T

Лучшие фильмы Венецианского фестиваля

Закончился Венецианский фестиваль — 2020, кажется, вернувший, наконец, оживление в сферу авторского кино. Полгода все смотрели только сериалы и Netflix, но теперь вновь появилась надежда на то, что и художественно значимые фильмы опять начнут собирать кинозалы. Вот пять лучших фильмов Мостры этого года.


 


№1

«Снега больше не будет»

Без призов

реж. Малгожата Шумовская / пока без даты релиза в России

Удивительный, ни на что не похожий, преисполненный какой-то шаманской магии фильм о массажисте украинского происхождения по имени Женя (Алек Утгофф, его все хорошо помнят по сериалу «Очень странные дела», но здесь у него однозначно лучшая роль), который невесть откуда приезжает в Польшу и устраивается на работу в частный поселок. Это странное место, покупной рай на земле, представляется как эдакая модель Западной Европы, в которую очень хочет превратиться Восточная. То есть «Снега больше не будет» — еще и отчасти политическое кино, оно заканчивается титром о том, что, согласно исследованиям ученых, последний снегопад случится над Старым Светом уже в 2025 году — все из-за глобального потепления. Но экологического пафоса в фильме немного, куда больше в этой загадочной картине рефлексии по поводу того, что из жизни скоро пропадет всевозможное волшебство. Главный герой — воплощение этого волшебства: кроме своих сеансов, Женя предлагает бедовым, погрязшим в рутине клиентам, которым он приносит в дом немного гармонии, уюта и взаимопонимания, еще и сеансы гипноза — в забытье заплутавшие богачи оказываются в таинственном лесу. В общем, этот фильм, пусть и поражает любого чувствующего человека почти мгновенно, был обречен на непонимание, но зато претендует на будущий культовый статус.

№2

«Части женщины»

Кубок Вольпи за лучшую женскую роль

реж. Реж. Корнель Мундруцо, Катя Вебер / Netflix купил права на этот фильм и выпустит его в 2020 или в начале 2021

Трепетное кино о смерти любви, семьи, ребенка и попытке жить дальше. Ванесса Кирби играет беременную девушку, у которой случается выкидыш в самой страшной, возможно, сцене 2020 года — получасовой сцене родов, снятой одним кадром без склеек. Все заканчивается плохо, но Кирби не плещет эмоциями во все стороны, суть ее роли, лучшей на всем Венецианском фестивале, заключается как раз в попытке родить эту самую эмоцию, поскольку после смерти первенца она запирается внутри себя и проходит через стадии принятия горя, но не напоказ — мы видим это только по ее глазам. На эту тему снимают мало, потому что сложно сказать об этом жизненном ужасе что-то утешительное, но венгерскому режиссеру Корнелу Мундруцо, который снял этот фильм вместе со своей девушкой, сценаристкой Катей Вебер, это удалось, и, кажется, потому, что этой паре самой пришлось пройти через то же самое. Напрямую они об этом в интервью не говорят (наверняка это слишком тяжело для них самих), но намекают в пресс-материалах. Самое же удивительное, что и фильму, и его героине удается не замкнуться в себе — Кирби выдает пронзительный монолог на суде против акушерки, из-за действий которой и умерло ее дитя, а картина развивается в нежно-поэтическом ключе. Шайя ЛаБаф (он тут играет мужа Кирби) достраивает мост где-то в Бостоне, который символизирует возвращение героев в норму, а протагонистка дома проращивает семена яблок, будто пытаясь вернуть жизнь в свой мир.

№3

«Земля кочевников»

Золотой лев

реж. Хлоя Чжао / пока без даты релиза в России

Лучший, по мнению жюри, фильм основного конкурса — снова американский. Ранее здесь же, в Венеции, побеждала «Форма воды» и «Джокер». Доминирование США в фестивальном мире продолжается картиной, которая воплощает в себе всю суть культуры Нового Света, когда-то зарожденного искателями и авантюристами. Главная героиня Фрэн, попросту гениально сыгранная дважды оскаровской лауреаткой Фрэнсис МакДорманд, путешествует весь фильм в своем убитом автодоме по отдаленным уголкам Америки. У нее нет ни родных, ни крова, ни средств к существованию, но этот фильм вовсе не преисполнен тоски — скорее наоборот, благородной меланхолии и подлинной силы духа. По дороге из ниоткуда в никуда Фрэн встретит других таких же скитальцев: смертельно больную нонконформистку, собирающую камни; основателя целой полуфилософской школы кемперов; живучую старушку по имени Линда Мэй. Многие роли в фильме сыграны непрофессиональными актерами, и МакДорманд почти весь фильм импровизирует. Картина встает в один ряд с классикой роуд-муви, с фильмами «Беспечный ездок» (разве что в «Земле кочевников» нет присущей Деннису Хопперу психоделии) и «Полуночный ковбой».

