T

Одри Хепберн от А до Я

4 мая исполняется 90 лет со дня рождения Одри Хепберн. За свою карьеру она успела сыграть в театре и кино, стать примером для подражания и признанной иконой стиля. Благодаря ей вошли в моду балетки, узкие брюки и — отчасти — массивные темные очки. Впрочем, Одри — это не только кино и мода. Огромную роль в ее жизни сыграла Вторая мировая война, а в 1980-е годы она всерьез начала заниматься благотворительностью.

Д

А

Б

Е

В

Г

Ж

З

И

К

Я

Л

М

О

Э

П

Ш

Р

Ч

Ф

У

Т

С

Х

А

Анна Франк


Одри родилась в Бельгии, но детство провела в голландском городке Арнем, куда переехала с матерью после развода родителей. Эти годы пришлись на время Второй мировой войны и период оккупации Нидерландов нацистами. Воспоминания о войне всегда были для актрисы болезненными: она пережила сильный голод, каждый день серьезно опасалась за свою жизнь и жизнь родных — ее дядю Отто расстреляли за неповиновение режиму. В 1959 году режиссер и продюсер Джордж Стивенс предложил Одри сыграть главную роль в экранизации знаменитого «Дневника Анны Франк». Темноволосая и худенькая, Хепберн вполне подошла бы на эту роль. Кандидатуру одобрил и отец Анны Отто — с ним Одри встречалась лично. Однако в конце концов от роли она отказалась, объяснив это тем, что принимает историю погибшей еврейской девочки слишком близко к сердцу: «Я вновь была так этим раздавлена, что сказала, что не смогу с собой справиться, — объяснила актриса. — Все это будто случилось с моей маленькой сестрой… Она и была в каком-то смысле моей сестрой».

Б

Балетки


Одри была одной из тех, кто популяризировал одну из знаковых для ХХ столетия моделей женской обуви. В детстве и ранней юности она серьезно занималась балетом, поэтому в обуви, напоминающей пуанты, чувствовала себя более чем комфортно. Этим пользовались многие фотографы и режиссеры. В балетках Хепберн появляется в «Римских каникулах», «Сабрине» и «Забавной мордашке». Туфли на плоской подошве (балетки и лоферы, часто Tod's) она нередко носила и в повседневной жизни — и снималась в них для журналов и промо. Ни шпильки, ни высокие каблуки актриса не любила.

В

Вуаль


Криминальная комедия «Как украсть миллион», где партнером Одри был Питер О’Тул, стала очередным взаимным признанием в любви Хепберн и Юбера де Живанши. Для героини Одри Николь Юбер создал несколько десятков роскошных нарядов, в их числе — вуаль из черного кружева. Этот предмет стал одним из символов фильма. Как черное платье с открытой спиной — символом «Завтрака у Тиффани». А черное кружево так и осталось одной из важных составляющих ДНК дома Givenchy, его часто использовал в своих коллекциях Рикардо Тиши.

Г

Губная помада


Яркую помаду Одри носила редко (хотя в юности ее иногда можно было увидеть с губами, накрашенными темно-красным), куда чаще — нюдовую и бледно-розовую. Одна из самых запоминающихся сцен в «Завтраке у Тиффани» — та, в которой героиня Хепберн красит губы в такси нежно-коралловым, прежде чем прочесть письмо от любовника, где тот сообщает ей о разрыве: «Девушка не может читать такое без губной помады!». Уже в наши дни журналисты и фанаты сумели разузнать, какую именно помаду использовала Холли Голайтли: это была Revlon Pink in the Afternoon. Она до сих пор есть в продаже. Кстати, в черно-белых «Римских каникулах» принцесса Анна тоже красит губы Revlon — только уже насыщенным красным оттенком (хоть на пленке этого и не видно) Fire and Ice.

