Blueprint
T

Невольный Навальный

Сегодня ночью на «Санденсе» показали документальный фильм «Навальный» режиссера Дэниела Роэра, снятый по заказу стримингового сервиса HBO Max и компании CNN Films. The Blueprint посмотрел «Навального» и рассказывает, как создавался этот фильм, и почему его выход сейчас — это дело первой политической необходимости.

«Конечно, я стал параноиком. Помню момент, когда в разгар съемок я улетел домой в Канаду на несколько дней. Я был в своей квартирке в Торонто и весь день переносил с жесткого диска отснятый материал. В какой-то момент я отправился на пробежку, и вот в пяти кварталах от дома я вдруг подумал: „Все жесткие диски сейчас в квартире. Что, если люди из российского посольства следят за мной и знают, что я сейчас не в квартире , а на пробежке“. По спине побежал холодный пот и я рванул обратно домой. Но вообще очень тяжело чего-то бояться, когда находишься рядом с одним из самых смелых людей на планете» — на днях сказал в интервью The Hollywood Reporter режиссер фильма Дэниел Роэр.


Его фильм про отравление Алексея Навального и дальнейшее расследование этого дела, которое сам политик проводил вместе с журналистом Христо Грозевым (который также занимался расследованием дела об отравлении бывшего сотрудника ГРУ Сергея Скрипаля), отечественному зрителю едва ли расскажет что-то новое. Однако для англоязычной публики «Навальный», очевидно, станет «дорожной картой» событий, происходивших осенью 2020 года. Не говоря уже о том, что «Навальный» — это первый подход документалистов к политику, который стремится максимально успешно контролировать собственный публичный образ.


28-летний Роэр познакомился с Навальным благодаря журналисту Христо Грозеву (с ним он работал над совместным проектом в Украине). Вместе с Христо он в ноябре 2020 года прилетел в Германию, где Навальный проходил реабилитацию после покушения на свою жизнь. Роэр приступил к работе над фильмом уже следующий день после первой встречи и снимал Навального, его семью и команду вплоть до января 2021 года, когда тот вернулся в Москву. На момент окончания съемок у Роэра находилось около 500 часов отснятого материала.


«Позже я узнал, что, когда Алексей Навальный вышел из комы, у него было две идеи — снять фильм про дворец Владимира Путина и документальный про себя. Большой голливудский проект» — продолжает Роэр. — «Навальный шутил — «Нам нужен новый „Король тигров“». Нового «Короля тигров» не вышло, хотя фактура для этого, как выяснилось позже, была более чем подходящая — дикая история о том, как оппозиционный политик, представившись чужим именем, звонит по телефону людям, которых подозревает в покушении на свою жизнь, и неожиданно получает детальное описание произошедшего, которое подтверждает его теорию о том, что в покушении были задействованы власти страны. Но Роэр сознательно избегает сенсационной интонации и предпочитает, чтобы история говорила сама за себя — чтобы эффект от нее становится еще более оглушительным и страшным (и, судя по первым зарубежным отзывам на «Навального» это ему более чем, удалось).


В неменьшей степени Роэра, разумеется, интересует и сама фигура Навального — как и из чего складывается его публичный образ. Здесь речь тоже не идет о каких-то сенсационных личных откровениях (главный герой все-таки политик), но, благодаря тому, что его впервые так долго снимает не его команда, а сторонний человек, некоторые вещи, благодаря которым он стал собой, подсвечиваются с новой силой. Брошенное в сторону «Он снимает фильм на тот случай, если я умру», подготовка роликов в Tik Tok, в процессе которой оказывается, что 45-летний политик разбирается в нем лучше подростков, «Рик и Морти», которых он смотрит вместе с женой Юлией в самолете в Москву.


Все те маленькие и часто смешные вещи (фильм вообще поражает вслед за своим главным героем своей какой-то не смотря ни на что оптимистичной и деятельной интонацией), из которых состоит повседневность любого человека, а не, казалось бы, оппозиционного политика — все то, что в итоге и делает его таким привлекательным и, в конечном счете, эффективным. Как и фильм, который выходит в тот момент, когда его главный герой сидит в тюрьме, и, скорее всего, ожидает новых сроков.


По правилам российского законодательства мы обязаны уведомить, что связанные с Алексеем Навальным Фонд борьбы с коррупцией (ФБК) и Фонд защиты прав граждан (ФЗПГ) ликвидированы или их деятельность запрещена.

{"width":1200,"column_width":75,"columns_n":16,"gutter":0,"line":40}
false
767
1300
false
true
true
[object Object]
{"mode":"page","transition_type":"slide","transition_direction":"horizontal","transition_look":"belt","slides_form":{}}
{"css":".editor {font-family: tautz; font-size: 16px; font-weight: 400; line-height: 21px;}"}