№4

«Дорогие товарищи!»

Специальный приз жюри

реж. Андрей Кончаловский / дата российской премьеры: ноябрь 2020




Возможно, лучший фильм Андрея Кончаловского — четкая, взвешенная, безукоризненно точная историческая драма о событиях в Новочеркасске 1962 года, где советские солдаты стреляли на поражение в советских рабочих. Мы видим этот, казалось бы, незначительный, но на самом деле очень симптоматичный, долгое время засекреченный эпизод советской истории глазами местной партработницы (Юлия Высоцкая, это, опять же, лучшая ее роль в жизни), которая в пылу баталии граждан и государства теряет свою дочь-тинейджера, после чего разыскивает ее тело. Повседневная жуть существования в полицейской стране, которая на словах и в конституции гарантирует людям их права, а на деле подавляет всякое инакомыслие, здесь зафиксирована как никогда четко. Тем удивительнее, что эту картину снял именно Кончаловский, который явно с большим теплом относится к режиму постсоветскому. Впрочем, не так важно, что имел в виду автор, важно, что увидели в фильме зрители. Как писал Андрей Дементьев: «Пусть другой гениально играет на флейте, но еще гениальнее слушали вы».

№5

«Солнечные дети»

Без призов от основного жюри

реж. Маджид Маджиди / пока без даты релиза в России



Самый зрительский фильм венецианского конкурса — бойкая, энергичная, ни разу не депрессивная трагикомедия об иранских детях, оставшихся без родительского надзора, и о бесплатной школе, в которой они учатся. Удивительная игра юных актеров, которые ни разу не фальшивят, быстрый темп повествования, которому позавидовал бы и Гай Ричи, удивительные сюжетные линии — в одной из них главный герой копает гигантскую траншею под школой, чтобы добраться до клада, которым оказывается пакет с кокаином. Иранское кино вновь подтвердило свои претензии на верховенство в фестивальной иерархии. Вообще так называемая иранская новая волна (так критики обозначили кинобум в этой стране, начавшийся пару десятков лет назад) — это часть одной из самых прекрасных национальных кинематографий на планете, Маджид Маджиди — важный деятель этой волны, «Солнечные дети» — чуть ли не лучшая его картина, поэтому стоит однажды разыскать ее на одном из российских фестивалей, если уж ее по недосмотру прокатчиков не возьмут в прокат.



Бонус-трек:

еще три замечательных фильма Венецианского фестиваля

«Конференция» 
 
реж. Иван И. Твердовский

Первое киноосмысление совсем недавней российской национальной травмы, теракта в театральном центре на Дубровке, в результате которого погибло много простых посетителей мюзикла «Норд-Ост». Молодой режиссер Иван И. Твердовский (это, впрочем, уже четвертый его полный метр) обходится вовсе без буквальной реконструкции событий — здесь о своих впечатлениях рассказывают профессиональные актеры, а сценарий основан на воспоминаниях выживших заложников.

«Безумный, но не псих»  

реж. Алекс Гибни

Упоительный «док» об ученой-психиаторке, которая десятилетиями исследовала синдром множественных личностей у маньяков и убийц. В процессе мы понимаем, что сама героиня — очень странная особа, пытающаяся объяснить хотя бы для себя свою тягу к этим преступникам. Скоро выйдет в одном из российских онлайн-кинотеатров.

«Мейнстрим»  

реж. 
Джиа Коппола

Остроумная комедия о поколенческом сдвиге и новых идолах. Эндрю Гарфилд играет харизматичного видеоблогера, который становится всенародно известен и превращается в мессию для миллениалов. Выйдет в прокат в 2021 году.

Лучшие материалы The Blueprint
в нашем канале на Яндекс.Дзен

{"width":1200,"column_width":120,"columns_n":10,"gutter":0,"line":40}
false
767
1300
false
true
true
{"mode":"page","transition_type":"slide","transition_direction":"horizontal","transition_look":"belt","slides_form":{}}
{"css":".editor {font-family: tautz; font-size: 16px; font-weight: 400; line-height: 21px;}"}