Д

Духи


Цветочно-альдегидный аромат L'Interdit («Запретный») стал первым в парфюмерной линейке дома Givenchy. И посвятил его Юбер, конечно, Одри. По одной из версий он решил так поддержать подругу, когда та тяжело переживала выкидыш. Дизайнер подарил ей флакон со словами: «Я запрещаю тебе грустить!» Отсюда и название аромата. Есть и еще одна легенда: до начала 1960-х этих духов не было в широкой продаже — якобы потому, что актриса не хотела ни с кем «делить» любимый аромат. При этом, когда L'Interdit все-таки появились на полках магазинов, Одри охотно — и бесплатно — снималась в их рекламе. Последнее, видимо, принесло свои плоды: эти духи стали одними из самых модных и коммерчески успешных ароматов 1960-х.


L’Interdit можно найти в продаже и сегодня. Классическая — чуть переформулированная, но все же узнаваемая — версия аромата есть в линейке Les Parfums Mythiques de Givenchy, которая продается в больших магазинах вроде парижского Printemps. Но не стоит путать классический L'Interdit с ароматом, выпущенным в 2018 году (его лицом стала Руни Мара), — к тезке из 1957-го он не имеет ровным счетом никакого отношения.

E

Европа


Несмотря на то что Одри сделала карьеру в Голливуде и долго жила в Америке, она всегда считала себя европейкой. И была, пожалуй, самой европейской голливудской актрисой. Родилась Хепберн в Бельгии в семье голландки и британца, детство провела в Голландии, юность в Великобритании. Она свободно говорила на английском, французском, голландском и итальянском. По удивительному совпадению действие многих фильмов с участием Одри происходит именно в европейских городах — начиная от «Римских каникул» и заканчивая многочисленными фильмами, снятыми в Париже: это «Забавная мордашка», «Париж, когда там жара», «Любовь после полудня» и «Шарада». Во Франции — но уже на юге — снимались и многие эпизоды фильма «Двое в пути», а на римской студии «Чинечитта» — экранизация «Войны и мира», в которой Хепберн сыграла Наташу Ростову (зимние сцены снимали в Финляндии).


Став звездой, Одри смогла выбирать, где жить, и остановилась сперва на Швейцарии, где в 1950-е поселилась с мужем Мелом Феррером, затем на Испании (здесь у пары был дом в Марбелье), а потом и на Италии. В Риме Одри жила со вторым мужем, психиатром Андреа Дотти. В последние годы Одри вновь жила в Швейцарии — и умерла здесь же, в январе 1993 года, в своем доме неподалеку от городка Толошеназ.

Ж

Живанши


Даже те, кто не видел ни одного фильма с Одри Хепберн, скорее всего, знают о ее многолетнем сотрудничестве с Юбером де Живанши. Их имена в сознании большинства людей связаны так же прочно, как имена Энди Уорхола и Эди Седжвик или Александра Маккуина и Изабеллы Блоу.


В общей сложности Живанши одевал героинь Одри в семи картинах — начиная с «Сабрины» и заканчивая комедией «Как украсть миллион». Именно он создал для персонажей Хепберн предметы одежды, вошедшие затем в историю: платье с вырезом-лодочкой для «Сабрины», роскошные туалеты для «Забавной мордашки», маленькое черное платье с вырезом на спине для «Завтрака у Тиффани» или шляпку-таблетку с леопардовым принтом для «Шарады». Многие из этих вещей так или иначе переосмысляют преемники Юбера на посту креативного директора Givenchy — особенно увлеченно работает с архивами периода Одри Клэр Уэйт Келлер.


Живанши одевал Хепберн и в повседневной жизни. Актриса не раз говорила в интервью, что своим статусом иконы стиля обязана именно Юберу. До самой ее смерти они оставались близкими друзьями. Когда уже тяжело больная актриса (в 63 года у нее обнаружили рак кишечника) должна была лететь из клиники в Лос-Анджелесе домой в Швейцарию, он предоставил ей свой частный самолет, который предварительно заполнил букетами цветов. Об этом в книге воспоминаний о матери Audrey Hepburn, An Elegant Spirit рассказал сын Одри, Шон Феррер. Кстати, после смерти актрисы Юбер де Живанши стал официальным распорядителем ее наследства.

