делится с нами своей реальностью — миром нью-йоркской художницы, которая выбирает предметы изображения по принципу принадлежности к одному поколению и культурному сообществу. По сути, всех их объединяет одно — дружба с Хлоей Вайз».

Лучшие материалы The Blueprint
в нашем канале на Яндекс.Дзен

{"width":1200,"column_width":111,"columns_n":10,"gutter":10,"line":40}
false
767
1300
false
true
{"mode":"page","transition_type":"slide","transition_direction":"horizontal","transition_look":"belt","slides_form":{}}
{"css":".editor {font-family: tautz; font-size: 16px; font-weight: 400; line-height: 21px;}"}