T

Хороший примеР:

Юлия Пелипас

Модное сообщество суперпрофессионалов выступает единым фронтом, где бы ни родился и на каком бы языке ни говорил каждый отдельный дизайнер, фотограф или стилист. Рассказываем о Юлии Пелипас, директоре моды Vogue Ukraine, которая своим примером доказывает: географические границы имеют значение только на карте мира.

В 2016 году говорить о национальности интересных людей даже как-то неловко: почти все мы живем в первую очередь в едином медиапространстве, а уже потом — в городе, стране и на такой-то улице. Но о героях из России и постсоветского пространства все еще принято (и приятно) говорить, вдаваясь в паспортные подробности. Потому что в условиях отсутствия отечественной модной индустрии они — как паровозик, который смог: выстроили свою творческую карьеру там, где к этому изначально ничего не располагало.

2016 году говорить о национальности интересных людей даже как-то неловко: почти все мы живем в первую очередь в едином медиапространстве, а уже потом — в городе, стране и на такой-то улице. Но о героях из России и постсоветского пространства все еще принято (и приятно) говорить, вдаваясь в паспортные подробности. Потому что в условиях отсутствия отечественной модной индустрии они — как паровозик, который смог: выстроили свою творческую карьеру там, где к этому изначально ничего не располагало.



В

Работая в строгом Condé Nast, она не боится рисков – в том числе коммерческих.

У бренда Vogue почти два десятка лицензий по всему миру. И если вы время от времени читаете журналы из разных стран, то отлично знаете, как сильно они отличаются друг от друга — в том числе по качеству создаваемого разными редакциями контента. Тем радостнее, что от Vogue Ukraine ощущения филиала чего-то классного не возникает абсолютно. Съемки оттуда могли бы напечатать и Love, и Dazed & Confused, и другие достойные западные журналы. За фотографии в украинской версии журнала отвечает Юлия Пелипас, директор моды. И конечно, об этой девушке обязательно нужно знать.

Работы Юлии примечательны хотя бы потому, что она, будучи сотрудницей строгого Condé Nast, не боится рисков — в том числе коммерческих. Этим летом Vogue Ukraine вышел с темнокожими моделями на обложке — в странах с ничтожным процентом темнокожего населения редакторы крупных изданий крайне редко решаются на такой шаг, потому что публика все еще не готова ассоциировать себя с непохожими на них людьми и обложка, если только на ней не Наоми Кэмпбелл, может банально не продать тираж. В этом же году первое в истории украинского Vogue приложение Vogue Kids вышло с заглавной съемкой, которую стилизовала Пелипас, и ее «недетский» (в хорошем смысле) стайлинг в журнале про детей тоже выгодно отличается от большинства съемок с детьми в других постсоветских медиа. А на обложку арт-приложения к журналу Юлия придумала поставить снимок, на котором модель повернулась затылком к камере. Здесь за скобками стоит нежелание Пелипас делать нейтрально-коммерческие истории с бесконечными платьями в талию и умение работать с культурными референсами.

Пелипас выглядит как визуальный антоним всем стереотипам о Восточной Европе.

Не слишком удивительно, что съемки Юлии отражают и ее собственную манеру одеваться. Сейчас она выглядит как визуальный антоним всем стереотипам о Восточной Европе: многослойные образы с экспериментальными силуэтами нового Balenciaga, очень широкие джинсы и брюки на талии, как в Hermès новой эпохи Надеж Ване-Цыбульски, объемные свитеры, шелковые юбки с мужскими жакетами, короткая стрижка, никакого макияжа, кроме опциональной яркой помады. В образах Пелипас нет ничего шаблонно украинского — и это отлично: может, именно поэтому ее визуальный язык понятен международной публике. При этом украинских дизайнеров она любит и активно носит. За идеальные пропорции, высокий рост и умение в буквальном смысле выстраивать силуэт Юлию любят Скотт Шуман из The Sartorialist и Адам Кац из Le 21ème, а гардероб Пелипас во время беременности настолько понравился редакции британского Vogue, что девушку попросили рассказать о нем на страницах журнала. «Я не хочу превращать свою жизнь в реалити-шоу про мою беременность», — объяснила Юлия в материале, и этот подход тоже абсолютно космополитичный, профессиональный и современный. Как и все, что она делает в публичном поле.



До Vogue в послужном списке Пелипас значатся украинские L’Officiel и Harper’s Bazaar, в котором она продюсировала съемки. Еще раньше, в 2004-м, была программа «Мисс СНГ» на украинском телеканале ТЕТ — туда Юлия пришла стилистом, а в итоге ее повысили до ведущей. Публичной фигурой на Украине она стала уже давно, и ее старые интервью выглядят сейчас слегка категорично: Пелипас довольно резко отзывалась о девушках, которые носят пайетки и недорогие вещи, и (как и многие) грешила заявлениями в духе «я никогда не». Такие интервью на определенных этапах случались, в общем, со всеми. Зато сегодня, в свои тридцать два года, Юлия не ограничивает себя выдуманными модными правилами. Она со Светланой Танакиной, Натальей Гольденберг, Мирославой Думой, Ольгой Карпуть, Дашей Шаповаловой и другими нашими героинями выступает мощным фронтом, в котором гражданство героинь и важно, и неважно одновременно, — и в этом их самая большая заслуга.

{"width":1200,"column_width":120,"columns_n":10,"gutter":0,"line":40}
{"mode":"page","transition_type":"slide","transition_direction":"horizontal","transition_look":"belt","slides_form":{}}
false
767
1300
false