T

 issue

Mujuice — Zodiac. Премьера клипа

Роман Литвинов, куда более известный всем как Mujuice, выпускает видео на трек Zodiac — со своей тринадцатой пластинки Melancholium. Сам Роман и его тезка, режиссер Роман Холоденко, называют клип «диалогом со своим внутренним ребенком», но это еще и упражнение в космогонии — они не просто рассказывают историю, но и погружают зрителя в собственную метавселенную (о том, что это такое, мы еще расскажем в Renaissance Issue) — одновременно и иллюзорную, и осязаемую. Представляем премьеру видео на The Blueprint — и передаем слово его авторам.

Фото:
Наталья Шавшина

Чтобы полнее раскрыть концепцию видео, московский 3D-художник Gsm Garden и студия koshta.collective сделали четыре NFT-иллюстрации про эмоции, сопровождающие взросление: от сожаления и страха до принятия. За иллюстрации уже можно побороться на маркетплейсе Rarible (победителям также достанутся зин Муджуса, по два VIP-билета на все его концерты в 2022 году и виниловая пластинка Melancholium c автографом). Как объясняет этот ход глава Universal Music в России Максим Власов, NFT выстраивает новые отношения между артистом и его фанатами: «Теперь они могут владеть частью вселенной своих кумиров». Что не менее важно, часть доходов от продажи NFT-токенов отправится благотворительному фонду «Единение», который помогает людям с ментальными особенностями.

Mujuice, музыкант:

Для меня взросление — это, скорее, система ритуалов и компромиссов. Некоторая программа снижения вреда, не более. Не могу сказать, что я всем сердцем принимаю правила игры, это просто некий контракт, в котором регламентировано мое взаимодействие с миром.


Любая культура в каком-то смысле репрессивна для субъекта, как система, ранжирующая иерархию ценностей, поощряя одни и неизбежно подавляя другие. То, с чем я сталкивался, например, в средней школе, как мне кажется, куда точнее называть уравниловкой или конвейером нормализации. Так что, с моей точки зрения, правильно говорить о стратегиях снижения вреда для индивидуума, о достаточном пространстве между субъективным и массовым, которое мне кажется потенциально тоталитарным.

Подозреваю, что в любой системе ценностей я бы принципиально занял место отброса, просто при наличии достаточного буфера в виде признанного личного пространства это не было бы проблемой ни для меня, ни для образовательного учреждения. Поэтому [из своего нынешнего положения] я не рискнул бы давать себе-подростку какие-то советы: с большой вероятностью я бы просто послал советчика куда подальше. Мне и сейчас не кажется, что совет — это то, чем можно воспользоваться.


Уверен, что у художественной практики может быть терапевтический эффект. Ирония в том, что художник занимает довольно специфическую позицию по отношению к своей травме, потому что на выходе должен получить не нормализацию, а продукт. Трюк в том, чтобы обустроить свои отношения с раной, но никогда не нормализовать ее окончательно. Так что я занимаю не самую гуманистическую позицию: художнику полезно оставаться в какой-то степени дисфункциональным.


Роман Холоденко, режиссер клипа:

Это история про взросление и принятие, про внутреннюю борьбу, которую переживаешь в ходе этого процесса. Лично у меня она совпала с появлением ребенка и помогла поговорить с самим собой про этап своей жизни, связанный с взрослением.


Я изначально видел эту историю локальной, про двух персонажей в абстрактном месте. Хотелось, чтобы это была не совсем история в чистом виде, не нарративный жанр, где мы фиксируем игру в войну, которая приобретает более странные обороты. Муджус в принципе один из моих любимых музыкантов в России, я слушал его еще со школы, и для меня счастье, что ему понравилась моя идея и мы сделали эту работу, несмотря на все сложности.


[В ходе препродакшена] возникло много нюансов, в том числе пиротехника, трюки с тросами, строительство арт-объектов. Появилась специфическая структура, и тогда мне захотелось расширить эту историю и рассказать ее с помощью разных медиа. Так возникла идея сайта как центрального элемента этого мира, в котором наши герои — персонажи игры без права выбора, а видео — только часть общего рассказа.


Мы долго искали необычные лица, с которыми наша история будет хорошо работать. В итоге нашли Игоря и Али и сразу поняли, что попали в точку. Съемки проходили в Домодедовском карьере, в фантастически красивом месте — но в почти нулевую температуру. В итоге у всех под ногами была мокрая глиняная почва, в которой съемочная группа вместе с актерами просто тонула. На карьере было физически трудно передвигаться, не то что бегать или танцевать. Но все справились.


Как мне кажется, творчество помогает справляться со страхами больше, чем что-либо другое. Если оно создается из любопытства, как исследование, как игра, то в творчестве можно прожить кучу жизней.


еще больше материалов из диджитал-номера



читайте здесь →

{"width":1200,"column_width":75,"columns_n":16,"gutter":0,"line":40}
false
767
1300
false
true
true
[object Object]
{"mode":"page","transition_type":"slide","transition_direction":"horizontal","transition_look":"belt","slides_form":{}}
{"css":".editor {font-family: tautz; font-size: 16px; font-weight: 400; line-height: 21px;}"}