T

Музыка нас связала

текст:

мария бессмертная

фото:

Глеб Леонов

продюсер: 

Марина Леонова

В понедельник в Концертном зале имени Чайковского состоялся концерт лауреатов программы фонда Аксеновых «Русская музыка» — платформы, созданной для развития современной русской академической музыки. Редактор культуры The Blueprint Маша Бессмертная поговорила с композиторами, чьи произведения исполнялись в Чайковском в понедельник, и узнала у них, какую популярную музыку они слушают, как рэп и бельканто уживаются в одном произведении и чем может разочаровать Алсу.

Для фонда Aksenov Family Foundation проект «Русская музыка 2.0» в 2020 году стал в некотором смысле экстренной спецоперацией: в стране, чьи дирижеры и исполнители в лишнем представлении не нуждаются, до сих пор неприлично мало (чтобы не сказать — просто нет) грантовых программ для композиторов, и, как следствие, их возможности для исполнения своих новых произведений и в России, и за рубежом максимально ограничены. «Русская музыка» год назад взялась эту ситуацию поправить — композиторы сами себя не соберут и миру не покажут.

Изобретать велосипед не пришлось: надо было просто выбрать самых интересных композиторов, выдать им грант на новое произведение и провести концерт. Команда проекта выбрала для этой задачи максимально современный и адекватный формат: у «Русской музыки» нет куратора, зато есть ежегодно меняющийся совет экспертов (в этом году в него среди прочих входят композиторы Сергей Невский и Энно Поппе, дирижер Федор Леднев и критик Дмитрий Ренанский) и есть понимание того, что современные музыкальные произведения, часто носящие междисциплинарный характер, должны исполняться на совершенно разных площадках.


Первый концерт программы, «Русская музыка 2.0», проходил в Центре Мейерхольда, буквально созданном для экспериментов, — режиссером концерта ожидаемо стал нынешний художественный руководитель площадки и последовательный противник театральных иерархий Дмитрий Волкострелов, который за девять лет до этого организовал независимую театральную группу «театр post», принципиально работавшую на альтернативных площадках — начиная с художественных галерей и заканчивая городскими парками и клубами.


В этом году ставки заметно повысились: «Русская музыка 2.1» при поддержке Московского музея современного искусства и Московской филармонии десантировалась в один из главных залов страны, что, с одной стороны, стало свидетельством готовности более консервативной публики к встрече с неожиданным, а с другой стороны — предоставило для произведений новый контекст. Тем интереснее, что будет с «Русской музыкой» дальше: едва ли ее участники и создатели захотят просто остановиться на крупных залах.

Марина Полеухина

Популярную музыку ты, скорее всего, включаешь, чтобы потанцевать, — такое вряд ли может произойти с академической. И это круто, это совершенно другое слушание. Я очень люблю музыку 1970–1980-х. Doors, Jefferson Airplane и музыку наших сверстников, которая их напоминает, — в общем, все эти синтезаторы. Или, например, Кейт Буш и ее клипы — такой странный и прекрасный персонаж с кошачьим голосом. Она меня бесконечно вдохновляет. В десять лет я слушала Алсу. Одно из самых моих глубоких разочарований в жизни — это концерт Алсу. Мы расстались, когда я услышала, как она поет вживую.

АЛЕКСАНДР ЧЕРНЫШКОВ

Я рос на битлах. Леть в девять—десять я знал каждую их песню наизусть — мне их пели как колыбельные. Потом появился джаз, я играл на джазовой гитаре и в панк-группе. И в какой-то момент я услышал Стравинского и подумал — надо сочинять такое.

Александра Филоненко

Когда я писала пьесу «Гравитация любви», я точно знала, что хочу использовать в ней рэп и бельканто. И поскольку я рэп не слушаю — я изучила вопрос. Поняла принцип и сама написала рэп. Все мне говорили — до чего ты вообще дошла! А я говорила — да это офигенно! Если кто-то поет виртуозные колоратуры, а потом переходит на рэп — я считаю, что это класс.

ОЛЕГ КРОХАЛЕВ

Одна из любимых моих исполнительниц — это Кейт Буш. Страшно люблю и вообще считаю божественной. Люблю за все. Гениальный автор, гениальный исполнитель, очень странная и очень своя. А вообще, пока я ехал на репетицию, слушал Антоху МС.

Владимир Горлинский

У меня принципиально очень широкие взгляды на музыку: я ничего не гнушаюсь и могу просто определить себя как меломана. Очень многое в меня попадает и остается со мной надолго. И я многое слушаю из рубрики guilty pleasure — но надо понимать, я слушаю это избирательно. То есть в какой-то объективно глупой песне я могу послушать несколько секунд — и все. Из последнего мне понравилась AURORA. Я часто и много слушаю русской попсы — естественно, из 2000-х, того времени, когда я рос. Вот певица Саша — «Не получилось, не срослось» — вот это, я понимаю, песня.

Владимир Раннев

Если у человека есть расположенность к тому, чтобы осмысливать, что происходит с ним и вокруг него, то академическая музыка, так же как и литература, современное кино, живопись и театр, будет для него средством для осознания социальных, психологических и просто человеческих процессов. Академическая музыка — это один из языков, на котором говорит искусство. Тому, кто только начинает слушать академическую музыку, совершенно необязательно разбираться во всех тонкостях. Бывает, что неофит понимает музыку даже лучше, чем профессионал. Бывает, что музыковеды вообще не врубаются — потому что они зашорены стандартами, школой, какими-то сформировавшимися привычками. И из этих привычек вылезать не хотят. Мне интереснее открытый пытливый неофит, нежели зашоренный, но специалист.

АНТОН ВАСИЛЬЕВ

Очень классные Shortparis, особенно альбом «Пасха». Клипы мне, кстати, не особенно, а музыка замечательная. По молодости я очень много слушал Земфиру. Культура рэпа вообще мимо меня — уши как-то все не доходят. Но для меня даже хорошая поп-музыка — это все равно все-таки guilty pleasure. Я совсем не напрягаюсь, слушая ее. Люблю Massive Attack, из маленьких групп нравится французская La Femme — попсятина тоже, но хорошая.

ЕЛЕНА РЫКОВА

Раньше, когда я работала в программе нотного набора, где-то лет шесть-семь назад, я любила делать так. Когда произведение уже сочинено и осталось только набрать ноты — такое механическое занятие, — я включала Red Hot Chili Peppers. Академическая музыка — это не про отдых. Когда нужно что-то пережить, открыть, понять что-то бессловесное — тогда ты слушаешь академическую музыку. При этом композитор предпринимает усилие, музыкант предпринимает усилие и слушатель предпринимает усилие — все мы должны отказаться от своих предубеждений.

Лучшие материалы The Blueprint — в нашем телеграм-канале. Подписывайтесь!

{"width":1200,"column_width":75,"columns_n":16,"gutter":0,"line":40}
false
767
1300
false
true
true
[object Object]
{"mode":"page","transition_type":"slide","transition_direction":"horizontal","transition_look":"belt","slides_form":{}}
{"css":".editor {font-family: tautz; font-size: 16px; font-weight: 400; line-height: 21px;}"}