T

СТИЛЬ В ФИЛЬМЕ

«Дневник Бриджет Джонс»

10 сентября исполняется 60 лет Колину Ферту. В фильмографии знаменитого британца около сотни ролей, но не будет преувеличением сказать, что всенародную любовь ему принесла роль невозмутимого Марка Дарси, возлюбленного главной героини кинотрилогии про Бриджит Джонс. Рассказываем, как Марку и Бриджит удалось влюбить в себя публику и ввести в моду вещи, которые прежде оскорбляли всякий хороший вкус.

Герой Колина Ферта в «Дневнике Бриджит Джонс», благовоспитанный адвокат по правам человека Марк Дарси, появляется перед главной героиней (а заодно и перед зрителями) весьма эффектно. Сначала Бриджит видит его со спины — он одет в темно-зеленый свитер с высоким горлом, — затем мисс Джонс, заинтересованная, подходит ближе и пытается завести светскую беседу. В этот момент Марк оборачивается, камера (и взгляд Бриджит) опускается ниже, и... мы видим огромную карикатурную морду оленя с ветвистыми рогами и красным носом. Едва ли не самый асексуальный свитер в истории кино, герою, как позже выяснится, подарила мама. «Мы отмели множество вариантов дизайна, прежде чем остановились на том самом, — вспоминает режиссер Шэрон Магуайр. — Марк Дарси, когда мы знакомимся с ним вначале, кажется этаким типичным британским чопорным педантом. И чтобы снизить градус его напыщенности, нужно было что-то по-настоящему смешное. Изображения Санта-Клаусов, елок, снеговиков не давали такого эффекта. А этот не то лось, не то олень оказался в самый раз». Над выбранным принтом художникам по костюмам во главе с Рэйчел Флеминг (за шесть лет до того ее прославила работа над культовым фильмом Дэнни Бойла «На игле») тоже пришлось поработать — пока режиссер не одобрила размер рогов и идеальное — осоловевшее — выражение морды.

Старания не пропали даром. Сцена встречи двух главных героев получилась такой эффектной, что некоторые уверены: именно она породила моду на свитера со странноватыми принтами и вышивками. По крайней мере, в нулевых — первая часть трилогии про Бриджит Джонс вышла на экраны как раз в 2001-м — их перестали стыдиться. К середине десятилетия продажа «уродливых» свитеров стала отдельным бизнесом, а потом в дело включилась и серьезная фэшн-индустрия по обе стороны океана — от Stella McCartney до Ralph Lauren. В результате в наши дни ироничные, как их называет пресса, свитера есть в коллекциях Gucci и Isabel Marant, а некоторые бренды и вовсе специализируются исключительно на ugly sweaters. Человек в «уродливом» рождественском свитере воспринимается уже не как гик и недотепа, а как модник, не чуждый самоиронии. Ведь, в конце концов, и сам Марк Дарси в итоге оказался весьма достойным персонажем — бесконечно порядочным и безупречно элегантным.

Последнее, впрочем, вовсе не удивительно. У современного мистера Дарси есть прототип из классической литературы — тезка из романа Джейн Остин «Гордость и предубеждение». Тезка он, правда, неполный — «настоящего» Дарси зовут Фицуильям, имя куда более труднопроизносимое для читателей и зрителей рубежа ХХ—ХХI веков. Общего у двух Дарси тем не менее немало: оба привлекательные, неприступные, холодноватые и немного саркастичные. И Бриджит Джонс, и Элизабет Беннет у Остин — обе сперва испытывают к своим Дарси неприкрытую неприязнь, которая по ходу сюжета выливается практически во вражду, чтобы ближе к финалу оказаться любовью.

Писательница Хелен Филдинг, по чьим книгам были поставлены две части кинотрилогии про Бриджит, никогда не скрывала, что самый первый роман о тридцатилетней британке в отчаянном поиске любви был своего рода оммажем знаменитому произведению Джейн Остин. В интервью Филдинг признавалась, что использовала сюжетную канву «Гордости...», чтобы превратить в цельную историю серию колонок, которые она писала с 1995 по 1996 год для The Independent — и которые издатель затем предложил трансформировать в роман. В «Дневнике Бриджит Джонс» спрятано несколько забавных «пасхалок» (кроме, собственно, фамилии главного мужского персонажа): например, героиня работает в издательстве «Пемберли», а у Остин мистер Дарси живет в поместье с таким же названием. Конфликт между Дарси и другим мужским персонажем, вертопрахом Уикхемом, в романе похож на конфликт между героями Колина Ферта и Хью Гранта в фильме.

Но, разумеется, именно тот факт, что Ферту предложили исполнить роль Марка Дарси в экранизации «Бриджит Джонс», стал самой остроумной отсылкой к классике: в 1995-м он сыграл Дарси в телевизионной адаптации «Гордости и предубеждения». Правда, как признавался потом сам актер, на роль возлюбленного Бриджит Джонс он согласился далеко не сразу — в конце концов, сколько можно? Да и вообще поначалу роль нового Дарси показалась Ферту довольно бессодержательной: «Я не понимал, как буду играть парня, который по большому счету ничего не делает. Он просто все время стоит, хмурится и притворяется высокомерным. Я подумал, что, конечно, могу исполнить такую роль, но кому она будет интересна?» Довольно скоро, впрочем, актер изменил точку зрения: и в этом ему помог анализ «первоисточника» — то есть романа Джейн Остин. «Думаю, Остин не ставила себе задачей описывать, о чем мужчины думают, — рассуждает Ферт. — Ее мужские персонажи представляют собой лишь образы, чье внутреннее содержание как бы скрыто от окружающих. И я сказал себе: «Что если он [Марк Дарси] на самом деле очень темпераментный, страстный, даже разнузданный — но просто никогда этого не показывает? А вся эта так называемая невозмутимость — не более чем маска?» Ход сработал: роль в «Бриджит Джонс» не только стала одной из самых известных в фильмографии Колина Ферта, но и принесла ему номинацию на премию BAFTA.