З

«Завтрак у Тиффани»


Фильм, роль в котором навсегда осталась визитной карточкой Одри, а образ главной героини Холли Голайтли — в узком черном вечернем платье, в перчатках до локтя, в тиаре и с сигаретой в мундштуке — стал одним из самых узнаваемых (и копируемых) образов в истории кино и поп-культуры. Примечательно, что об этой работе сама Хепберн отзывалась как о самой сложной в своей карьере. Характер Холли — такой, какой ее видели режиссер Блейк Эдвардс и автор романа «Завтрак у Тиффани» Трумен Капоте, — резко отличался от того, какой была и ощущала себя Одри. Взбалмошная светская девушка с Манхэттена, любительница бриллиантов и роскошной жизни, совершенно не походила на скромную, замкнутую Хепберн, которая Америке предпочитала Европу, а мегаполисам — уединенную жизнь в деревне. Как известно, кандидатура Одри казалась сомнительной и самому Капоте — он хотел видеть в роли своей героини Мэрилин Монро. Тем не менее режиссер и боссы киностудии остановились именно на Хепберн (почему — объясним ниже) и не прогадали: за «Завтрак у Тиффани» актриса получила «Золотой глобус» и номинацию на «Оскар».

И

Исторические костюмы


Образ Одри Хепберн ассоциируется в первую очередь с модой 1950–1960-х гг., но в фильмографии актрисы есть несколько картин, в которых она носит костюмы в стиле XIX или начала ХХ столетия — корсеты, кринолины, турнюры и шляпы с пышным декором. Самый известный костюмный фильм Хепберн, конечно, «Моя прекрасная леди» — экранизация одноименного бродвейского мюзикла и пьесы Бернарда Шоу. Наряды и для мюзикла, и для фильма создал легендарный фотограф и дизайнер Сесил Битон. Родившийся в 1904 году, он прекрасно помнил моду Belle Epoque (действие пьесы разворачивается в 1914 году), так что созданные им вещи вошли в историю — а сам он получил за картину два «Оскара» как художник-декоратор и как художник по костюмам. В общей сложности Битон придумал для фильма больше тысячи предметов туалета — включая знаменитое белое платье с «русалочьим» подолом, украшенное черными лентами, в котором героиня Одри Элиза Дулиттл появляется на скачках в Аскоте.


Часть костюмов хранится в архивах Warner Brothers в Бербанке, часть — у частных коллекционеров. Некоторые из них периодически выставляются на аукционах. Впрочем, когда в преддверии премьеры фильма в 1964 году журналисты спросили Одри, повлияла ли работа с Сесилом Битоном на ее собственный стиль в одежде, она ответила: «Вряд ли, ведь я все равно люблю геометрические силуэты. Так что продолжу носить Givenchy». Что касается «Войны и мира», то сама Одри настаивала на том, чтобы костюмами в экранизации романа Льва Толстого занимался Живанши, но тот отказался, так как эта работа могла подорвать его авторитет современного и прогрессивного дизайнера. В результате наряды для Наташи Ростовой создавали художники «Чинечитты» Мария де Маттеи и Джулио Феррари. Однако Юбер регулярно приезжал на съемки, чтобы проконтролировать процесс.

К

Короткая стрижка


Хепберн была одной из первых знаменитостей, популяризировавших ультракороткую женскую стрижку. Причем случилось это еще до стремительного взлета Видала Сассуна в 1960-е годы: впервые Одри появилась на экранах подстриженная под пикси в «Римских каникулах» в 1953 году. В фильме есть сцена, где ее героиня, сбежавшая из дворца принцесса Анна, заходит в римскую парикмахерскую, и цирюльник прямо в кадре отрезает ее длинные локоны. В своем следующем фильме «Сабрина» Одри появилась с похожей прической. Причем в начале у ее персонажа тоже длинные волосы, и лишь вернувшись из Парижа и став «настоящей леди», Сабрина предстает перед зрителем с элегантной стрижкой в стиле gamine. В картине 1957 года «Любовь после полудня» актриса носит полудлинный боб, разделенный на прямой пробор, а в работах 1960-х годов — «Двое в пути» и «Как украсть миллион» — экспериментирует с эффектной косой челкой.


