T

Свобода, плоскость, слово: из чего состоит мир художника Эрика Булатова


ТЕКСТ: Марина Анциперова


Гигантская роспись «Свобода» в «Ельцин-центре» стала не только фоном для показа Гоши Рубчинского, но и референсом для нескольких образов коллекции. Краткий гид по миру одного из самых важных советских художников — в нашем материале.

Свобода

гоша рубчинский, осень–зима 2018

Зал «Ельцин-центра», где проходил показ Гоши Рубчинского,  украшает огромная роспись по мотивам картины Эрика Булатова со словом «Свобода», которое прорывается через облака. Этот зал как раз носит название Зала свободы, и выбор художника для него был не случаен: у Эрика Булатова до того была серия картин с этим словом — в различных вариациях, чаще всего с повторяющимся лозунгом «Свобода есть». В зале «Ельцин-центра» же одно-единственное слово «Свобода», по замыслу художника, прорывается из мира фальшивых лозунгов сквозь поверхность туда, где есть свобода подлинная. Свободу Эрик Булатов понимал в том, чтобы выйти за пределы — картины или общества: в социальном пространстве, по его мнению, свободы нет и не может быть.



Эрик Булатов. Свобода есть свобода, 1997

плоскость

Все картины Эрика Булатова устроены по одному принципу: в них есть плоскость (чаще всего на этой плоскости размещено слово) и пространство позади нее или впереди. Это слово либо не пускает зрителя в картину, предельно утрируя, мешает ему мысленно присоединиться к ее персонажам (как, например, в картине «Опасность», где по периметру идиллического пикника это слово написано четырежды) — либо, напротив, выступает как бы связующим звеном между зрителем и картиной.





Эрик Булатов. Джоконда. Лувр, 2006

Эрик Булатов. Русский XX век. 1990

Эрик Булатов. добро пожаловать, 1973–1974

Эрик Булатов. Слава КПСС, 1975


Картины Эрика Булатова могут показаться ироничными, могут напоминать советские плакаты или быть рассмотрены как транспаранты для идей, но для художника политический смысл в них всегда был вторичным. Главное для художника — именно размышление о сути живописи и будущем картины. Фундаментальная проблема живописи заключается в том, что трехмерное пространство нужно изобразить на плоскости картины, и Эрик Булатов решил, что не обязательно противопоставлять пространство и плоскость: можно столкнуть их друг с другом на холсте, и конфликт между словом и изображением будет отражать — по мнению художника — его время. Так, по собственным воспоминаниям, все усилия Эрика Булатова, пока он писал одну из своих самых знаменитых работ, «Слава КПСС», состояли только в одном — «добиться того, чтобы эти красные буквы не прилипали к облакам, чтобы между ними было расстояние, дистанция, и это мы должны были понимать не умом, а просто ощущать». Небо и буквы должны как бы противостоять другу другу — потому что буквы закрывают небо, не позволяют нам туда попасть. Точно так же во всех других моих картинах есть противостояние пространства и плоскости, это центральный принцип работы художника.






Эрик Булатов. горизонт, 1971–1972


Эрик Булатов. автопортрет, 2011


слово

На его картинах часто повторяются слова: для Булатова важен контакт с человеком, который смотрит на его картину, и слово тут становится как бы связующим звеном между ними. Слово, которое Булатов говорит, как будто повисает в воздухе, как раз на плоскости картины. И оно движется в пространстве — в отличие от советского слова, которое было прикреплено к плоскости. Тот же контакт картины со зрителем развивается и в его поздних работах — толпе, что скрывает от зрителя Джоконду, или круговой инсталляции из больших букв «Вперед», которые как будто вышли с его картины в реальное пространство, но живут по тем же самым законам.

В современной моде случился резкий разлом между старой школой с ее сложной концепцией и более взрослой аудиторией — и молодыми, для которых важно, о чем их одежда говорит: о феминизме, политике, этике. Неудивительно, что Гоша Рубчинский вдохновляется работами Эрика Булатова — в которых слово преобладает над традиционным кроем картины.


Эрик Булатов. живу—вижу II, 1999

Эрик Булатов. небосвод—небосклон, 2001

Эрик Булатов. Тучи растут, 2007

Эрик Булатов. ВПЕРЕД, 2016 

{"width":1200,"column_width":102,"columns_n":10,"gutter":20,"line":40}
false
767
1300
false
true
{"mode":"page","transition_type":"slide","transition_direction":"horizontal","transition_look":"belt","slides_form":{}}
{"css":".editor {font-family: tautz; font-size: 16px; font-weight: 400; line-height: 21px;}"}