T

Секреты успеваемости Александра Щуренкова

За последние три года журналист и художник Александр Щуренков успел показать выставку в Нью-Йорке, принять участие в мастерской Гормли, издать книгу — параллельно работая сразу в двух крупных компаниях. О том, как совмещать работу и творчество, а также работу, работу и другую работу, он поговорил с Александром Бланарем.

Александр Щуренков — человек, который успевает все одновременно. Прежде всего речь о медиа — Александр издатель Simple Wine News и со-главный редактор сразу двух проектов «с твердым знаком» — приложений «Коммерсантъ Арт» и «Коммерсантъ Инициативы», кроме того, он ведет самый популярный отечественный telegram-канал об искусстве ArtFragment (14 тыс. подписчиков). А еще он консультировал запуск MAN Elle, выпустил вместе с галеристом Сергеем Гущиным книгу «Как понимать современное искусство и перестать его бояться», ведет заседания Fragment art club и успевает заниматься собственным искусством: за последние четыре года принял участие в 14 выставках и двух резиденциях, в том числе в High House Studio в английском НорФолке под руководством легендарного скульптора Энтони Гормли. А в марте в музее «Гараж» откроется групповая выставка «Выбирая дистанцию: спекуляции, фейки, прогнозы в эпоху коронацена», в которой примет участие и Александр.

Ты медиаменеджер или художник?

В России принято считать, что быть медиаменеджером и художником одновременно невозможно. Наличие работы у художника считается как будто черной меткой: все думают, что в этом случае он несерьезно относится к искусству. Я этого не понимаю. Первое время я даже пытался открещиваться от своего прошлого в медиа, но сейчас понял, что это нужно просто признать как данность. Ничего плохого в этом нет.



Плохого нет, но не очень понятно, как это все разделять?

Я очень четко разделяю рабочее время и точно знаю, когда нужно уделять внимание одному или другому. В офисе я сосредоточен на работе, наедине с собой — когда еду в офис или смотрю фильмы — думаю об искусстве. Моя мастерская — в голове и в телефоне, где я обычно храню эскизы и наброски работ. Кто-то использует блокноты, скетчбуки для сбора и хранения информации, я — телефон, фотографии в котором становятся для меня отправной точкой, из которой может вырасти целый проект.



Например?

У меня в телефоне было накоплено довольно много изображений мусора и свалок. В какой-то момент в Эрмитаже я обратил внимание на флорентийскую столешницу XVI века, сделанную в технике маркетри (мозаика из камня. — Прим. The Blueprint). В результате я сделал digital-коллажи, в которые на место каменных кусочков поместил фотографии разных стихийных свалок. Получился проект не про потребление, а ручной труд, поскольку мраморные столешницы в Европе в то время как раз представляли собой вершину декоративно-прикладного искусства и мастерства человека, этой же вершиной человеческой деятельности в какой-то мере можно считать и современные свалки.

Цугцванг, 2018, галерея Fragment

Искусство, особенно если вспоминать времена ярмарок, биеннале и так далее, отнимает много времени и сил. Как ты все успеваешь?

Я не успеваю. Всегда хочется сделать в десять, в двадцать раз больше. Но совершенно точно не стоит себя загонять, взваливать на себя неподъемный груз. Очень важно просто найти и прочувствовать свой, комфортный ритм жизни.



Сады Эдема, галерея Fragment, 2020

То есть тебе комфортно?

Чем больше у меня дел, тем проще рациональнее расходовать время. Я люблю активный образ жизни и не переношу рутины: стараюсь успевать и постоянно общаться с разными людьми, и в спортзал ходить, и при этом высыпаться. Еще в школе я ходил на всевозможные курсы, факультативы, занимался спортом, и при этом у меня оставалось свободное время, которое я не знал, на что потратить. Чем больше на меня сваливается задач, тем более живым я себя чувствую.

Резиденция в Зальцбурге, 2017

А как ты стал художником?

Папа постоянно писал, поэтому с детства меня окружали краски и книги по искусству. Когда я учился в университете, то работал графическим дизайнером и только потом пришел в GQ редактором в отдел моды. Я всегда очень любил и дизайн, и искусство, постоянно придумывал какие-то концепции и проекты. Искусство — это такая зарядка для ума, которая мне, как математику по образованию, всегда необходима.


Когда я понял, что хочу заниматься искусством серьезно, то решил этому учиться. В 2017 году я окончил ИПСИ (Институт современного искусства Иосифа Бакштейна) и тогда же начал выставлять свои первые работы. До этого я никому не показывал свои наработки и рисунки. Теперь я могу сказать, что, чем раньше начинаешь показывать, тем лучше. Хотя и работу в стол нельзя назвать совсем уж бесполезной: все эти бесконечные эскизы, наброски помогают набивать руку, развивать творческое мышление. И здесь опять-таки нужно не бояться браться за сложные работы, экспериментировать, делать максимально большое количество проектов, которые просто кажутся интересными.


Чем больше всего перепробуешь, тем скорее найдешь свой стиль, свое направление в искусстве, в котором тебе комфортно работать.

В будущем ты видишь себя именно художником?

Если мы говорим о рубеже в пять-десять лет, то да. У меня довольно неплохо прошла в Нью-Йорке выставка Ones it happened, backfired в Vacation Gallery в 2018 году (ее упомянул ARTNews и еще пара профильных изданий). В этом году там же должен был стартовать еще один мой проект, однако на данный момент он перенесен из-за пандемии.



Мастерская в Норфолке (High House Residence, 2019)

Мастерская в Норфолке (High House Residence, 2019)

Серия Because of you, 2016-17

Можно сказать, что ты построил карьеру в медиа, потому что боялся стать художником?



Редактор и художник во мне — два абсолютно разных человека. Это две разные жизни, при этом неразрывно связанные между собой. Мне кажется, что мне вполне удается совмещать постоянную работу по будням и жизнь художника.


В сфере медиа я профессионал и честно зарабатываю себе на жизнь. В искусстве же я еще не достиг вершины и постоянно учусь. Если в медиа я точно знаю, чего хочет аудитория, то в искусстве я могу почувствовать себя более свободным. Сегодня — глина, завтра — инсталляции. Не пойдет одно — попробую другое. В профессиональной сфере каждый ход должен быть просчитан или оправдан, в искусстве у меня такого нет.


Востребованность в медиа позволяет мне не слишком много думать о том, за сколько продаются мои художественные работы. Пока я могу зарабатывать себе на жизнь чем-то другим, я хочу максимально развить себя как художника и стараюсь больше экспериментировать.

Ты ведешь ежедневник?

Я записываю все в телефоне, потому что иначе просто могу забыть. Однако тайм-менеджмента по минутам у меня нет. Чтобы продуктивно работать, мне нужно постоянно переключаться с одной задачи на другую.



И как при этом графике не сойти с ума?

Спорт утром и бокал хорошего вина вечером.

Звучит почти как рецепт счастья.

Я на самом деле исключительно счастливый человек, потому что всю свою сознательную жизнь я занимаюсь только тем, что мне нравится. Я никогда не возьмусь за проект, про который заведомо знаю, что не смогу сделать лучше. Не буду делать то, во что я не верю. И это касается не только работы.

Лучшие материалы The Blueprint
в нашем канале на Яндекс.Дзен

{"width":1200,"column_width":90,"columns_n":12,"gutter":10,"line":40}
false
767
1300
false
true
true
{"mode":"page","transition_type":"slide","transition_direction":"horizontal","transition_look":"belt","slides_form":{}}
{"css":".editor {font-family: tautz; font-size: 16px; font-weight: 400; line-height: 21px;}"}