Практически каждый раз короткая стрижка для героини Одри Хепберн означает инициацию — начало взросления и освобождения от прошлого. Сама Одри стриглась как у знаменитого нью-йоркского парикмахера Кеннета Беттеля (он же делал укладки Мэрилин Монро и Жаклин Кеннеди), так и у менее известной, но более дорогой ее сердцу Грации де Росси, жены ее любимого визажиста Альберто де Росси.

Л

Любовь к животным


На многих фото Одри изображена с домашними питомцами. Их у нее действительно всегда было много — к животным она испытывала огромную нежность. Много лет у нее жил йоркширский терьер по кличке Мистер Фэймоус (Знаменитость), были еще и пудель, и кошки. А на съемках фильма «Зеленые поместья» она приручила олененка. Дрессировщик, работавший над картиной, посоветовал актрисе взять малыша домой, чтобы тот к ней привык. В итоге олененок по кличке Пиппин так привязался к актрисе, что поселился у нее дома.


Открыто Одри никогда не боролась за права животных и не называла себя вегетарианкой. Но, как вспоминает в своей книге Шон Феррер, его мать действительно предпочитала не есть мясо млекопитающих.

М

Музыка


Одри не обладала выдающимися вокальными данными, но всегда мечтала петь. Отчасти ее мечта сбылась на съемках «Завтрака у Тиффани». Специально для картины композитор Генри Манчини и поэт Джонни Мерсер написали песню Moon River, а Одри в роли Холли Голайтли исполнила ее в одной из сцен фильма, аккомпанируя себе на гитаре. Сейчас трудно представить фильм без этой песни, но она могла в него не войти: как пишет в биографии Одри Хепберн журналист Дональд Спото, исполнительный продюсер Paramount Pictures Мартин Рэкин предлагал вырезать эпизод с игрой на гитаре на монтаже. Помешала этому сама Одри, заявив, что Moon River уберут из картины только через ее труп. В результате песня осталась — и принесла фильму «Оскар». А еще стала одним из самых узнаваемых хитов ХХ века: кавер-версии на нее делали Фрэнк Синатра, Энди Уильямс, Джуди Гарланд, Сара Воэн, Луи Армстронг, Сара Брайтман и многие другие.


Меньше повезло Одри с «Моей прекрасной леди». Несмотря на то что она записала все вокальные партии к фильму (а их там немало), руководство студии решило, что большинство песен все-таки перепоет за нее бродвейская актриса Марни Никсон. В результате голос Одри остался лишь в начале фильма, когда Элиза Дулиттл еще неотесанная цветочница. Став леди, героиня начинает петь более «чистым» сопрано Никсон.

О

Очки


Одри Хепберн была в числе звезд Голливуда, которые в начале 1960-х ввели в моду солнцезащитные очки. Чаще всего она появлялась в кадре в очках одного бренда — британского Oliver Goldsmith. Такие очки в коричневой оправе с темно-зелеными стеклами носит в «Завтраке у Тиффани» Холли Голайтли (их часто ошибочно принимают за Ray-Ban Wayfarer, но это Oliver Goldsmith, модель Manhattan), а очки в массивной белой оправе того же бренда (модель Koko) носит Николь в фильме «Как украсть миллион». В картине «Двое в пути» Джоанна надевает большие очки с прямоугольными стеклами — и тоже Oliver Goldsmith, модель Yuhu. Кстати, все три до сих пор есть в линейке марки.