Художница по костюмам Рэйчел Флеминг подбирала гардероб Марка вполне в духе теории, которую выдвинул Ферт: заковала Дарси в элегантность, как в броню, или заточила в нее, как в темницу. Большую часть экранного времени он одет как и подобает английскому джентльмену: безупречно скроенные деловые костюмы (наверняка с Сэвил-Роу), галстуки и белые сорочки. Даже на лодке по озеру в выходной мистер Дарси катается в брюках и темно-синем свитере поверх белоснежной рубашки. Изменяет привычному образу он лишь дважды, в сцене знакомства с Бриджит и ближе к финалу — когда героиня приезжает на вечеринку в честь годовщины свадьбы родителей Марка. Там Дарси внезапно появляется в ярко-красном галстуке со снеговиками. Правда, «демоны» и «внутренние страсти» тут, скорее всего, ни при чем — безупречный сын Марк боится обидеть маму с ее странными рождественскими подарками.


Как предписывают законы драматургии, возлюбленный главного героя — или героини — обычно оказывается его же — или ее — главным антагонистом. «Бриджит Джонс» — одно из самых наглядных тому подтверждений. Сама Бриджит — полная противоположность Марка. Непосредственная, искренняя, веселая, эмоциональная — свои «внутренние страсти» она даже не пытается скрывать. А если и пытается, то непременно попадает впросак. В том числе за это — за то, что она не стесняется быть «такой, какая есть» — весь мир и влюбился в мисс Джонс с первого взгляда (первая часть кинотрилогии собрала в мировом прокате почти 300 миллионов долларов при бюджете в 25 миллионов, а Рене Зеллвегер получила за роль Бриджит номинацию на «Оскар» как лучшая актриса — большая редкость для ромкома). До этого женским персонажам в кино предписывалось быть либо романтическими принцессами, либо непобедимыми амазонками вроде Лары Крофт — но уж точно не забавными недотепами. Правда, за три года до выхода на экраны «Бриджит Джонс» в Америке уже стартовал «Секс в большом городе» — сериал, чьим создателям тоже вполне удалось показать реальных женщин с реальными проблемами. Но на фоне Бриджит Кэрри Брэдшоу и ее подруги кажутся чересчур «гламурными».

Героиня, придуманная Хелен Филдинг, не следит за модными трендами, а ее манера одеваться вообще далека от конвенциональных представлений о «хорошем вкусе». Бриджит обожает розовый, стразы, полупрозрачное, обтягивающие топы и ультракороткие юбки. И даже на этом фоне у нее случаются эффектные «модные провалы». В сцене знакомства с Дарси она, например, появляется в костюме из жилета и длинной юбки с пестрым цветочным узором, который сама же сравнивает с ковровой дорожкой. В другой раз Джонс приезжает на обед к друзьям родителей в костюме «зайчика» — то есть в обтягивающем боди c декольте и с украшением в виде заячьих ушей на голове (Бриджит забыли предупредить, что запланированный маскарад отменяется). Но что бы вы думали? Тот самый костюм быстро стал одним из самых узнаваемых в поп-культуре.

Но, пожалуй, самым запоминающимся «модным» моментом мисс Джонс стала полуэротическая сцена с героем Хью Гранта — Дэниелом Кливером. В разгар свидания Дэниел пытается снять с Бриджит платье и обнаруживает под ним гигантские бежевые утягивающие трусы — героиня надела их на вечеринку с коллегами, не ожидая, что она закончится дома у босса (да, это был 2001 год, и о движении Me Too еще никто не имел ни малейшего понятия). Сработал тот же эффект, что и в случае с «уродливым» свитером Марка: в заведомо «непрезентабельную» вещь публика влюбилась так же пылко, как в саму Джонс. Носить безразмерные трусы стало не стыдно — так же как любить джемперы с оленьими мордами. Только в универмаге Debenhams продажи утягивающего белья в нулевые выросли на 200%. А по запросу bridget jones pants Google даже сегодня выдает почти 3 миллиона ссылок — несколько десятков из них на мемы.


Возможно, все дело в том, что зрительницы поняли: не обязательно быть femme fatale в черных кружевных стрингах, чтобы заполучить сразу двух бойфрендов, один из которых — хорош как Хью Грант, а второй — вылитый персонаж Джейн Остин.



Лучшие материалы The Blueprint
в нашем канале на Яндекс.Дзен

{"width":1200,"column_width":75,"columns_n":16,"gutter":0,"line":40}
false
767
1300
false
true
true
{"mode":"page","transition_type":"slide","transition_direction":"horizontal","transition_look":"belt","slides_form":{}}
{"css":".editor {font-family: tautz; font-size: 16px; font-weight: 400; line-height: 21px;}"}