T

Остроумные книги о книгах

Кажется, лето — отличное время, чтобы взяться за перечитывание какой-нибудь толстой книжки, освоить наконец «Анну Каренину», найти утешение в британских классиках или узнать десять новых имен современных писателей. В подборке этой недели — книги для тех, кто боится книг, не знает, как подойти к Толстому и зачем ему в современной жизни «Мертвые души». Четыре остроумных автора предлагают вам взглянуть на классическую литературу и чтение вообще как на учебник менеджмента, селф-хелп, вещь в себе и простое развлечение для каждого. Вам остается только выбрать путь.

Леонид Клейн 20 лет был учителем литературы, и очень хорошим: вел литературные передачи на радио, а затем обнаружил в себе талант рассказывать о книгах увлекательно и интересно не только школьникам, но, например, и взрослым дядям и тетям — управленцам из крупных компаний. Ему удается убедить каждого, что любую книгу, будь это «Война и мир» или «Двенадцать стульев», можно читать как управленческий учебник. А что в них столько страниц — так это как в уголовном деле или инструкции сложного механизма, иначе не разобраться. Судите сами. В романах герои решают задачи. У них есть стратегия. Есть иногда даже — как у Чичикова в «Мертвых душах» — финансовый план. Почему бы не увидеть, что история Чичикова на самом деле — это история накопления начального капитала, у героя которой есть только идея, умение обращаться с людьми и определенный опыт, и при таких скудных вводных он весьма неплохо справляется. Встреча Наполеона с Кутузовым на поле Аустерлица — это не только отличный пример мотивации сотрудников, но и убедительная демонстрация, что не всякую большую задачу можно решить ручным управлением, не делегируя ответственность. А рассказ Василия Шукшина «Срезал» можно прочитать как учебник коммуникации с троллями в интернете. Все в руку. Единственный недостаток книги Клейна в том, что на самом деле она должна была быть намного толще.

Вив Гроскоп
«Саморазвитие по Толстому»


Перевод с английского Дмитрия Шабельникова


Обаятельная книга британской журналистки и стендаперки — о том, как русская литература спасла ее от душевного кризиса. Потому что у Толстого — а еще Достоевского, Булгакова, Ахматовой, Пастернака, Чехова — душевные кризисы не прекращались никогда. Именно потому они так хорошо научились с ними справляться. Если читать русские романы наивно, «как идиот», то можно почерпнуть из них немало вдохновения к простым радостям земли, научиться переживать невзгоды, добавить булгаковской легкомысленности в отношении нелепости власти или, по-пастернаковски, убедиться в возможность брать судьбу в свои руки даже во время гражданской войны. К тому же это все очень смешно написано. Именно такого, легкомысленного отношения к классике, нам все это время и не хватало.


Лекции Набокова, изданные впервые в 80-х, прочитаны им были задолго до того: до успеха «Лолиты» Владимир Владимирович был в глазах американской публики обычным преподавателем в Корнельском университете. Ну или не совсем обычным — зверствовал он люто, и сдать ему экзамен не каждый мог с первого раза. Рассказывая о важных для него авторов прошедшего столетия зарубежной классики, Набоков прежде всего призывал не отвлекаться ни на какие теории, господствующие в литературоведении его времени. Никакого фрейдизма, психологизма или, упаси бог, литературного марксизма: надо просто учиться быть «хорошим читателем», тем, который способен понять, о чем книга, увидеть детали, вдумчиво читать, обращая внимание на значение каждой мелочи вроде цвета обоев в спальне госпожи Бовари. Для Набокова хороший читатель — это полноценный соавтор текста. Он говорил: «Читатель в литературе играет ту же роль, что и исполнитель в музыке, с той принципиальной разницей, что это не соборное действие (оркестр — публика), а индивидуальное исполнение наедине с самим собой, то есть понимание». Обаяние лекций — не только в остроумных замечаниях автора, не только в искренней любви к литературе, но и в способности автора ухватить деталь, потянуть за нее и рассыпать весь карточный домик наших представлений, увидеть знакомые вещи с незнакомой стороны.


Алексей Поляринов
«Почти два килограмма слов»


Алексей Поляринов — переводчик, писатель и один из самых заметных героев русской литературы во всех своих проектах занимается прославлением современной западной литературы. Будь это грандиозных объемов романы (если вы еще не читали «Риф», то вот вам и литературный план на лето), грандиозные переводы, вроде без пяти минут героической работы над «Бесконечной шуткой» вместе с Сергеем Карповым, или скрупулезные и точные статьи. В основе всегда одна мечта о доступности текста, о том, что если литература безупречна, то она не может быть ни слишком сложной, ни слишком простой для читателя. Между Стивеном Кингом и Дэвидом Фостером Уоллесом на самом деле не так уж и много различий, оба они прекрасные авторы, умеющие строить воображаемые миры. «Почти два килограмма слов» — это практически путеводитель по литературе последних 50 лет, все имена, которые надо знать, чтобы хоть как-то в этой литературе разбираться, и точные, разве что иногда слишком краткие, наблюдения по их поводу. Книга заканчивается краткой читательской автобиографией и манифестом любопытного читателя: как читать книги так, чтобы они тебя удивляли.

Лучшие материалы The Blueprint
в нашем канале на Яндекс.Дзен

{"width":1200,"column_width":75,"columns_n":16,"gutter":0,"line":40}
false
767
1300
false
true
true
[object Object]
{"mode":"page","transition_type":"slide","transition_direction":"horizontal","transition_look":"belt","slides_form":{}}
{"css":".editor {font-family: tautz; font-size: 16px; font-weight: 400; line-height: 21px;}"}
Логотип The Blueprint
The Blueprint запрашивает разрешение на push-уведомление
Логотип The Blueprint

×