П

Пако Рабанн


Во многих фильмах костюмы для героинь Одри создавал Живанши, но картина «Двое в пути» режиссера Стэнли Донена стала исключением. В ней рассказывается история отношений супружеской пары из среднего класса, и создатели решили, что наряды Givenchy для персонажа Одри Джоанны будут слишком дорогими и «буржуазными». В результате актрису в числе прочих одевали Мэри Куант, Кен Скотт и другие создатели несколько более экстравагантной и прогрессивной моды. В финале картины Джоанна появляется в знаменитом футуристическом платье Пако Рабанна из сверкающих акриловых пластин — эта вещь прекрасно гармонирует с графичной стрижкой Одри и массивными серьгами. Это был единственный раз, когда актриса надевала на экране Paco Rabanne — но момент определенно вошел в историю. Уже в наши дни один из блогеров, ведущий посвященный Одри аккаунт в Instagram, написал, что, если бы Хепберн отправилась на Met Gala, скорее всего, надела бы именно это платье. До недавних пор наряд хранился у коллекционера Тиани Кирилофф, но затем был продан с аукциона.

Р

«Римские каникулы»


Черно-белая романтическая комедия 1953 года — первая большая роль Одри в кино, сделавшая ее звездой мирового масштаба. Продюсеры хотели, чтобы юную принцессу Анну, сбежавшую из дворца в поисках приключений, сыграла Элизабет Тейлор, но режиссер Уильям Уайлер настоял на том, что исполнить роль должна малоизвестная актриса-инженю. Хепберн очаровала его своей непосредственностью: режиссер попросил не выключать камеру сразу после проб и был очарован тем, как актриса ведет себя в «реальной» жизни — не зная, что ее снимают. Ход, может быть, и не слишком честный, зато выигрышный для всех: картина получила «Золотой глобус», награду BAFTA и три «Оскара» — один из них достался Одри как лучшей актрисе. На церемонию она пришла в ставшем знаменитым кремово-белом платье с пышным подолом — это был первый раз, когда Хепберн надела на публичное мероприятие Givenchy.

Церемония «Оскар» 1953 год

С

«Сабрина»


«Сабрина» стала второй большой киноролью Хепберн после «Римских каникул». И первым фильмом, где над внешним обликом ее героини работал Юбер де Живанши. Фильм получил шесть номинаций на «Оскар» (номинировали в том числе Одри — как лучшую актрису), но выиграл только одну статуэтку — за лучшие костюмы. Причем вручили ее не Юберу, а голливудской художнице Эдит Хед, которая была указана в титрах. Как утверждала сама Хед, Одри всего лишь показала ей несколько эскизов Живанши и сказала, что хотела бы для Сабрины нечто подобное. По словам Эдит, все наряды — включая знаменитое платье с вырезом-лодочкой, который так и прозвали «вырез Сабрина» — сшили на киностудии Paramount. Живанши же утверждал, что был автором всех идей — а Хед и ее команда лишь занимались их воплощением.


Как бы там ни было, многие наряды из «Сабрины» вошли в историю и по-прежнему вдохновляют дизайнеров. Например, эскизы Живанши для «Сабрины» частично легли в основу свадебного платья Меган Маркл, которое для нее сделала креативный директор Givenchy Клэр Уэйт Келлер.

Т

Театр


Не все знают, что первый — еще до «Римских каникул» — большой успех принес Одри не фильм, а театральная постановка: бродвейский спектакль «Жижи» по роману легендарной французской писательницы Колетт. Автор увидела юную актрису в лобби отеля в Монте-Карло, где Одри тогда снималась в комедии с соответствующим названием «Монте-Карло», — и мгновенно поняла, что перед ней прекрасная претендентка на роль ее героини. «Вот моя Жижи!» — не сдержавшись, якобы воскликнула Колетт. Чтобы участвовать в спектакле, Одри пришлось многому научиться. Как признавалась потом ее партнерша по «Жижи» Кэтрин Несбитт, сначала Хепберн говорила так тихо, что даже на сцене ее едва можно было разобрать. От волнения у Одри участились приступы астмы.


Но все трудности — труппа и сама Хепберн — в итоге успешно преодолели: нью-йоркская публика влюбилась в молодую актрису уже в вечер премьеры. New York Times назвала Одри «хитом всего вечера». Вскоре вывеску «Жижи» с участием Одри Хепберн на фасаде театра изменили на «Одри Хепберн в «Жижи». А через несколько лет после успеха на Бродвее Хепберн вернулась на сцену. В 1954 году она сыграла главную роль в спектакле «Ундина» по пьесе Жана Жироду — и получила за нее единственную в своей карьере премию «Тони».

У

Укороченные брюки


Одри одной из первых популяризировала стиль, который в 1950–1960-е годы назвали «стилем битников» — этот элегантный минимализм в ту эпоху противостоял вычурному и помпезному haute couture. Одним из основополагающих его элементов были узкие укороченные брюки — на длинных и стройных ногах актрисы они смотрелись более чем выигрышно. Впервые Хепберн появилась в таких брюках в «Сабрине» — в сцене свидания Сабрины с героем Хамфри Богарта. Она надела их с балетками и минималистичным облегающим черным джемпером. Похожим образом одета героиня Одри в мюзикле «Забавная мордашка» — в сцене, когда ее Джо Стоктон танцует в парижском полуподвальном клубе. Примечательно, что здесь на Джо белые носки. Одри не хотела их надевать: сочетание белых носков и черных брюк казалось ей безвкусицей. Но режиссеру Стэнли Донену необходима была контрастная деталь, чтобы появился акцент на ступнях героини, и он в итоге добился своего.

Ф

Филантропия


Начиная с 1970-х годов Одри стала все реже сниматься в кино — она решила больше времени проводить с мужем и двумя сыновьями. В конце 1980-х в ее жизни появился новый смысл — она стала послом доброй воли UNICEF. При этом актриса не раз признавалась, что желание помогать детям в бедствующих странах возникло у нее еще в конце 1950-х, когда она побывала в Бельгийском Конго на съемках фильма «История монахини». Свою роль в этом сыграл и травматичный опыт детства — жизнь в голодной оккупированной Голландии.


Начиная с 1988 года Хепберн регулярно ездила с миссиями туда, где взрослые и дети страдали от голода, эпидемий и последствий войн, — а затем рассказывала о положении вещей политикам и СМИ, давая иногда по 15 интервью в день. В числе прочего она побывала в Эфиопии, Турции, Венсуэле, Эквадоре, ЮАР, Бангладеш, Вьетнаме, Гватемале и Сомали. Как вспоминали сопровождавшие актрису, в каждой поездке она жила в таких же суровых условиях, как и все, не требуя особого отношения. Последняя миссия оставила особенно глубокий след в душе актрисы — на улицах сомалийских городов она видела трупы умерших от голода детей и взрослых. «Ничто не могло подготовить меня к безмолвной агонии, которую я пережила, увидев тысячи хрупких, истощенных детей… Их огромные глаза на маленьких лицах и гнетущая тишина», — рассказывала Хепберн.


В начале 1990-х годов президент США Джордж Буш наградил Одри Медалью свободы за ее гуманитарную деятельность. Фонд помощи детям имени Одри Хепберн существует до сих пор (во главе стоят сыновья актрисы) и помогает собирать средства на помощь детям, оказавшимся в беде.

Х

Худоба


Одри Хепберн прославилась в первой половине 1950-х годов, когда эталоном красоты были актрисы с женственными формами и большой грудью вроде Элизабет Тейлор и Мэрилин Монро. Тем не менее хрупкая как подросток актриса мгновенно завоевала симпатии зрителей, режиссеров и фотографов — предвосхитив таким образом моду на «модельную» худобу, которая начнется десятилетия спустя с первых журнальных обложек Твигги.


Актриса всегда была худощавой — и набрала вес лишь однажды, когда плыла на корабле из Европы в Нью-Йорк, чтобы начать репетировать «Жижи». После этого от нее потребовали срочно сбросить вес (что ей быстро удалось).


По воспоминаниям Шона Феррера, худоба его матери, возможно, была связана с пережитым в детстве голодом и перенесенным гепатитом. Одри практически никогда не сидела на диетах, а ее любимым блюдом была паста, которую она ела почти каждый день. Любила она и шоколад, и хлеб с джемом.

Ч

Чистота


Образ Одри Хепберн никогда не ассоциировался ни с сексом, ни с «роковыми страстями» — он всегда оставался предельно «чистым». Она была тем, что по-английски принято называть lady like, воплощением стиля и изысканности. По сравнению с сексуальной Монро и роковыми Тейлор или Дитрих она могла казаться пресной — но этот образ не помешал ей получить самые интересные в ее карьере роли.


В частности, как пишет американский исследователь Сэм Уоссон в книге о фильме «Завтрак у Тиффани» под названием «Пятая авеню, пять утра», боссы киностудии решили, что именно Одри будет играть Холли Голайтли, потому что только она могла до нужной степени облагородить образ нью-йоркской девушки по вызову. Сыграй эту роль Мэрилин Монро, зрители непременно считали бы подтекст, заложенный Труменом Капоте: Холли — проститутка. Но в случае с Одри такая мысль едва ли приходит нам в голову: ее Холли настолько изысканна и по сути бесплотна, что мы не думаем о том, что она может заниматься сексом за деньги. Таким образом создатели фильма сумели избежать обвинений в аморальности — что для пуританской Америки 1960-х годов было вполне реальной угрозой.

Ш

Шорты


Одри была одной из первых актрис, решившихся показать на экране обнаженные ноги. Это случилось в 1954 году в «Сабрине»: в сцене на яхте Хепберн появляется в очень коротких шортах, которые едва доходят до середины бедра. Как и многое из того, что надевала в кино Хепберн, модель мгновенно стала очень популярна.

Э

Эдит Хед


Легендарную голливудскую художницу по костюмам (за свою карьеру она работала более чем над тысячью фильмов, 11 из них — фильмы Альфреда Хичкока) можно назвать первой — еще до Живанши — модной крестной матерью Одри Хепберн. Впервые они работали вместе на «Римских каникулах». Эдит придумала для Одри юбку с подолом в складку и блузку, в которых актриса гуляет по Риму и катается на скутере, а также роскошные платья принцессы — из начальной и финальной сцен. Как говорилось выше, существенный вклад дизайнер внесла и в работу над костюмами в «Сабрине», а также в «Забавной мордашке» — здесь Хед создала наряды Джо Стоктон до ее магического преображения — из продавщицы книжного в модную парижскую девушку. Примечательно, что, несмотря на годы плотной совместной работы, Одри и Эдит так и не стали близкими подругами. Дизайнер не смогла простить актрисе того, что та отказалась признать ее вклад в работу над нарядами в «Сабрине» и отдала все лавры своему другу Живанши.

Я

Япония


Одри всегда любила Японию (здесь она успела побывать дважды, в конце 1980-х и начале 1990-х годов), а в этой стране много лет питали (и питают до сих пор) самые нежные чувства к голливудской актрисе. Например, в 1963 году здесь вышел анимационный ремейк «Римских каникул» в стиле манга, а уже в 2012 — мультфильм «Однажды мы позавтракаем у Tiffany», отсылающий к знаменитому фильму. Забавно, что в 1957 году самой Одри предложили сыграть японку в фильме «Саёнара» с Марлоном Брандо, но актриса отказалась, посчитав, что не способна сыграть азиатку так, чтобы в это поверили зрители, — хотя в те годы о проблеме «вайтвошинга» в Голливуде еще никто не задумывался.

Подписывайтесь на наш канал в YouTube, будет интересно.

{"width":1200,"column_width":101,"columns_n":10,"gutter":21,"line":21}
false
767
1300
false
true
{"mode":"page","transition_type":"slide","transition_direction":"horizontal","transition_look":"belt","slides_form":{}}
{"css":".editor {font-family: tautz; font-size: 16px; font-weight: 400; line-height: 21px;}"}